«Он не должен был лететь по этому маршруту»

Генеральный директор агентства «Безопасность полетов» о падении «Боинга»

Фото: Максим Змеев / Reuters

Катастрофа малайзийского «Боинга», рухнувшего на территории Донецкой области, унесла жизни почти трех сотен человек и дала сторонам конфликта еще один повод для взаимных обвинений. Теперь экспертам предстоит выяснить, кто и каким оружием мог сбить гражданский самолет и как вообще лайнер оказался в зоне боевых действий. Своим мнением о том, каковы возможные причины случившегося и на ком лежит ответственность за гибель людей, с «Лентой.ру» поделился генеральный директор агентства «Безопасность полетов», член Всемирного фонда безопасности полетов Сергей Мельниченко.

«Лента.ру»: Почему «Боинг» летел там, где летел? Как он оказался над зоной боевых действий?

Мельниченко: А почему бы ему там не лететь? Экипаж ничего не нарушал. Как и экипажи других авиакомпаний, которые летали тем же маршрутом. Воздушное пространство над Украиной было закрыто до 320-го эшелона — это 9753 метра. Малайзийский «Боинг» шел на 330-м эшелоне — 10058 метров. То есть на 305 метров выше запрета.

Но вопрос надо ставить иначе. Почему украинская сторона полностью не закрыла воздушное пространство, если в этом пространстве летают военные самолеты и идут боевые действия с применением самого разного вооружения? Видимо, посчитала, что то оружие, которым располагают ополченцы, не представляет опасности для гражданских судов. А это говорит о том, что украинские специалисты просто не смогли просчитать все риски. Хотя и обязаны были это сделать в соответствии с требованиями по безопасности полетов Международной организации гражданской авиации (ICAO). Если идут боевые действия с применением авиации и средств ПВО, то как можно быть уверенным в том, что до такой-то высоты летать опасно, а на 300 метров выше уже безопасно? По меньшей мере это наивно.

Как регулируются полеты над территориями, где идут боевые действия?

Здесь есть правила писаные и неписаные. Они гласят одно и то же. Не летай туда, где война. В истории авиации было достаточно случаев, когда гражданские самолеты попадали в зону боевых действий и это заканчивалось трагедиями. Даже если ни у кого нет намерений их сбивать, от ошибок и случайностей никто не застрахован.

Легко ли закрыть воздушное пространство?

Несложно. Как только Крым принял решение о переходе под российскую юрисдикцию, Украина тут же заявила, что полеты над полуостровом небезопасны, и все полеты иностранных авиакомпаний были запрещены. То есть над Крымом, где военные действия не велись, летать опасно, а над Донбассом, где идет война, можно…

Существуют ли какие-то правила и протоколы на случай захода гражданского судна в зону, закрытую для полетов? Как с ним поступают?

Начнем с того, что информация о закрытии воздушного пространства официально публикуется и доводится до всех заинтересованных сторон. Делается все, чтобы исключить любые случайности. Есть разные категории закрытых зон, и протоколы там разные. Есть зоны, временно закрытые на период военных учений. Понятно, что никто не будет сбивать самолет, по ошибке оказавшийся в такой зоне. Во всяком случае, намеренно. А есть постоянно закрытые зоны, например, над объектами стратегического назначения — атомными электростанциями и тому подобными. Тут реакция может оказаться более жесткой. Если, скажем, самолет полетит в сторону Белого дома, то американцы долго думать не будут. Собьют. В России и на Украине закрытые зоны тоже есть, но «Боинг» летел по регулярному маршруту. Они прокладываются в обход таких территорий.

Могла ли тут быть ошибка диспетчера или пилота? Может, они не поняли друг друга и самолет залетел туда, куда не надо?

Не думаю. Дело в том, что и за день, и за два дня до трагедии этот рейс проходил по тому же маршруту. Когда-то он проходил чуть южнее, когда-то — чуть севернее. Это обычно зависит от метеорологической обстановки, от преобладающих ветров.

Были за последние годы случаи, чтобы военные сбивали гражданских, залетевших не туда?

Не припомню. Самый последний случай — это 1983 год. Южнокорейский «Боинг-747» (рейс KAL-007 Нью-Йорк — Сеул) был сбит нашим перехватчиком Су-15 в районе Сахалина. Лайнер отклонился от маршрута и летел над зоной, закрытой для полетов, где находились секретные объекты. Военные решили, что самолет занимается разведкой, и сбили его после нескольких попыток установить контакт. Впрочем, эта ситуация до сих пор полностью не разъяснена и белые пятна там еще остались.

Как вы расцениваете версию о том, что «Боинг» был сбит средствами ПВО?

Как весьма правдоподобную. Хотя сразу оговорюсь, что делать такие выводы до того, как расследователи изучат все вещественные доказательства, неправильно. С другой стороны, вариантов-то здесь немного. Если было разрушающее воздействие извне вовнутрь, то это ракета. А если изнутри наружу, то это означает, что на борту воздушного судна был взрыв. Но пока я не слышал, чтобы появились убедительные свидетельства в пользу одной из этих версий.

Могла ли возникнуть иная ситуация, в которой экипаж не имел возможности сообщить диспетчеру о проблемах?

Думаю, нет. Даже в случае внезапной разгерметизации экипаж располагает временем, необходимым для того, чтобы надеть кислородные маски и приступить к экстренному снижению. Если экипаж «Боинга» не доложил о чрезвычайной ситуации, значит, он уже не мог ни о чем доложить. Произошло разрушение воздушного судна.

Кто должен проводить расследование?

По правилам ICAO, это должна делать страна, на территории которой произошла катастрофа. Но тут возникает ряд правовых коллизий. Дело в том, что Украина не контролирует эту территорию, но должна отвечать за обеспечение безопасности полетов. Этого требует межгосударственное соглашение о воздушном сообщении между Украиной и Малайзией. Формально, украинская сторона своих обязательств не выполнила независимо от того, кто именно нажал на кнопку. Этот самолет просто не должен был лететь по этому маршруту. Это пример явного пренебрежения своими обязанностями. Украине придется как-то выходить из этой ситуации, и я не сомневаюсь, что будет сделано все, чтобы переложить ответственность на Россию и на ополченцев.

подписатьсяОбсудить
Бремя радужного человека
Почему американская помощь вредит заграничным геям
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Местный житель у исламского магазина в ДербентеДагестайл
Образ жизни самого южного региона России глазами гостей из Москвы
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Не стоит недооценивать бегемотов
Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон