Домашнее насилие

Европейские политики не знают, что делать с возвращающимися с джихада гражданами

Фото: Ibraheem Abu Mustafa / Reuters

На Западе новый импульс получила дискуссия о том, какие меры власти должны принимать против лиц, отправляющихся на джихад. С наиболее радикальным предложением выступил мэр Лондона Борис Джонсон. По его мнению, каждый, кто отправляется в зону боевых действий Ирака или Сирии, априори должен считаться террористом. А всех британцев, воюющих в рядах «Исламского государства» и других подобных группировок, следует лишить подданства Соединенного Королевства. Правительство эту инициативу не поддержало. Тем не менее британским властям и их коллегам из Франции, Бельгии и других стран, чьи граждане пополняют ряды джихадистов, необходимо как можно скорее определиться, что делать с этими людьми.

Свой взгляд на проблему противодействия джихадистам Борис Джонсон изложил в статье, опубликованной The Telegraph. Поводом для нее стало известие о казни боевиком «Исламского государства» (ИГ) американского фотожурналиста Джеймса Фоули. Хотя убийца был в маске, акцент выдал в нем жителя Лондона. «Я слышал голос этого человека, — писал мэр британской столицы, — и у меня мало сомнений в том, что он вырос в нашей стране».

Вскоре это предположение подтвердилось. Оказалось, что палача зовут Абдель-Маджида Абдель-Бари и он действительно британец египетского происхождения. Более того, выяснилось, что у себя на родине он был довольно известен как рэпер, выступающий под псевдонимом L Jinny. Примечательно, что отец джихадиста — экстремист Адель-Абдель Бари, состоявший в группировке «Исламский джихад» и бывший одним из приближенных Усамы бен Ладена. В настоящее время Бари-старший содержится в американской тюрьме, ожидая суда по обвинению в организации взрывов посольств США в Кении и Танзании. Вероятно, это обстоятельство сыграло свою роль в том, что молодой рэпер, отказавшись от достаточно успешной музыкальной карьеры, отправился воевать на Ближний Восток.

Бари-младший, разумеется, — не единственный британец, покинувший родину ради «войны с неверными». Всего сейчас под черными знаменами ИГ сражаются около 600 выходцев из Великобритании. Рано или поздно те из них, кто не погибнет на чужбине, начнут возвращаться домой. И среди них, по словам Борис Джонсона, будут и настоящие крепкие орешки. В этой связи мэр предложил, во-первых, запретить потенциальным джихадистам отправляться в горячие точки. Во-вторых, в отношении тех, кто уже успел повоевать в рядах исламистов, должна быть введена презумпция виновности. Сейчас полицейские проводят беседы со всеми вернувшимися из горячих точек, но, не имея доказательств, стражи порядка не могут предъявлять им обвинения. «Закон должен быть изменен так, чтобы все посещавшие зоны военных действий, не уведомив об этом власти, считались бы террористами», — предложил Джонсон.

Об угрозе, которую представляют получившие боевой опыт на Ближнем Востоке исламисты, заявил и глава Скотланд-Ярда сэр Бернард Хоган-Хоу. По его данным, уже сейчас в Лондоне находится более 200 человек, повоевавших в Сирии и Ираке. Как и Борис Джонсон, шеф столичной полиции призвал правительство принять поправки в законодательство, позволяющие лишать боевиков, возвращающихся в Великобританию, паспортов, чтобы перекрыть им таким образом въезд в страну. На эти предложения ответила пресс-секретарь Дэвида Кэмерона. По ее словам, премьер-министр Великобритании не заинтересовался идеей ввести презумпцию виновности. Но при этом он собирается дать «спокойный и твердый» ответ на то, что сам Кэмерон ранее назвал глобальным вызовом, брошенным ИГ в Ираке и Сирии.

Между тем, хотя специальный закон о лишении подданства террористов не принят, фактически эта мера уже взята на вооружение британскими властями. Так, в декабре прошлого года стало известно, что подданство было отозвано у 20 жителей Соединенного Королевства, отправившихся воевать в Сирию. «Подданство представляет собой привилегию, а не право, и министр внутренних дел будет лишать его лиц, чье присутствие на территории Великобритании, по ее мнению, не отвечает национальным интересам», — прокомментировала это решение глава МВД Тереза Мэй.

При этом в среднем ежемесячно 10 британцам не разрешается выезд в Ирак и Сирию. Их вычисляют при помощи государственной программы «Предупреждение насильственного экстремизма» (Preventing Violent Extremism). Эта программа была запущена после терактов в Лондоне 2005 года с целью пресечь попытки распространения идей радикального исламизма. Благодаря этой программе спецслужбы получили право доступа к любой информации о членах мусульманских общин королевства.

После того, как стало известно, что Джеймса Фоули обезглавил британец, Тереза Мей предложила ряд дополнительных мер, направленных против распространения влияния исламистов. По ее мнению, необходимо на законодательном уровне ограничить активность в Великобритании радикальных мусульманских проповедников. Вне закона должно оказаться и участие в группировках, проповедующих насилие, даже если они прямо не вовлечены в террористическую деятельность. При этом, полагает глава Хоум Офиса, «борьба с терроризмом и экстремизмом потребует самоотверженности и международного сотрудничества».

По другую сторону Ла-Манша

Если в Британии катализатором дискуссии о борьбе с джихадистами стало убийство Фоули, то по другую сторону Ла-Манша в этой роли выступил расстрел 24 мая в Брюсселе посетителей Еврейского музея. Как выяснилось, это преступление совершил гражданин Франции Мехди Неммуш, успевший до этого получить боевой опыт в Сирии, сражаясь на стороне исламских радикалов.

Всего в Сирии и Ираке воюют примерно 800-900 граждан Франции. По некоторым подсчетам, ежедневно на джихад в зону боевых действий отправляются три человека с французскими паспортами. А согласно данным Европола, Франция занимает первое место в Европе по числу приверженцев радикального ислама. Иначе говоря, все основания для того, чтобы бить тревогу, у властей Пятой республики есть.

В качестве ответа на этот вызов ими был предложен тот же набор мер, что и в Британии: в первую очередь, запретить радикалам отправляться в горячие точки. Невыездным потенциальный джихадист должен объявляться на полгода, после чего запрет покидать родину может продлеваться неограниченное количество раз. В дальнейшем, сообщил глава МВД Бернар Казнев, данная мера будет дополнена общеевропейской системой Passenger name record (PNR) — авиакомпаниям запретят принимать на борт пассажиров, внесенных в списки невыездных. О них компании будут обязаны сообщать властям еще на стадии бронирования авиабилетов. Если же невыездному все-таки удастся покинуть пределы ЕС, он автоматически будет объявлен в международный розыск.

Еще одной профилактической мерой станет досудебная блокировка исламистских сайтов, «призывающих к совершению терактов и хвалящих их».

В Бельгии, где Мехди Неммуш совершил нападение на посетителей Еврейского музея, о проблемах с исламскими радикалами знают не понаслышке. Эта небольшая страна долгое время удерживала лидерство по числу добровольцев, отправившихся воевать в Сирию. Правда, местное законодательство позволяет задерживать потенциальных джихадистов еще до того, как они успели пройти подготовку в тренировочных лагерях за рубежом или получить опыт непосредственно на поле боя. Этим правом бельгийские спецслужбы воспользовались, например, когда арестовали лидера экстремистской организации Sharia4Belgium Фуада Белькасем, вербовавшего исламистов через соцсети.

Еще одной мерой, принятой бельгийскими властями, стала обращенная к Анкаре просьба внимательнее относиться к подданным королевства, прибывающим в Турцию. Дело в том, что именно через турецкую территорию джихадисты в основном отправляются на войну в Сирию.

Еще одна европейская страна с крупной мусульманской общиной — Германия — так же обеспокоена тем, что ее граждане пополняют ряды джихадистов. Всего сейчас в Сирии и Ираке воюют более 300 человек, владеющих немецкими паспортами. При этом, по оценкам Федерального ведомства по охране конституции, в ФРГ насчитывается 43 тысячи исламистов, готовых к насилию. Это значит как то, что число немецких джихадистов будет возрастать, если не принять соответствующих мер, так и то, что, вернувшись на родину, радикалы с легкостью найдут единомышленников, готовых помочь им начать войны с неверными на родной земле.

Примечательно, что если лицом британских джихадистов в последние дни стал экс-рэпер Абдель-Маджида Абдель-Бари (L Jinny), то и у немецкой радикально настроенной мусульманской молодежи есть такой же «герой». Денис Мамаду Кусперт родился в Берлине от смешанного брака немки и выходца из Ганы. В молодости он отличался довольно скверным нравом, что приводило к тому, что у него регулярно возникали проблемы с законом. Музыкой Кусперт начал заниматься в 1995 году, взяв псевдоним Deso Dogg. Под ним он успел записать несколько альбомов, прежде чем принял ислам, и уже как Абу Тальха аль-Амани уехал в Сирию воевать на стороне «Исламского государства». Там он и нашел свою смерть. Причем не от руки неверного или солдата армии Башара Асада, а будучи взорванным таким же джихадистом, но из конкурирующей группировки — «Джабхат ан-нусра».

Как обезопасить общество от подобных радикалов? Как и многие политики в соседних странах, часть немецкой политической элиты высказалась за то, чтобы лишать джихадистов гражданства. В частности, эту идею озвучил глава МВД Германии Томас де Мезьер. Инициативу поддержали немецкие профсоюзы и представители ХДС/ХСС. Однако СДПГ и «зеленые» выступили резко против. Суть их возражений в интервью Deutsche Welle сформулировала специалист по уголовному праву Катрин Гирхаке. «Если кто-то возвращается из Сирии с горящими от энтузиазма глазами, этого, с точки зрения уголовного права, еще недостаточно, чтобы подозревать человека в совершении преступления», — заявила она.

Обсудить
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить