Разменяли Прохорова

Партия власти обновится с помощью нового поколения региональных бизнесменов

Фото: Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

«Единая Россия» становится партией, объединяющей подрастающее поколение региональных бизнес-элит. К такому выводу пришли эксперты Фонда развития гражданского общества (ФоРГО), анализируя итоги сентябрьских выборов. Несколько лет назад наблюдалась обратная тенденция: представители малого и среднего бизнеса охотнее шли в партию Михаила Прохорова.

В воскресенье 14 сентября во всех регионах России за исключением Ингушетии состоялось более шести тысяч выборов регионального и муниципального уровня. По их итогам уверенную победу во всех регионах одержали представители «Единой России».

Но высокий результат партии власти не так монолитен, как кажется, нужно обратить внимание на его структуру, считает председатель экспертного совета Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Леонид Давыдов. И тогда можно увидеть движение внутри партии.

По его словам, «Единая Россия» в силу нынешнего высокого рейтинга становится партией, в которую имплантируются представители нового поколения различных групп региональных бизнес-элит. Они вступают в партию для участия в муниципальных выборах. Интересует их прежде всего первый уровень власти — советы депутатов сельских поселений. «Строятся новые предприятия, земля дорожает, поэтому этот уровень очень интересен, — говорит эксперт близкого к Кремлю ФоРГО. — Именно через него происходит политический рекрутинг и рост. Городские думы будут завоевываться через муниципалитеты первого уровня».

Эти новые лица — представители малого и среднего бизнеса, которым нужен прямой диалог с властью. «Они понимают, что на выборах проще пройти через ЕР, — говорит Давыдов. — Во власть они идут, зачастую просто преследуя свои бизнес-цели, но не исключено, что впоследствии они решат сделать выбор в пользу политической карьеры».

Политолог обращает внимание на то, что по своим взглядам и убеждениям новые единороссы отличаются от старого состава партии. «Это уже не те люди, которые партию создавали, — рассуждает он. — Они патриоты, но первична для них прагматика, а не идеология. Ранее многие из них не имели партбилета. Та риторика, которая сейчас применяется, им очень созвучна».

По словам Давыдова, в дальнейшем мы увидим это обновление уже на уровне региональных парламентов. Возможно, эта тенденция отразится и на выборах в Госдуму 2016 года, где у ряда кандидатов будет возможность пройти по одномандатным округам».

Политолог не исключает, что в будущем новые единороссы смогут стать основой для формирования крупной политической силы: если вдруг потребуется построение системы со второй сильной партией, то ее достаточно легко будет синтезировать из этого вновь приходящего в ЕР ресурса.

Стоит вспомнить, что в недавнем прошлом популярностью у бизнеса пользовались разные партии, в том числе правые — «Гражданская платформа», «Правое дело». Но сейчас либеральное движение в кризисе, поэтому для этих прагматично настроенных людей становится бессмысленным тратить на них свои ресурсы, говорят опрошенные «Лентой.ру» политологи.

По словам президента Института национальной стратегии (ИНС) Михаила Ремизова, региональные элиты очень практичны при выборе политических партий. Они, как правило, руководствуются не идеологическими предпочтениями, а проходимостью списков партии, своими личными знакомствами и возможностью избежать конфликтов с властями. «Очевидно, что "Гражданская платформа" сейчас к такой устойчивости не располагает, — говорит политолог. — А "Единая Россия", в свою очередь, уже не имеет того негативного шлейфа, который был после скандальных выборов в Госдуму 2011 года.

Михаил Ремизов вспоминает, что тогда в партию бизнесмена, бывшего кандидата в президенты России, Михаила Прохорова «косяком пошли записываться в том числе члены "Единой России", потому что людям казалось, что из партии власти надо куда-нибудь переходить». «Прохоров имел репутацию человека, который действует по договоренности с Кремлем и в то же время может обращаться к оппозиционно настроенному городскому среднему классу, — рассуждает Ремизов. — Казалось, он смог найти удачное сочетание системности и оппозиционности, но теперь уже так не кажется».

По словам директора Института избирательных технологий Евгения Сучкова, примером, насколько изначально успешен был проект Прохорова, может служить то, что основной костяк региональных кадров его партии был сформирован из представителей малого и среднего бизнеса. «Более того, они были готовы тратить на политику собственные деньги, а не просить их у Прохорова», — добавляет Леонид Давыдов.

Председатель федерального политического комитета «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов говорит, что по результатам сентябрьских выборов партия только усилила свои позиции. «Мы выдвинули более 600 кандидатов в 15 регионах, они одержали победу в семи регионах, — перечисляет он. — Впервые партия получила мандаты в Мурманской, Ростовской, Астраханской областях, Республике Хакасия и Санкт-Петербурге. Мы упрочили свои позиции в Калмыкии и Иркутской области».

По словам Шайхутдинова, «Гражданская платформа» ставит целью расширить число сторонников и позиционирует себя как «правая патриотичная партия». Она способна предложить стране новые сценарии в условиях, когда «время эмоций закончится и наступит время вопросов: как стране не только выживать, но и развиваться в новой военной ситуации».

Евгений Сучков отмечает, что далеко не всем желающим бизнесменам удается реализовать свои амбиции с помощью партии власти: с начала нулевых годов ЕР никогда не испытывала недостатка кадров, связанных с бизнесом. Скорее, наблюдается их переизбыток.

Кроме того, продолжает Сучков, бизнесмены «уровня выше палаточников» стараются пробиться как минимум в городские парламенты — туда, где принимают решения и формируют бюджеты. А уровень районный, и тем более уровень сельских депутатов, «которые ничего не решают», их просто не интересует. По его наблюдениям, во многих сельских поселениях очень трудно найти желающих стать депутатами.

С Сучковым полемизирует Михаил Ремизов. Он говорит, что, например, в Москве, чтобы в дальнейшем пройти в Мосгордуму, многие люди с бизнес-интересами сначала идут в муниципальные органы власти. Это дает им дополнительные преимущества в коммуникациях с городскими властями.

Стоит отметить, что «Единая Россия» в выборах муниципального уровня участвует активнее всех. Поэтому здесь перевес в сторону партии власти оказывается чисто математическим, говорят эксперты ФоРГО во главе с председателем фонда Константином Костиным. Глава фонда, ранее возглавлявший в администрации президента управление внутренней политики, неоднократно указывал на проблему слабого участия непарламентских партий в муниципальных выборах и обращал внимание, что конкуренции на этом уровне нет.

По данным Центризбиркома, на выборах депутатов региональных столиц партийное участие еще весьма разнородно. В Благовещенске, Брянске, Владикавказе, Мурманске, Симферополе, Элисте, где 14 сентября прошли эти выборы, в них участвовали по 11-13 партий. А вот на выборы более низкого уровня — депутатов городских районов и сельских поселений — непарламентские партии уже не ходят. Например, если взять Ленобласть, где в единый день голосования избирались депутаты 193 муниципальных образований, то в большинстве районов в местные советы своих кандидатов выдвинули три-четыре парламентские партии, часто встречаются комбинации из двух партий — ЕР и КПРФ, ЕР и «Справедливой России». Есть районы, где кандидатов выдвинула только «Единая Россия», например в совет депутатов Климовского, Радогощинского сельских поселений Бокситогорского района, в совет депутатов Первомайского сельского поселения Выборгского района.

«"Единая Россия" — единственная финансово обеспеченная партия в России, которая может себе позволить проводить избирательные кампании по всей территории страны, — объясняет пассивность небольших партий Евгений Сучков. — Другие не участвуют в выборах муниципального уровня, потому что в регионах большинство партий фактически отсутствует. Средняя российская оппозиционная партия такова, что все ее члены умещаются на одном диване».

Россия00:0124 сентября

«Делая вид, что лечишь»

Как работать без лекарств и оборудования: откровенный рассказ российского врача