Битва престолов

Противостояние с шиитами не мешает суннитским монархиям конкурировать друг с другом

Тамим бин Хамад Аль Тани
Тамим бин Хамад Аль Тани
Фото: Chokri Mahjoub / Zumapress / Global Look

Ближний Восток — один из самых взрывоопасных регионов из-за обилия этнических и религиозных конфликтов. Противостояние суннитов и шиитов, палестинцев и израильтян во многом определяют политику государств в этой части мира. Иран поддерживает шиитов в Ливане, Сирии, Ираке, Йемене, Бахрейне. Саудовская Аравия борется с Ираном по всем фронтам, сближаясь в этом вопросе даже с Израилем. Сложилась и еще одна линия противостояния, лишь косвенно связанная с религией и не имеющая никакого отношения к этническим войнам. Это борьба двух молодых суннитских монархий — Катара и Саудовской Аравии.

Под защитой Вашингтона

Обеим странам хватает ресурсов и амбиций для того, чтобы соперничать за влияние в мире. Секрет их успеха — ставка на сотрудничество с Вашингтоном и огромные запасы углеводородов. Катарский сжиженный газ и саудовская нефть экспортируются на Запад, американские военные базы в Саудовской Аравии и Катаре служат гарантией ненападения со стороны третьих стран. Эти факторы в сочетании с автократической моделью управления, когда вся власть сосредоточена в руках королевской семьи, позволяют проводить активную внешнюю политику без оглядки на общественное мнение.

По словам президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского, противостояние между Дохой и Эр-Риядом началось в 1995 году, когда Хамад бин Халифа Аль Тани, свергнув своего отца, стал эмиром Катара. Аль Тани, продолжая тесно сотрудничать с американцами (в 1999 году в Катаре была построена крупнейшая военная база США на Ближнем Востоке), повел независимую от Саудовской Аравии политику. В частности, он поддержал движение «Братья-мусульмане» в Египте. Между тем в Эр-Рияде концепцию «политического ислама», исповедуемую «братьями», рассматривают как экзистенциальную угрозу консервативной салафитской монархии.

Кроме того, Катар соперничает с Саудовской Аравией за право на участие в экономических проектах в Африке, на Ближнем Востоке, в Европе, Америке. Авиакомпания Qatar Airways — своеобразный символ возросшего могущества Катара.

При Хамад бин Халифе Аль Тани был основан телеканал «Аль-Джазира», инструмент «мягкой силы» в руках эмира. В 2011 году этот канал благосклонно освещал манифестации «Братьев-мусульман» в Египте против президента Хосни Мубарака. После его свержения военные, которым Саудовская Аравия выделила несколько миллиардов долларов финансовой помощи, закрыли офис «Аль-Джазиры» в Каире. Затем, когда к власти в стране пришли исламисты во главе с Мухаммедом Мурси, телеканал возобновил работу в полном объеме. В 2013 году Мурси был смещен в результате военного переворота, «Братьев-мусульман» объявили вне закона, и «Аль-Джазиру» вновь запретили. Более того, несколько корреспондентов телеканала получили тюремные сроки по обвинению в пособничестве террористам.

Отношения Каира и Дохи после свержения Мурси резко ухудшились. Катар отказался предоставлять Каиру десять миллиардов долларов обещанной помощи после того, как Абдель Фаттах Ас-Сиси, министр обороны, занявший впоследствии пост президента страны, запретил «Братьев-мусульман» и инициировал уголовные расследования в отношении активистов этого движения. Место ближайшего партнера и спонсора Египта в арабском мире тут же занял Эр-Рияд. Вместе с ОАЭ Саудовская Аравия выделила Каиру 12 миллиардов долларов — сумму, в четыре раза превышающую помощь Запада Египту.

Несколько иначе на отношения Дохи и Эр-Рияда смотрит эксперт Карнеги-центра Алексей Малашенко. По его мнению, они носят не конкурирующий, а состязательный характер. Связано это во многом с тем, что, хотя Доха «довольно сильный игрок», сил противостоять Эр-Рияду у Катара недостаточно.

По словам политолога, США поддерживают саудовцев в этом соперничестве, поскольку Саудовская Аравия выступает противовесом Ирану в регионе. Вашингтон расценивает Эр-Рияд как более ценного союзника в борьбе с «Исламским государством». К тому же американцы, по мнению Малашенко, опасаются, что в Саудовской Аравии начнется нечто подобное «арабской весне» — волнения, способные привести страну к гражданской войне или государственному перевороту. Нестабильность в аравийском королевстве поставит под угрозу поставки нефти на Запад и безопасность всего региона. США не готовы жертвовать этим ради внешнеполитических амбиций Катара.

Солдаты удачи

Примечательно, что если Доха в Египте делала ставку на умеренных исламистов «Братьев-мусульман», то Эр-Рияд — на салафитов. Хотя и Катар, и Саудовская Аравия — державы салафитские. Поддержка Дохой приверженцев «политического ислама» может говорить о желании Катара обзавестись сторонниками среди врагов саудитов. Практика переманивая на свою сторону подконтрольных конкуренту сил вообще характерна для противостояния монархий Персидского залива.

По словам Сатановского, Саудовская Аравия и Катар нередко буквально перекупают боевиков друг у друга. Так, Эр-Рияд перехватил мисуратскую бригаду, чьи бойцы, как считается, жестоко расправились с Муаммаром Каддафи в Ливии по приказу катарского эмира. Катар в свою очередь перекупил у Саудовской Аравии Абдель Хакима Белхаджа, воевавшего против СССР еще в Афганистане (в сентябре 2011 года BBC News называл его самым влиятельным военным в Ливии).

При этом, как отмечает Алексей Малашенко, оба королевства публично поддерживают только мирных исламистов, выступающих за введение шариата в своих странах. По мнению политолога, они не хотят иметь дело с радикалами из-за того, что те не только дискредитируют идеи ислама, но и представляют серьезную угрозу для внутренней безопасности Катара и Саудовской Аравии — радикалы считают правящие семейства этих государств «прогнившими» и заслуживающими такой же «зачистки», как и светские режимы.

Волки пустыни

Сатановский полагает, что у истоков «Исламского государства» стоит Катар, хотя лидеры этой организации в данный момент выступают как независимые политические фигуры. «Человек, который командовал "Аль-Каидой" в Ираке, мы называем его сегодня Абу Бакром-аль-Багдади, и Иззаат Ибрагим ад-Дури, бывший заместитель Саддама Хусейна, баасист и один из двух лидеров этой структуры — абсолютно самостоятельны. Они зарабатывают несколько миллиардов в год на контрабанде нефти, торговле археологическими артефактами и заложниками. У них оружия на миллиарды долларов, в том числе захваченного в Мосуле. У них около ста тысяч боевиков. Да, Катар им пока помогает, но кто-нибудь отказывается от денег?» — пояснил эксперт «Ленте.ру».

По мнению Сатановского, Доха и Эр-Рияд могут объединиться только на временных условиях против общего врага. «Против Каддафи они были вместе, против Асада — тоже. Но это объединение волков, стремящихся загрызть добычу. А если загрызть не удается, как в Сирии, где уже четыре года не прекращается гражданская война, они вступают в очень жесткую конкуренцию», — отметил эксперт.

Пятый лишний

В марте 2014 года разногласия между Саудовской Аравией и Катаром достигли такого накала, что Эр-Рияд на встрече министров иностранных дел стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) пригрозил Дохе закрыть свои сухопутные и морские границы. Так Катар выразил несогласие с тем, что Саудовская Аравия занимает главенствующее положение в организации. Помимо этого, на встрече вновь разгорелся спор между эмиратом и королевством по поводу поддержки различных сил в Сирии и Египте. В итоге Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн отозвали своих послов из Дохи. Как сообщило ранее Саудовское агентство печати, они «были вынуждены принять меры, необходимые для обеспечения собственной безопасности и стабильности». Суть претензий состояла в том, что, по мнению этих трех стран, Катар не выполнял условия соглашения о невмешательстве во внутренние дела других участников ССАГПЗ. Решение о возвращении послов в Доху было принято лишь полгода спустя — 17 ноября.

Недавно распространилась информация о том, что Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт собираются создать военный альянс против экстремистов, который будет действовать, прежде всего, в Ливии и Йемене. Сотрудничество аравийских монархий и Египта в обход Катара может сильно ударить по позициям Дохи на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Заявленная цель этого блока — борьба с шиитскими группировками, угрожающими нефтяному транзиту на Аравийском полуострове и боевиками на Синае, с которыми сражается Каир. Однако теоретически военные силы можно использовать и против исламистов, финансируемых Катаром.

Катар на Ближнем Востоке прозвали «лающей мышью»: маленькое государство ведет крайне активную внешнюю политику. Говорят, что Каддафи жестоко растерзали по личному приказу Аль Тани из-за того, что глава Ливии позволил себе сравнить 160-киллограммового монарха с бочкой нефти. История Ближнего Востока свидетельствует о том, что обиды там не забывают. Саудовский король принял вызов катарского эмира. Неизвестно, как долго продлится это противостояние, но ясно одно: стабильности региону оно не добавляет.

подписатьсяОбсудить
Большой прыжок
Самые крутые прыжки на машинах. И рядом с ними
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон