Кино недели: много слез и один призрак

Пятничный спойлер от Геннадия Устияна

Кадр из фильма «День дурака»

Кино недели под стать предзимней погоде — женщинам пора готовиться поплакать над вечной любовью, выдержавшей испытание временем. Пока брэды питты и томы крузы играют в фильмах про войну и будущее, секс-символы второго ряда Джеймс Марсден и Сэм Клафлин продолжают доказывать, что не перевелись еще надежные мужчины, готовые всегда оказаться рядом с платком или пакетом с салфетками.

«С любовью, Рози»

Немецкий режиссер Кристиан Диттер снял свой первый англоязычный фильм и сразу замахнулся на экранизацию женского бестселлера Сесилии Ахерн «Там, где кончается радуга» (уже от самого названия веет таким инфантильным романтическим идиотизмом, что трудно даже представить другого читателя, кроме как уставшую после рабочего дня тетеньку в метро). В книге Рози (Лили Коллинз из «Белоснежки: Месть гномов», красивая своеобразной щенячьей красотой) и Алекс (Сэм Клафлин из «Голодных игр» соперничает с партнершей в деле красивого позирования с приоткрытым ртом) познакомились в пятилетнем возрасте. Шли годы, дружба крепчала, и когда пришло время свиданий, друзья просто не рассматривали друг друга как пару. Но Сесилию Ахерн и логику романтической сопли не проведешь — есть вечные ценности, как будто говорит нам писательница, пусть их осознание и займет 45 лет (именно столько длится действие книги). В фильме эти метания сокращены до 12 лет, так что можно даже как-то быть благодарными кинематографистам за лаконичность.

«Уиджи: Доска дьявола»

Если в «С любовью, Рози» герои мучаются от собственной глупости, не понимая, что счастье было рядом, пока они сидели в инстаграме, то у юных героев хоррора про доску, с помощью которой можно разговаривать с покойниками, другие проблемы — их преследуют духи. У «Уиджи» целых 12 продюсеров, в том числе великий и ужасный Майкл Бэй, который всегда к кино относился практично — давайте оставим искусство Каннскому фестивалю, а сами будем зарабатывать. «Уиджи» — пример такого же «кино», как «Трансформеры». Снят для того, чтобы продавать эти несчастные доски для людей, верящих в спиритизм, такой полуторачасовой рекламный ролик, только в этой рекламе подростки не радостно улыбаются, а умирают жестокой смертью. И, в общем, поделом, они настолько не интересны, что не жалко никого, даже неупокоившихся духов.

«Лучшее во мне»

С таким названием неудивительно, если скоро появится порнопародия. Пародировать мелодрамы, снятые по фильмам писателя Николаса Спаркса («Дневник памяти», «Дорогой Джон», «Счастливчик»), легко — главный герой у него всегда настолько лишен недостатков, что кажется, будто действие происходит на другой планете. Он хорош собой (здесь это Джеймс Марсден), благороден, пишет письма на бумаге, а не какие-нибудь там смс или имейлы, преданно смотрит в глаза и говорит героине: «Ты достойна большего», имея в виду, конечно же, себя. Сюжет фильма перекликается с «С любовью, Рози» — речь идет о любви через десятилетия, герои встречаются в родном городе и понимают, что первая любовь — самая цепкая, не отвертишься. В этом мире нет юмора — шутки не дают зрительницам плакать и это не слезы умиления. Это слезы от мысли, что где-то ходит вот такой Джеймс Марсден и достался он другой. Строго не рекомендуется мужчинам, дождитесь все-таки порнопародии.

«Новая подружка»

Франсуа Озон повзрослел и больше не эпатирует буржуа, как в сатире «Крысятник», и не хулиганит, заставляя целоваться гранд-дам французского кино Катрин Денев и Фанни Ардан, как в «8 женщинах». «Новая подружка» была бы еще одной проходной французской драмой про женскую дружбу, если бы речь не шла о вдовце (Ромен Дюрис), который любит переодеваться в женскую одежду и ходить в таком виде на шопинг. Вообще, Озон слегка начал мутировать в Педро Альмодовара, который такие темы исследовал еще в 1980-х, и это не единственная параллель — «Новая подружка» снята по рассказу Рут Рэнделл, которую Альмодовар тоже экранизировал. Хотя Озон снял фильм не совсем о травести — это не кино о мужчине, который любит натягивать женские колготки и брить ноги, а о женщине, которая не может определиться, как ей ко всему этому относиться.

«Мамочка»

Подросток Стив после поджога интерната возвращается жить к своей одинокой матери без постоянного дохода. При правильном раскладе автора этого фильма, хипстерского героя из Канады Ксавье Долана, должна ждать та же эволюция, что и Озона с Альмодоваром — от детского протестного «фака» обществу до нормального хорошего кино. Но это при очень правильном раскладе, потому что пока Долан, снявший уже пять фильмов, никак не придет в себя от технологической революции и снимает кино как видео для соцсетей на почти одинаковые сюжеты. То есть это даже не сюжеты — так, жизненные ситуации, с максималистской энергией раздутые до вселенской трагедии. «Мамочка» принесла Долану приз жюри на последнем Каннском кинофестивале, который он поделил с самим Годаром. В 25 лет это может сорвать крышу, и у Долана может появиться мысль, что все идет хорошо. В 1960-м, когда Годар снял «На последнем дыхании», все тоже думали, что наконец-то кто-то перевернет кино. Но Годар занялся экспериментами, интересными только ему и еще двадцати критикам. Вряд ли Годар и публика называют «эволюцией» одно и то же.

«День дурака»

Само название намекает, что этой «антикоррупционной комедии», как ее называют сами авторы, самое место в прокате в начале апреля, раз уж у нас после «Елок», «Мам» и «Горько!» так расцвела комедия «к празднику». Но речь здесь идет о «Гоголе сегодня»: проворовавшийся мэр маленького провинциального города принимает лузера, влезшего в кредитное рабство, гостиничного швейцара Ивана и сопровождающего его коллектора (человечный коллектор — это что-то новое в российской реальности, до сих пор не изученное, и вряд ли приживется) за представителей Следственного комитета. Начинается комедия положений, но чем она закончится, узнают не все, потому что такие «добрые» русские комедии выходят так часто, что хочется просто от них наконец cпокойно отдохнуть. Несмотря на то, что в этой надуманной клюкве снимался реальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин.