Новости партнеров

Иммигранты в Торонто

Другие города: Подземные магазины, запрет на кур и озерный эффект в финансовой столице Канады

Фото: Mark Blinch / Reuters

«Лента.ру» продолжает серию материалов «Другие города», в которой читатели рассказывают о местах, где живут. О плюсах и минусах жизни на берегах озера Онтарио рассказывает Ирина Ерушова, Канада.

Я живу в Торонто почти 18 лет — уже больше половины жизни, даже если вычесть ежегодные поездки в Россию. Закончила факультет информатики в университете Торонто. Правда, чисто по специальности так никогда и не работала, после трех лет работы в смежной области ушла в декрет, получила второе высшее — педагогическое, а потом и третье — «мастера», и теперь пытаюсь найти постоянную учительскую работу. В Торонто на учительские позиции, наверное, самое большое количество желающих. Новоиспеченные учителя часто уезжают работать в Англию, на север, в азиатские или арабские страны, так как здесь работы почти нет. Немногие открывающиеся вакансии каждый год заполняются либо по знакомству, либо лучшими кандидатами. Государственное образование в Канаде скорее хорошее, особенно если сравнивать со Штатами.

Ах, если бы я знала французский! Это единственный предмет, с которым сейчас можно найти учительскую работу в государственной школе даже в Торонто прямо после окончания пединститута.

Официальные данные по Онтарио: только 2 процента населения говорят на французском регулярно. Второй государственный язык в Торонто слышно гораздо реже, чем русский, украинский или румынский. Все настолько плохо, что я даже не смогла найти никаких бесплатных курсов французского для взрослых. Любопытно, что в Нью-Брансуик (малюсенькая островная провинция в Канаде) на французском дома говорит треть населения.

Торонто и похож, и не похож на другие североамериканские города. Город все еще находится на стадии самоопределения и меняется. В разное время ТоронтОМ называлось очень разное. Буквально 30 лет назад это был географически весьма небольшой город, в основном освоенный еще во времена, когда люди передвигались пешком и верхом. Все, что было вне его границ (хотя эти границы и были незаметны внешне), носило собственные названия и имело свою администрацию, свои законы и прочее. Имелись Восточный Йорк, Северный Йорк, Этобико и так далее. Эти названия остались и сейчас, но уже как названия районов, потому что 30 лет назад произошло объединение исторического Торонто, который иногда называют старым городом (old City of Toronto) и близлежащих поселений. Теперь Торонто — четвертый по размеру город в Северной Америке). Местные патриоты до сих жарко спорят, нужно было это объединение (amalgamation) или оно принесло больше вреда, чем пользы.

Сейчас Торонто уже украшается к Рождеству. В моллах играют рождественские и новогодние песни, от которых очень быстро звереешь. Не знаю, как выживают в предрождественский сезон продавцы.

Но «белое Рождество», воспетое во всяких известных песнях, в Торонто случается не так часто. А вот на православное Рождество снег всегда есть. На Новый год — 50 на 50. Если сравнить с Москвой, то зима здесь короче, а снега меньше. Осень и весна суше и солнечнее, зима — ветреннее и влажнее. В прошлом году как раз под Новый год сутки шел дождь, обледенели все деревья. Провода тоже обледенели, начались обрывы. Большая часть Торонто была без света. Нам повезло, у нас не было света чуть меньше трех дней. А в некоторых районах — две недели. После этих событий мы купили генератор. В этом году Буффало отдувается. Те же условия географии и климата (так называемый озерный эффект) приводят иногда и к большим локализованным снегопадам.

Родители переехали с нами сюда в 1997 году. Полгода мы прожили в «русском» районе (тут русский — любой, кто таки-да говорит на русском), а потом уехали в край непуганых коренных англосаксонских канадцев, и через три с половиной года я вернулась в Торонто уже насовсем — поступать в университет. Переезжать большого желания нет. В Ванкувере классно, но еще дороже, чем в Торонто. В Монреале — ближе к Европе, женщины красиво одеваются, но мы не говорим по-французски. Центральные провинции — это синий (цвет Консервативной партии Канады) край температурных перепадов и огромных расстояний.

В Канаде значительно меньше полных, чем в США. В США, чем дальше на юг продвигаешься, тем толще становятся талии у окружающих. Кстати, в Канаде и выговор примерно одинаковый по всей стране, нет такой разницы в произношении, как между северными и южными штатами Америки.

Торонто — финансовая столица Канады. Вкалывают здесь люди много, а отдыхают (если только не повезло пристроиться к кормушке государственной должности) мало. Никаких двухнедельных каникул под Рождество. Наиболее распространенный вариант в частных компаниях: 25 декабря и 1 января — выходные, 24-е и 31 декабря — укороченные дни. Все магазины работают по такому же расписанию.

Наша боль и беда — это метро. Оно же — бесконечная тема предвыборных кампаний на уровне города, а иногда даже обсуждается на выборах уровня провинции или страны, поскольку метро субсидируется правительством.

Метро в воскресенье начинает работать в 9 утра. Автобусы ходят, но редко, так что добраться куда-то утром в воскресенье без машины бывает нелегко. Вообще, метро здесь есть давно, но, будучи связано по рукам и ногам профсоюзами, работает плохонько. В Ванкувере и Монреале, не говоря о Нью-Йорке (о России и Европе я даже не заикаюсь), подземка устроена гораздо лучше.

Для входа в метро мы пользуемся жетонами. Это красивые монетки, размером и весом схожие с бывшей советской копейкой, предназначенные для теряния. Справедливости ради нужно сказать, что уже довольно давно есть технологическое новшество — магнитная карточка для месячного проездного. Который сейчас стоит, если примерно перевести на рубли, около 4000 рублей для взрослого. Еще метро — это пример человеколюбия и заботы. Если кому-то становится плохо в час пик, — частое явление, — все поезда на ветке останавливаются и ждут, пока приедут медики. Один раз мы простояли в туннеле 20 минут. Вентиляция не работала — только-только пустили новые поезда и еще не отладили их.

За 18 лет в Торонто построена одна небольшая ветка с пятью станциями на протяжении восьми километров. Интернета в метро нет. Говорят, на нескольких станциях в центре есть и существует амбициозный проект распространить это передовое достижение на другие станции, но об интернете в туннелях и речи нет. Зато все станции, и все поезда, и автобусы доступны людям с ограниченной мобильностью или просто мамочкам с колясками: имеется либо лифт, либо хотя бы эскалатор.

Разумеется, во всех домах, магазинах, офисах и так далее есть пандусы и самооткрывающиеся двери. Даже в православной церкви, занимающей здание бывшей синагоги начала века, устроили лифт.

К слову можно сказать об интересной черте переоборудования различных религиозных строений. Проходящие через Торонто волны иммиграции приводят к переназначению строений различных культов. Часть католических и протестантских храмов в центре по мере оттока белого верующего населения и уменьшения христианской веры вообще становятся жилыми домами. То есть вокруг храма строится кондоминиум и церковь превращается в часть нового здания. И в бывшем алтаре — чья-то квартира.

Теперь о студенческой жизни. Кто может жить с родителями во время учебы, обычно так и делают, так как бесплатных общежитий тут нет. Общежитие несколько дешевле, чем аренда жилья аналогичного качества, к тому же, конечно, находится либо на территории университета (колледжа), либо совсем рядом. Но, вообще, аренда жилья дорогая, многие снимают далеко от универа. Чего только студенты не снимают! Пока я искала комнату, даже видела на полном серьезе сдаваемый чердак, куда нужно было попадать по приставной лестнице. По достижении совершеннолетия жить с родителями не принято, однако всякое бывает. Все же в Торонто, несмотря на то что это второй по дороговизне город в Канаде после Ванкувера, работающая семья с нормальным доходом может купить если не дом, то квартиру, и необязательно в пригороде или плохом районе.

Последние лет 10-15 в самом центре Торонто происходит точечная застройка между офисными небоскребами, в кварталах, где прежде были театры, студии и ночные клубы. Однако городское планирование в этих зонах не включает ни парков, ни детских садов. Как заметили недавно в местной прессе, со стороны городских властей было очень странно выдавать лицензии на новые здания, предназначенные и устроенные сугубо для взрослой жизни несемейных людей, и не ожидать, что такое количество неженатых молодых людей обоих полов, собранное в одном месте, не начнет размножаться. Так что теперь наряду с мужчинами в костюмах по каменным мостовым в центре гуляют мамочки с колясками и стихийно организуются всякие мамские группы.

Мы и сами жили два с половиной года после рождения ребенка в центре. По вечерам гуляли возле парламентских зданий и по территории университета, где учились с мужем. В холода мы с ребенком гуляли по подземному моллу, начинающемуся под соседним домом.

Торонто — город безопасный. Как и везде в Канаде, оружие запрещено (кроме охотничьих ружей, да и на те нужно получать лицензию и использовать только на охоте или на стрельбище). Зато процветает велосипедное воровство. Просто эпидемия. Лично у нас с концами украли четыре велосипеда. Несмотря на замки и камеры наблюдения. Периодически происходят убийства подростков или толком немотивированные убийства на бытовой почве или в состоянии аффекта, но все же статистика преступлений такова, что насильственной смертью в городе умирают менее 100 человек в год (на почти 3 миллиона жителей).

Мы часто не запираем двери и окна в доме. Наш район весьма недешевый, и взломы периодически бывают, но лезут обычно в дома, где есть чем поживиться. Драгоценности, дорогая техника. Никто не ворует вещи из сада перед домом, хотя, казалось бы, заходи ночью и бери. Если презреть бренные ценности этого мира, можно жить совершенно спокойно. Потому что, пусть даже теоретически в доме есть дорогой холодильник, иконы, много книг и инженерного оборудования мужа, все ценное либо неподъемно, либо очень сложно потом продать. Еще помогает для «отворота» ездить на старых машинах. Дорогая машина перед домом — верная наводка для воров.

Полиция по звонку приезжает быстро, даже если проблема всего лишь в допоздна празднующих соседях. В центре небольшое число полицейских объезжают улицы на лошадях. Не знаю, что чувствуют животные на улицах, забитых машинами, велосипедистами и пешеходами, но традиция хорошая. Приятно увидеть доброго конягу.

Культура переработки отходов и, вообще, зеленое движение в Торонто послабее, чем в Европе, но в целом близко к европейским стандартам. Мусор делят на три части: пищевые отходы (куда можно складывать и памперсы), утиль и собственно мусор. Чем меньше выкидываешь мусора, тем меньше платишь. А пищевые отходы компостируют заодно с листвой, которую народ собирает в бумажные мешки осенью, и получившуюся землю бесплатно раздают населению по кубометру в одни руки. За землей приезжают в основном китайцы и наши бывшие соотечественники.

Огород в Торонто делать можно, а кур держать нельзя. Периодически вопрос о курах поднимают в муниципальном совете, но ввиду обилия более важных дел все откладывают и откладывают.

Когда мы иммигрировали, как такового зеленого движения, понятия «органик» и фермерских рынков в городе почти не было. Зато теперь рынков огромное множество. В Торонто только один большой парк. Все говорят, что Торонто зеленее Москвы, но мне почему-то кажется, что наоборот. Может быть, просто здесь машины получше, заводов в черте города нет, да и сам город в пять раз как минимум меньше Москвы по населению, вот и выходит, что воздух гораздо чище: опять же, с озера хорошо продувается.

В озере Онтарио теперь можно купаться (до недавнего времени считалось небезопасно для здоровья). Очень длинный пляж. Серфинг, несколько яхт-клубов... Воздушных змеев пускают. Один раз мужчина играл на пианино на берегу. Специально прикатил на пляж пианино на колесиках. Кажется, такое может быть только в Торонто.

Поскольку экология в Торонто хорошая, в городе обитают огромное количество белок, енотов, ястребов, очень много мелких птиц, канадских гусей, а также летучие мыши, цикады, олени, бобры, бурундуки, лисы, койоты. Еноты и белки живут наравне с голубями даже в закованном в бетон центре. В нашем кондо енот периодически падал в мусорный бак и дворник ставил ему доску, чтобы он мог вылезти. У многих компаний прибыльный бизнес по выкуриванию белок и енотов с чердаков, воздуховодов и печных труб. Канадские гуси пасутся на кладбищах, в парках, на футбольных полях и, вообще, везде, где есть травка. Во многих «особо гусиных» местах стоят дорожные знаки, предупреждающие о переходе гусями дороги. В мою бытность в университете пара гусей устроила гнездо прямо на клумбе возле главного входа и даже вывела там птенцов.

Торонто гордится своим гей-парадом, а также гей-районом. Бывшего мэра традиционной ориентации, когда он не явился на гей-парад, а предпочел поехать в эти выходные в коттедж с семьей, все осудили и заклеймили. После этого я поняла, что, хотя очень люблю Торонто и желаю поработать на благо города, мэром быть не хочу.

Вообще, происходит нечто парадоксальное. Христианам здесь (действительно верующим, а не формально, и принадлежащим к одному из традиционных течений: католикам, православным, протестантам) не очень-то здорово живется. Политкорректность и толерантность к нетрадиционным ориентациям преобладает над свободой вероисповедания. То есть если общественное положение обязывает тебя относиться к секс-меньшинствам в соответствии с местной политикой, то твоя религия никому не указ. Мало ли, что в Библии сказано, что дурные сообщества развращают добрые нравы и что мужеложцы царствия Божьего не наследуют. Это твои личные проблемы.

Есть, конечно, и другие парады: на День Святого Патрика, парад Санта-Клаусов, парад на фестивале «Карибана» (посвящен карибской и вест-индийской культуре) и прочие. Народ с утра пораньше целыми семьями занимает места вдоль маршрута с едой, складными стульями и фотоаппаратами. Мы, правда, предпочитаем развлекаться походами на симфоническую музыку: билеты для молодежи дешевые, а оркестр очень хороший.

А вот с театрами совсем беда. Их очень много, ставят разное, но не знаю, не знаю… Не впечатляет. Всего один детский театр с маленькой программой (ставят всего пять-шесть пьес для разных возрастов, соответственно шестилетний ребенок может пойти на одну-две пьесы, кто постарше — тоже на одну-две). Так что в театры я хожу в Москве.

Что я действительно люблю в Торонто, так это городскую библиотеку, вернее — многие районные библиотеки, объединенные в единую сеть. Книгу можно взять в одном отделении, а вернуть в другом. Если книги в местном отделении нет, можно заказать из другой библиотеки. Куча программ для детей. Отличные часы работы. И все это бесплатно!

Народ, не обремененный интеллектуальными запросами, в большинстве своем отдыхает перед телевизором, летом жарят барбекю около дома или в парке, где часто есть заранее построенные мангалы; ходит по моллам и ресторанам. Кинотеатры продолжают посещать.

Высокое кино в Торонто тоже есть. Торонтский кинофестиваль весьма известен, и звезды мировой величины у нас не редкость. Но мы ходим на фестиваль документальных фильмов, который, пожалуй, уступает только американскому Sundance по размаху, качеству и количеству представленных фильмов.

Торонто больше не белый город. По последним данным статистики, белых жителей — меньшинство, хотя и заметное. Конечно, есть белые районы. Но иммигрантов, многие из которых оседают в Торонто и пригородах, больше. Есть китайские, филиппинские, индийские, черные и прочие районы. Вывески все не на английском, туземцы на английском говорят плохо, зато чего там только нет в магазинах! В этих районах проходят этнические фестивали: не надо ехать в Италию — виноград в чанах мнут ногами прямо на улицах Торонто. А на греческом фестивале жарят бараньи внутренности.

Почему-то белые в Торонто, как в других развитых странах, не хотят размножаться. Многие пары не имеют детей или имеют только одного или двух, да еще и тянут с родами. Рожают в первый раз и в 35 лет, и в 40. Сначала пьют противозачаточные таблетки, потом долго и нудно лечатся от бесплодия. Так что проблема стоит в полный рост. Пенсионный возраст все отодвигают и отодвигают.

Впрочем, всем хочется ездить отдыхать, покупать новые машины и дома. Хотя социалка в Канаде лучше, чем в Штатах, но все равно очередь в нормальный садик или ясли — два года и больше, на декретные государственные выплаты в Торонто выжить очень сложно, и они всего год, а садик по выходу на работу может стоить половину месячной зарплаты. Недорогие секции для детей надо успевать ловить и записываться, а так, детский досуг — дело недешевое. Но приятность жизни в Торонто в том, что если далеко не ездить отдыхать, готовить дома, не тратить деньги на мобилки-телевизоры, детьми самим заниматься, то можно просто замечательно и полноценно жить на одну нормальную зарплату, да еще и к пенсии за дом выплатить. И вот тогда отправляться в путешествия!

Как я уже говорила, Торонто еще развивается. Многие районы меняются буквально на глазах, одно перетекает в другое, старое соседствует с новым, и совершенно разные культуры неплохо уживаются вместе. Напоследок хочу выразить благодарность двум моим замечательным подругам, предоставившим профессиональные фотографии Торонто, — Анне Суртаевой и Анне Мельниковой.

Дорогие читатели! Если вы хотите принять участие в проекте «Другие города», присылайте свои рассказы на m.novikova@lenta-co.ru