Новости партнеров

«Путин выполнил свои обещания»

Евгений Плющенко о санкциях против России, Играх в Сочи и неопределенности с возвращением в спорт

Евгений Плющенко
Фото: Alastair Grant / AP

Двукратный олимпийский чемпион Евгений Плющенко после Сочи взял паузу в карьере. На вопросы о будущем отвечает уклончиво — по его словам, одна его часть хочет кататься, другая же призывает «завязать». В настоящее время спортсмен занят своими коммерческими проектами и в соревновательный спорт возвращаться пока не собирается, предпочитая выступать в роли эксперта.

«Лента.ру»: Вы наверняка следили за финалом Гран-при, состоявшимся несколько дней назад в Барселоне. Чем он вам запомнился?

Евгений Плющенко: Произвольную программу одиночников я не смотрел, но следил за короткой. Кого хочу отметить в первую очередь, так это Юдзуру Ханю. Я, собственно, и не скрываю своих симпатий к японцу, я — его фанат и считаю, что за ним будущее фигурного катания. Что касается наших, то очень рад за Сережу Воронова, которому наконец-то удалось продемонстрировать стабильность и войти в топ-3 сильнейших фигуристов мира. Переход к Этери Тутберидзе, тренеру с большой буквы, которая хорошо зарекомендовала себя и нашла подход к Сергею, однозначно ему на пользу. Я прекрасно понимаю, что многие лидеры мужского одиночного фигурного катания этот сезон пропускают, например Патрик Чан, Дайсуке Такахаси, но результат Воронова уже никто у него не отнимет.

Как относитесь к невероятному соперничеству в стане женской сборной?

Рад за Лизу Туктамышеву. Я тренируюсь с ней в одной группе у Алексея Николаевича Мишина, а с ним мы сотрудничаем уже 20 лет. Поэтому я вдвойне рад за этот творческий тандем. Лиза — большой молодец, нашла в себе силы вновь выйти на лед после серьезной травмы, из-за которой она пропустила ОИ. А ведь все кричали, что она не сможет вернуться. Лиза не просто смогла, но еще и вошла в элиту мирового фигурного катания, и сейчас это спортсменка номер один. Посмотрите, как здорово она выступила в финале Гран-при!

На Олимпийских играх в Сочи вы были, пожалуй, одной из самых обсуждаемых персон. Что один из популярнейших спортсменов может сказать о самой Олимпиаде?

Это лучшие Игры. По всем показателям: по гостиницам, каткам, логистике, инфраструктуре. Правда, я не был в горах — как-то не сложилось. Но что касается двух хоккейных площадок и фигурного катка, то никаких нареканий к объектам не может быть в принципе. Потрясающие церемонии открытия и закрытия. Я прекрасно помню, когда мы в Гватемале делали презентацию сочинских Игр, сколько нервов это стоило. И когда выбрали Сочи, все, конечно, были счастливы. Но потом ударило: «Елки-палки, какой Сочи, там ничего нет, мы ничего не сделаем. Все разворуют, все украдут». В конце концов, Владимир Путин свои обещания выполнил. Наш президент подарил стране невероятный праздник, оставивший после себя большое наследие. Еще стоял вопрос: как олимпийские объекты использовать в дальнейшем? Да вот же, смотрите, в конце декабря в «Фиште» пройдет Кубок «Первого канала», в «Айсберге» — чемпионат России по фигурному катанию. Это действительно здорово, что нам теперь не нужно ездить в Италию или в Германию, мы можем спокойно тренироваться в России. Все условия: горы, море, спортивные объекты, инфраструктура.

С этого года фигуристам разрешили использовать композиции со словами в качестве музыкального сопровождения своих программ. Под какую песню вы бы с удовольствием выступили?

Честно говоря, я сейчас сыт соревнованиями. Смотрел финал Гран-при в Барселоне, видел, что там происходило, и пока не готов погружаться в эту атмосферу. Мне нужно проголодаться. Не стоит забывать о том, что многое будет зависеть от моего самочувствия и от формы. Надо привести себя в порядок после травмы именно для соревнований. В данный момент нет сил даже думать о стартах, турнирах. Должно пройти несколько лет, нужно соскучиться. А потом будем смотреть. К тому же я столько сил вложил в свою сказку «Снежный король»: постановка, хореография, музыка, работа над костюмами.

Может случиться, что этот голод не наступит?

Не знаю. Думаю, что такого не должно произойти. Может не получиться, но только из-за проблем со здоровьем. Что такое 35 лет для спортсмена? Ерунда! В спорте все идет от головы.

Возраст по-разному воспринимается в разных видах спорта. Например, в бобслее можно спокойно выступать до 40-45 лет. Но гимнастку, которая выйдет на ковер или помост в таком возрасте, просто не поймут…

Это полная ерунда. Выдумки. Кто-то один сказал об этом, и все подхватили. Вспомните Тару Липински, ставшую олимпийской чемпионкой в 15 лет. После Нагано-1998 она завершила карьеру и исчезла из мира спорта, решив стать голливудской актрисой. Может, она и хотела вернуться, но все вокруг ей говорили: смысла нет, у тебя не получится. Подобная история и у Сары Хьюз. Или, пожалуйста, Оксана Баюл, а ведь она могла еще кататься и кататься. Возьмем мужиков. Раньше в 20 лет заканчивали и уходили в показательные выступления. А я постарался что-то поменять, сделать не так, как все. Томаш Вернер, Бриан Жубер тоже могли давно уйти, но вновь и вновь выходили на лед. И я мог давным-давно завершить карьеру, но каждый раз возвращался. Я три года не выступал, потом вернулся и меньше чем за год подготовился к Играм в Ванкувере, где стал вторым. Хотя, по признанию многих, на той Олимпиаде я победил. После этого мировоззрение людей начало меняться. Пожалуйста, Ю-На Ким, выигравшая в Ванкувере-2008, в Сочи завоевала серебро. Зачем ей это нужно было? Если вы художественную гимнастку в 16 лет называете старушкой — это полный бред. Шахматы — тоже опасный вид спорта.

Чем же?

Можно так задуматься, прикемарить, удариться о фигуру — о коня или ферзя — и умереть. Поэтому все эти предубеждения о возрасте идут исключительно от головы.

Вот где можно прикемарить, так это в московских пробках. Много времени приходится тратить? (Евгений опоздал на встречу больше чем на час — прим. «Ленты.ру»)

Даже чересчур. Особенно я почувствовал разницу, когда переехал из Петербурга в Москву. Это даже не два разных города, это два разных государства.

Но за годы, что вы живете в столице, научились проводить это время с пользой?

Да, стараюсь. Веду переговоры, решаю какие-то дела, отвечаю на вопросы журналистов. По телефону, естественно. Бывали случаи, когда за два часа я не мог преодолеть расстояние в десять километров.

Навскидку вспомните, когда в последний раз спускались в метро?

Да, конечно, помню. 17 лет назад. (Улыбается.)

Боитесь?

Я даже не могу представить себе, что куда-то еду на метро. Более того, у меня и желания такого нет. Буквально на днях в Москву приехали десять японцев, моих фанатов, на шоу «Снежный король». Они изъявили желание прогуляться по Москве, я охотно согласился, потому что и не вспомню даже, когда делал это в последний раз. Мы пошли на Красную площадь, но вскоре я об этом пожалел. Начался ажиотаж, все хотели со мной сфотографироваться, получить автограф, причем как российские, так и иностранные граждане. Хорошо, что у меня куртка была с капюшоном — спасался как мог. А вы предлагаете мне воспользоваться подземкой. В свое время я наездился и на метро, и на поездах. Раньше на соревнования на самолетах никто не летал, поэтому я прекрасно знаю, что из себя представляют плацкартные вагоны.

У вас никогда не возникало желания бросить Москву с ее проблемами, пробками и плохой погодой и переехать куда-нибудь за границу?

Подобные приглашения поступают мне регулярно и из Америки, и из азиатских стран. Например, недавно меня пригласили в Китай тренировать национальную сборную. Но я пока не готов покидать родные пенаты. Я работал и продолжаю работать на Россию. Это моя родина. Я хочу здесь открыть свою школу фигурного катания и взращивать российских спортсменов. Это моя мечта.

И в какой стадии находится реализация вашей идеи? Насколько просто или, наоборот, тяжело в нашей стране начать свое собственное дело?

Школу на поверку оказалось очень сложно открыть. Даже если у тебя есть желание и возможности. Я пообщался на эту тему с чиновниками, друзьями, у которых есть подобный опыт. Они меня предостерегали: мол, Жень, не все так просто, как кажется на первый взгляд. Пожалуйста, ищи каток, арендуй его, приводи детей. На словах вроде бы все понятно, пока не возьмешься за это на практике.

Сами свое будущее в кресле чиновника видите?

Нет, не хочу с этим связываться. Политика — абсолютно не моя история. Пока. Возможно, что-то и поменяется. Но если мне предложат нечто связанное со спортом в политике, то я всерьез об этом подумаю. Знаю, что Ира Слуцкая тоже хочет открыть свою школу фигурного катания, но наши чиновники не могут ей помочь. Это бред. Если у великой спортсменки, знающей огромное количество нюансов и секретов своего вида спорта, возникло такое желание — дайте ей эту возможность. Представляете, сколько спортсменов она воспитает? Но сделайте так, чтобы ей было комфортно и чтобы она не захотела уехать в другую страну. Сейчас открывается множество частных школ, но не всегда деньги на первом месте, иногда нужно думать и о результате.

Санкции против России как-то отразилось на вашей жизни?

Мы вели переговоры с одной иностранной компанией, которая должна была взять мое шоу-сказку на гарантию. Встречались в Лондоне с представителями организации, подписали соглашение. Но после введения санкций эта компания, достаточно крупная, отказалась от сотрудничества с нами. Нам пришлось в экстренном порядке искать ей замену. Поэтому, да, я уже успел прочувствовать санкции на собственной шкуре.

Спорт00:01Сегодня

«Я величайший слабак всех времен»

Раньше в теннисе зарабатывали только мужчины. Этот матч все изменил
СпортПартнерский материал

Время забивать

11 ставок на главные матчи первого тура Лиги чемпионов