Дом Сауда под ударом

Как выжить ваххабитскому королевству в современном мире

 Salman bin Abdul Aziz, brother of King Abdullah (R), performs a traditional celebration dance while holding a sword outside Al Murabba Palace in Riyadh, Saudi Arabia
Фото: Larry Downing / Reuters

Борьба за власть в Саудовской Аравии после смерти короля Абдуллы закончилась, не начавшись. Бразды правления взял в руки брат покойного монарха Салман. Он возглавил страну в трудный момент: еще недавно королевство считалось одним из признанных лидеров арабского мира, но потрясения последних лет подорвали его влияние. По мнению Эр-Рияда, враги окружили Саудовскую Аравию со всех сторон, союзные США заигрывают с ненавистным Ираном, а внутри государства зреют зерна недовольства.

Кругом одни шииты

Репутация Саудовской Аравии как авторитарного государства, возведенного в абсолют, возникла не на пустом месте: Дом Сауда вложил немало сил и денег в борьбу за контроль над арабским миром и экспансию ваххабизма. Но в последнее время саудовским дипломатам и сотрудникам спецслужб приходится туго. Королевство переживает не лучшие времена — слишком уж много проблем навалилось на саудитов.

«Арабская весна» существенно подорвала позиции Эр-Рияда в арабском мире. Саудовское королевство, воплощенный символ мусульманского консерватизма, с ужасом наблюдало, как рушится сложившийся порядок, рвутся старые связи, а дружественные лидеры, на завоевание симпатий которых были затрачены огромные деньги, теряют власть. Большую тревогу вызывал рост влияния Катара — маленький, но амбициозный эмират финансировал мятеж против Каддафи и восстание в Египте против Хосни Мубарака.

Хотя Эр-Рияд помогал в меру сил бывшим союзникам, например приютив свергнутого тунисского президента Бен Али, в основном Саудовская Аравия реагировала на волну революций пассивно, предпочитая обороняться, а не наступать. Лишь однажды Эр-Рияд прямо вмешался в события. Когда в 2011 году шииты в соседнем Бахрейне вышли на площадь, требуя перемен, туда были введены саудовские войска: в Эр-Рияде испугались, что волнения перекинутся на Восточную провинцию Саудовской Аравии, где проживает большинство шиитского населения страны, а также расположены нефтяные поля — основной источник богатства королевства. Цели удалось достичь лишь частично: на востоке Аравии все равно начались шиитские волнения. Эр-Рияд успешно их подавил — сперва разогнав толпу при помощи полиции, а потом залив деньгами мятежный регион.

Неспокойно и на южных границах: повстанцы-хоуситы, принадлежащие к шиитской секте зейдитов, свергли президента Салеха, захватили половину страны и взяли под контроль столицу. Йемен имеет важное стратегическое значение — эта страна контролирует все морские пути через Аденский залив.

Старый проверенный враг

Но главной опасностью саудиты традиционно считают Иран. Если при шахском режиме диалог между Эр-Риядом и Тегераном был вполне конструктивным, то после исламской революции, когда Иран из относительно светской страны превратился в теократическое государство, отношения резко ухудшились. На политическое соперничество накладывается обострившаяся многовековая религиозная вражда. Суть восприятия суннитскими радикалами шиитов четко сформулировал лидер «Аль-Каиды» в Месопотамии Абу Мусаб аз-Заркауи, назвавший их «затаившейся змеей, хитрым и зловредным скорпионом, шпионящим врагом и глубоко проникающим ядом»

Именно для того, чтобы насолить Ирану, Эр-Рияд вмешался в войну в Сирии. Для саудитов сирийский мятеж стал proxy war, «войной по доверенности», призванной лишить Иран союзника (Башар Асад и вся сирийская политическая верхушка — шииты). Саудовское королевство чуть ли не в открытую снабжало мятежников оружием и готовило для них кадры в тренировочных лагерях. Пытаясь свергнуть Асада, саудовские политики проглядели новую и гораздо более серьезную угрозу — «Исламское государство» (ИГ).

Провозгласив создание халифата, ИГ бросило вызов доминированию саудовских королей в духовной сфере. Проповедники исламистов заявили, что трон потомков Сауда давно прогнил и священные города мусульманского мира, Мекка и Медина, должны перейти в руки истинных правоверных — то есть ИГ. «Сейчас, когда "Исламское государство" овладело третьей частью территории Ирака и четвертой частью Сирии, происходит процесс его консолидации, и одним из объектов последующей экспансии ИГ будет Саудовская Аравия наряду с Иорданией, — пояснил в интервью «Ленте.ру» доктор исторических наук, главный сотрудник ИМЭМО Георгий Мирский. — Это необходимо исламистам, чтобы создать экономическую базу для халифата, после чего он будет абсолютно неуязвим. Если падет Саудовская Аравия, то посыплются как кегли все маленькие нефтяные королевства Персидского залива, а их ресурсы попадут в руки джихадистов. С монархией будет покончено».

«Исламское государство» угрожает обрушить всю политическую систему региона. Чтобы справиться с этим врагом, иракское правительство обратилось за помощью к американцам. Положительную реакцию Вашингтона в Эр-Рияде восприняли как предательство.

Трудная дружба

Хотя Саудовская Аравия уже не первое десятилетие является стратегическим партнером Вашингтона на Ближнем Востоке, отношения между государствами никогда не были безоблачными. В 1973 году Эр-Рияд наряду с другими государствами ввел эмбарго на поставки нефти США в отместку за поддержку Израиля в войне Судного дня. Следующий крупный кризис пришелся на 2001 год, когда американские СМИ обнаружили, что 15 из 17 террористов, участвовавших в терактах 11 сентября 2001 года, оказались подданными саудитского королевства.

Через два года американские войска вторглись в Ирак, что обернулось для Саудовской Аравии большими неприятностями. При Саддаме Хусейне страной управляло суннитское меньшинство. После свержения диктатора к власти пришла шиитская оппозиция. Каких бы успехов ни добилось «Исламское государство» на севере и на западе Ирака, юг и восток, населенные шиитами, захватить и тем более удержать ему не удастся — а значит, в стратегически важной Восточной провинции Саудовской Аравии будет перманентно сохраняться угроза шиитских волнений.

Масла в огонь подлила «арабская весна»: в Эр-Рияде, мягко говоря, с недоумением восприняли инициативу Барака Обамы, поздравившего Мохаммеда Мурси (и в его лице все исламистское движение «Братья-мусульмане») с победой на выборах, а затем поддержавшего ряд его инициатив. Лишь когда военные свергли Мурси (как утверждают исламисты, деньги на переворот предоставили саудиты и ОАЭ), в королевстве вздохнули с облегчением. Переворот в Египте нанес серьезный удар по катарским амбициям: эмират разорвал контракты на поставку сжиженного газа с Каиром, зато Эр-Рияд немедленно предложил новому египетскому правительству финансовую помощь.

И вот теперь новый вызов. В августе 2013 года Обама, получив в руки, как утверждали США, неопровержимые доказательства применения Дамаском химического оружия, внезапно отказался атаковать Сирию, предпочтя пойти на сделку с Россией. А осенью пресса заговорила о потеплении между Тегераном и Вашингтоном — президенты двух стран впервые за 35 лет пообщались лично по телефону. Саудиты негодовали: американцы даже не информировали их о ходе переговоров, не говоря уже о своих целях. Как писали СМИ королевства, «Обама продает нас по дешевке. Американцы обращаются со своими союзниками, как с проститутками — бросают их после использования».

Слегка жестокие ребята

К внешним проблемам добавились и внутренние. В самый тяжелый момент умер король Абдулла. Хотя переход власти прошел без сучка без задоринки (многие опасались, что начнется смута внутри королевского дома), новый король Салман почти сразу затеял крупные перестановки в правительстве, укрепляя свою власть, возвышая одних, отстраняя других и создавая тем самым почву для будущих конфликтов.

Никуда не делась угроза шиитских волнений на востоке. Но главная опасность — настроения суннитского большинства. Еще до смены власти принц Мухаммед бин Найеф, министр внутренних дел, публично заявлял о том, что боится дестабилизации внутри страны после того, как в королевство вернутся ветераны войны в Сирии. Саудовское королевство уже переживало подобный неприятный опыт — когда после афганской войны «демобилизовались» бойцы Усамы бен Ладена, отправившиеся на джихад против шурави.

Тогда очаги недовольства удалось погасить, но сейчас ситуация куда опаснее. Саудовское население, в отличие от руководства, относится к исламским радикалам позитивно: 52 процента суннитов одобряют действия ХАМАС, 31 процент — «Братьев-мусульман». Даже шиитскую «Хизбаллу» поддерживают 13 процентов. Хотя лишь пять процентов подданных королевства одобряют действия «Исламского государства», подавляющее большинство саудовцев (92 процента) уверены, что эта группировка отстаивает подлинные мусульманские ценности. «Отношение к ИГ в арабских странах иное, чем на Западе. Спросите в Саудовской Аравии у суннитов, как они относятся к ИГ. Вам скажут: "Конечно, это ребята слегка жестокие. Мы не одобряем их методы, но они наши. Они защищают нас от шиитов, евреев и американцев". Им симпатизирует "арабская улица": в их глазах исламистский халифат — единственная настоящая боевая сила, воюющая против Америки и сионизма», — говорит Мирский.

Последние акции исламистов, в частности сожжение заживо пленного иорданского летчика, существенно навредили их образу в глазах суннитского населения Саудовской Аравии, дав руководству страны карт-бланш на участие в операции против ИГ. Но симпатии к остальным радикальным группировкам сохраняются.

Крепкие старички

На этом фоне визит Барака Обамы в Саудовскую Аравию (американский лидер прервал поездку в Индию, чтобы присутствовать на похоронах короля Абдуллы) имел особое значение. Перед Обамой стояла нелегкая задача — убедить Дом Сауда в своей поддержке, не поступившись в то же время прогрессом в отношениях с Ираном. Неслучайно в состав делегации был включен ряд высокопоставленных функционеров Республиканской партии, традиционно поддерживающих саудовское направление американской внешней политики.

Саудовская Аравия привыкла к роли одного из главных (наряду с Израилем) американских партнеров в регионе и воспринимает любой шаг США в сторону Тегерана как угрозу своим внешнеполитическим интересам. Даже самые незначительные корректировки американского курса на Ближнем Востоке вызывают в Эр-Рияде беспокойство. В иранском вопросе саудовская дипломатия, обычно столь гибкая, демонстрирует удивительную косность. Антииранская позиция позволила однажды Эр-Рияду набрать политические очки и выбиться в число лидеров арабского мира, собрав вокруг себя коалицию арабских монархий. Со временем идея противостояния Ирану превратилась в своего рода сверхценность. Попытка Эр-Рияда наладить отношения с Исламской Республикой немедленно интерпретируется союзникам саудитов как их поражение и победа иранцев. При этом объективно саудовской монархии выгодно улучшение отношений с Ираном: это поможет снять угрозу, исходящую из Йемена и Ирака, без потери лица выпутаться из сирийского конфликта и ослабит недовольство шиитов в Восточной провинции.

В самих Штатах также многие недовольны союзом с Саудовской Аравией: уж слишком сильно тут традиционная американская риторика о поддержке демократии и прогресса расходится с реальностью. Слишком много общего в методах и политике саудитов и исламистов из ИГ, чтобы это не вызывало вопроса: почему американские деньги идут на поддержку страны, где действуют ограничения на свободу слова и собраний, а о политическом представительстве можно лишь мечтать. Курс, избранный администрацией Обамы, — не критиковать союзника за серьезные нарушения прав человека, выказывая горячее одобрение каждому незначительному послаблению во внутренней политике, выглядит откровенно фальшиво.

И все же на данном этапе разногласия между саудитами и США не стоит преувеличивать: Эр-Рияд и Вашингтон нуждаются друг в друге. Штаты не смогут победить «Исламское государство» без саудовской поддержки, саудиты не смогут удержать свои позиции в регионе без США. Саудиты могут подождать: в 2016 году в США состоятся выборы, и если победят республиканцы, то вряд ли они продолжат политику нынешней администрации президента в отношении Ирана. Как метко заметил один из саудовских комментаторов, «Обама уйдет, а наши старички все еще будут сидеть на тронах».

Обсудить
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
Олег МихеевБанкрот-фронт
Как политики задолжали миллионы и вынуждены жить на 10 тысяч рублей в месяц
«У молодых вообще нет собственной позиции»
Почему современные студенты инфантильны, аполитичны и боятся протестов
Казус Чудновец
Чем закончится дело жительницы Катайска, осужденной за репост. Репортаж
Детские деньги
Как открыть частный детсад и сэкономить
Леонид Хазанов: Налоговая блокада
Или как облегчить экспорт металлургам
Большая перемена
Частные инвесторы заинтересовались школами и детсадами
Кислая ситуация
Почему российский рынок еще долго не избавится от дефицита молока
Без ствола
Российские власти сокращают число владельцев гражданского оружия
Поколение пять
Истребители XXI века вступают в права
Недостаток ресурсов при избытке амбиций
Что не так с индийской системой закупок оружия
Мне хардбольно
Как играют в самую травмоопасную военно-спортивную игру
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
После большевистской попытки захвата власти 3-4 июля 1917 года в Петрограде«События в столице застали Ильича врасплох»
Как Сталин, Ленин и Троцкий провели «жаркий» июль 1917 года
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Говоря «да»
Молодые и красивые обитатели Бруклина на снимках вундеркинда Гарольда Файнстайна
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
A view of the cathedral in Naumburg/Saale, Germany, 21 Janaury 2016. After the first application in summer 0215 failed, a second attempt is being made to register Naumburg Cathedral as a UNESCO world heritage site. Саксония с замками и вином
«Лента.ру» открывает неизвестные россиянам уголки Германии
Страна оленья
Почему Якутия — главное направление для путешествий в этом году
В отпуск с кошкой
Как правильно организовать путешествие с домашними животными
Руины господского дома в усадьбе Ольгово. Дмитровский район, Московская область
Призрак Пиковой дамы
Где в Подмосковье можно встретить привидение
Мимимиметр сломался
Азиатский бум на умилительных собак пришел в Instagram
Я не знаю, как она это делает
Личный опыт: быть фитнес-звездой Instagram и многодетной матерью одновременно
Натянуть уши на нос
Шесть необычных поводов для обращения к пластическому хирургу
Фильтр «зависть»
Звезда Instagram из Нью-Йорка показала изнанку интернет-славы
Ружье и палатка: уникальные автомобильные опции
Инструменты, ружье, пылесос и другие необычные вещи в комплекте с машиной
Ferrari для чемпиона
На аукционе продадут Ferrari Майка Тайсона
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
20 роскошных авто. В камуфляже
Маскировка, которая нужна, чтобы стать заметным
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды