Дом Сауда под ударом

Как выжить ваххабитскому королевству в современном мире

 Salman bin Abdul Aziz, brother of King Abdullah (R), performs a traditional celebration dance while holding a sword outside Al Murabba Palace in Riyadh, Saudi Arabia
Фото: Larry Downing / Reuters

Борьба за власть в Саудовской Аравии после смерти короля Абдуллы закончилась, не начавшись. Бразды правления взял в руки брат покойного монарха Салман. Он возглавил страну в трудный момент: еще недавно королевство считалось одним из признанных лидеров арабского мира, но потрясения последних лет подорвали его влияние. По мнению Эр-Рияда, враги окружили Саудовскую Аравию со всех сторон, союзные США заигрывают с ненавистным Ираном, а внутри государства зреют зерна недовольства.

Кругом одни шииты

Репутация Саудовской Аравии как авторитарного государства, возведенного в абсолют, возникла не на пустом месте: Дом Сауда вложил немало сил и денег в борьбу за контроль над арабским миром и экспансию ваххабизма. Но в последнее время саудовским дипломатам и сотрудникам спецслужб приходится туго. Королевство переживает не лучшие времена — слишком уж много проблем навалилось на саудитов.

«Арабская весна» существенно подорвала позиции Эр-Рияда в арабском мире. Саудовское королевство, воплощенный символ мусульманского консерватизма, с ужасом наблюдало, как рушится сложившийся порядок, рвутся старые связи, а дружественные лидеры, на завоевание симпатий которых были затрачены огромные деньги, теряют власть. Большую тревогу вызывал рост влияния Катара — маленький, но амбициозный эмират финансировал мятеж против Каддафи и восстание в Египте против Хосни Мубарака.

Хотя Эр-Рияд помогал в меру сил бывшим союзникам, например приютив свергнутого тунисского президента Бен Али, в основном Саудовская Аравия реагировала на волну революций пассивно, предпочитая обороняться, а не наступать. Лишь однажды Эр-Рияд прямо вмешался в события. Когда в 2011 году шииты в соседнем Бахрейне вышли на площадь, требуя перемен, туда были введены саудовские войска: в Эр-Рияде испугались, что волнения перекинутся на Восточную провинцию Саудовской Аравии, где проживает большинство шиитского населения страны, а также расположены нефтяные поля — основной источник богатства королевства. Цели удалось достичь лишь частично: на востоке Аравии все равно начались шиитские волнения. Эр-Рияд успешно их подавил — сперва разогнав толпу при помощи полиции, а потом залив деньгами мятежный регион.

Неспокойно и на южных границах: повстанцы-хоуситы, принадлежащие к шиитской секте зейдитов, свергли президента Салеха, захватили половину страны и взяли под контроль столицу. Йемен имеет важное стратегическое значение — эта страна контролирует все морские пути через Аденский залив.

Старый проверенный враг

Но главной опасностью саудиты традиционно считают Иран. Если при шахском режиме диалог между Эр-Риядом и Тегераном был вполне конструктивным, то после исламской революции, когда Иран из относительно светской страны превратился в теократическое государство, отношения резко ухудшились. На политическое соперничество накладывается обострившаяся многовековая религиозная вражда. Суть восприятия суннитскими радикалами шиитов четко сформулировал лидер «Аль-Каиды» в Месопотамии Абу Мусаб аз-Заркауи, назвавший их «затаившейся змеей, хитрым и зловредным скорпионом, шпионящим врагом и глубоко проникающим ядом»

Именно для того, чтобы насолить Ирану, Эр-Рияд вмешался в войну в Сирии. Для саудитов сирийский мятеж стал proxy war, «войной по доверенности», призванной лишить Иран союзника (Башар Асад и вся сирийская политическая верхушка — шииты). Саудовское королевство чуть ли не в открытую снабжало мятежников оружием и готовило для них кадры в тренировочных лагерях. Пытаясь свергнуть Асада, саудовские политики проглядели новую и гораздо более серьезную угрозу — «Исламское государство» (ИГ).

Провозгласив создание халифата, ИГ бросило вызов доминированию саудовских королей в духовной сфере. Проповедники исламистов заявили, что трон потомков Сауда давно прогнил и священные города мусульманского мира, Мекка и Медина, должны перейти в руки истинных правоверных — то есть ИГ. «Сейчас, когда "Исламское государство" овладело третьей частью территории Ирака и четвертой частью Сирии, происходит процесс его консолидации, и одним из объектов последующей экспансии ИГ будет Саудовская Аравия наряду с Иорданией, — пояснил в интервью «Ленте.ру» доктор исторических наук, главный сотрудник ИМЭМО Георгий Мирский. — Это необходимо исламистам, чтобы создать экономическую базу для халифата, после чего он будет абсолютно неуязвим. Если падет Саудовская Аравия, то посыплются как кегли все маленькие нефтяные королевства Персидского залива, а их ресурсы попадут в руки джихадистов. С монархией будет покончено».

«Исламское государство» угрожает обрушить всю политическую систему региона. Чтобы справиться с этим врагом, иракское правительство обратилось за помощью к американцам. Положительную реакцию Вашингтона в Эр-Рияде восприняли как предательство.

Трудная дружба

Хотя Саудовская Аравия уже не первое десятилетие является стратегическим партнером Вашингтона на Ближнем Востоке, отношения между государствами никогда не были безоблачными. В 1973 году Эр-Рияд наряду с другими государствами ввел эмбарго на поставки нефти США в отместку за поддержку Израиля в войне Судного дня. Следующий крупный кризис пришелся на 2001 год, когда американские СМИ обнаружили, что 15 из 17 террористов, участвовавших в терактах 11 сентября 2001 года, оказались подданными саудитского королевства.

Через два года американские войска вторглись в Ирак, что обернулось для Саудовской Аравии большими неприятностями. При Саддаме Хусейне страной управляло суннитское меньшинство. После свержения диктатора к власти пришла шиитская оппозиция. Каких бы успехов ни добилось «Исламское государство» на севере и на западе Ирака, юг и восток, населенные шиитами, захватить и тем более удержать ему не удастся — а значит, в стратегически важной Восточной провинции Саудовской Аравии будет перманентно сохраняться угроза шиитских волнений.

Масла в огонь подлила «арабская весна»: в Эр-Рияде, мягко говоря, с недоумением восприняли инициативу Барака Обамы, поздравившего Мохаммеда Мурси (и в его лице все исламистское движение «Братья-мусульмане») с победой на выборах, а затем поддержавшего ряд его инициатив. Лишь когда военные свергли Мурси (как утверждают исламисты, деньги на переворот предоставили саудиты и ОАЭ), в королевстве вздохнули с облегчением. Переворот в Египте нанес серьезный удар по катарским амбициям: эмират разорвал контракты на поставку сжиженного газа с Каиром, зато Эр-Рияд немедленно предложил новому египетскому правительству финансовую помощь.

И вот теперь новый вызов. В августе 2013 года Обама, получив в руки, как утверждали США, неопровержимые доказательства применения Дамаском химического оружия, внезапно отказался атаковать Сирию, предпочтя пойти на сделку с Россией. А осенью пресса заговорила о потеплении между Тегераном и Вашингтоном — президенты двух стран впервые за 35 лет пообщались лично по телефону. Саудиты негодовали: американцы даже не информировали их о ходе переговоров, не говоря уже о своих целях. Как писали СМИ королевства, «Обама продает нас по дешевке. Американцы обращаются со своими союзниками, как с проститутками — бросают их после использования».

Слегка жестокие ребята

К внешним проблемам добавились и внутренние. В самый тяжелый момент умер король Абдулла. Хотя переход власти прошел без сучка без задоринки (многие опасались, что начнется смута внутри королевского дома), новый король Салман почти сразу затеял крупные перестановки в правительстве, укрепляя свою власть, возвышая одних, отстраняя других и создавая тем самым почву для будущих конфликтов.

Никуда не делась угроза шиитских волнений на востоке. Но главная опасность — настроения суннитского большинства. Еще до смены власти принц Мухаммед бин Найеф, министр внутренних дел, публично заявлял о том, что боится дестабилизации внутри страны после того, как в королевство вернутся ветераны войны в Сирии. Саудовское королевство уже переживало подобный неприятный опыт — когда после афганской войны «демобилизовались» бойцы Усамы бен Ладена, отправившиеся на джихад против шурави.

Тогда очаги недовольства удалось погасить, но сейчас ситуация куда опаснее. Саудовское население, в отличие от руководства, относится к исламским радикалам позитивно: 52 процента суннитов одобряют действия ХАМАС, 31 процент — «Братьев-мусульман». Даже шиитскую «Хизбаллу» поддерживают 13 процентов. Хотя лишь пять процентов подданных королевства одобряют действия «Исламского государства», подавляющее большинство саудовцев (92 процента) уверены, что эта группировка отстаивает подлинные мусульманские ценности. «Отношение к ИГ в арабских странах иное, чем на Западе. Спросите в Саудовской Аравии у суннитов, как они относятся к ИГ. Вам скажут: "Конечно, это ребята слегка жестокие. Мы не одобряем их методы, но они наши. Они защищают нас от шиитов, евреев и американцев". Им симпатизирует "арабская улица": в их глазах исламистский халифат — единственная настоящая боевая сила, воюющая против Америки и сионизма», — говорит Мирский.

Последние акции исламистов, в частности сожжение заживо пленного иорданского летчика, существенно навредили их образу в глазах суннитского населения Саудовской Аравии, дав руководству страны карт-бланш на участие в операции против ИГ. Но симпатии к остальным радикальным группировкам сохраняются.

Крепкие старички

На этом фоне визит Барака Обамы в Саудовскую Аравию (американский лидер прервал поездку в Индию, чтобы присутствовать на похоронах короля Абдуллы) имел особое значение. Перед Обамой стояла нелегкая задача — убедить Дом Сауда в своей поддержке, не поступившись в то же время прогрессом в отношениях с Ираном. Неслучайно в состав делегации был включен ряд высокопоставленных функционеров Республиканской партии, традиционно поддерживающих саудовское направление американской внешней политики.

Саудовская Аравия привыкла к роли одного из главных (наряду с Израилем) американских партнеров в регионе и воспринимает любой шаг США в сторону Тегерана как угрозу своим внешнеполитическим интересам. Даже самые незначительные корректировки американского курса на Ближнем Востоке вызывают в Эр-Рияде беспокойство. В иранском вопросе саудовская дипломатия, обычно столь гибкая, демонстрирует удивительную косность. Антииранская позиция позволила однажды Эр-Рияду набрать политические очки и выбиться в число лидеров арабского мира, собрав вокруг себя коалицию арабских монархий. Со временем идея противостояния Ирану превратилась в своего рода сверхценность. Попытка Эр-Рияда наладить отношения с Исламской Республикой немедленно интерпретируется союзникам саудитов как их поражение и победа иранцев. При этом объективно саудовской монархии выгодно улучшение отношений с Ираном: это поможет снять угрозу, исходящую из Йемена и Ирака, без потери лица выпутаться из сирийского конфликта и ослабит недовольство шиитов в Восточной провинции.

В самих Штатах также многие недовольны союзом с Саудовской Аравией: уж слишком сильно тут традиционная американская риторика о поддержке демократии и прогресса расходится с реальностью. Слишком много общего в методах и политике саудитов и исламистов из ИГ, чтобы это не вызывало вопроса: почему американские деньги идут на поддержку страны, где действуют ограничения на свободу слова и собраний, а о политическом представительстве можно лишь мечтать. Курс, избранный администрацией Обамы, — не критиковать союзника за серьезные нарушения прав человека, выказывая горячее одобрение каждому незначительному послаблению во внутренней политике, выглядит откровенно фальшиво.

И все же на данном этапе разногласия между саудитами и США не стоит преувеличивать: Эр-Рияд и Вашингтон нуждаются друг в друге. Штаты не смогут победить «Исламское государство» без саудовской поддержки, саудиты не смогут удержать свои позиции в регионе без США. Саудиты могут подождать: в 2016 году в США состоятся выборы, и если победят республиканцы, то вряд ли они продолжат политику нынешней администрации президента в отношении Ирана. Как метко заметил один из саудовских комментаторов, «Обама уйдет, а наши старички все еще будут сидеть на тронах».

подписатьсяОбсудить
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
Шимон ПересЧеловек большой мечты
Памяти Шимона Переса
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
People's Liberation Army (PLA) soldiers shout as they hold guns and practise in a drill during a organized media tour at a PLA engineering school in Beijing, July 22, 2014. REUTERS/Petar Kujundzic (CHINA - Tags: MILITARY TPX IMAGES OF THE DAY) - RTR3ZLIT«Москва слишком горда, чтобы заключить союз с Пекином»
Вице-президент Фонда Карнеги о войне США с Китаем и отношениях с Россией
«Люди не видят разницы между порнографией и искусством»
Галеристы и фотографы о закрытии выставки Стерджеса
Еще один шаг к сближению
В конце недели стартует плавучий фестиваль анимации
Дживан Гаспарян«Я хотел, чтобы дудук любили все»
Дживан Гаспарян об отношении к жизни, искусству и главных качествах музыканта
Активисты оперативного молодежного отряда "Офицеры России" у Центра фотографии им. братьев Люмьер, где проходила выставка "Джок Стерджес. Без смущения". Обнаженка, которую мы потеряли
Почему закрыта «педофилическая» выставка — версия общественников
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США