Та заводская проходная

Как искусство дало новую жизнь устаревшим промышленным зданиям

Фото: Giuseppe Milo / Flickr

С середины XX века в связи с развитием автоматизации и высоких технологий началось резкое сокращение производств в крупных промышленных центрах во всем мире. Своего пика этот процесс достиг в 70-х-80-х годах прошлого века. Чтобы понять масштабы: в 70-х годах на московском заводе АЗЛК работало более 70 тысяч человек, сегодня практически на любом автомобильном гиганте — не более 2000 сотрудников.

Следствием стало высвобождение промышленных зданий, расположенных в центре городов или районах, примыкающих к центру. Кто бы мог тогда подумать, что в начале 21 века распространеннейшей функцией бывших заводов станет культуртрегерская.

Зачастую эти здания являются памятниками промышленной архитектуры, построены известными архитекторами. Что с ними делать после вывода или прекращения производства? Вопрос долгое время висел в воздухе. У истоков моды на использование освободившихся зданий как культурно-выставочных помещений стоит лондонская Тейт Модерн (Tate Modern) — галерея современного искусства, разместившаяся в здании бывшей электростанции. В Тейт Модерн экспонируется коллекция произведений искусства XX века. В главном — турбинном — зале площадью 3400 квадратных метров до реконструкции размещались электрические генераторы. Теперь зал используется для демонстрации масштабных проектов современных художников.

Родом из 70-х и парижский Музей д`Орсе – бывшая железнодорожная станция. В музее обширная коллекция искусства XIX века, но самой интересной, по признанию специалистов, является секция фотографии, решение о создании которой было принято в 1978 году. С тех пор коллекция фоторабот, собранных в музее, является одной из самых представительных в мире.

«Музейное настоящее» — лишь одна из культурных метаморфоз, произошедших с промзонами. Большинство же славится не постоянными экспозициями, а бурной культурной жизнью в самых различных жанрах, от меняющих друг друга выставок до сиюмоментных арт-перформансов. Самый большой по площади и по значимости культурный центр Финляндии, Kaapeli, расположен на территории бывшего кабельного завода.

Завод занимает 53 тысячи квадратных метров. Строительство фабрики осуществлялось в несколько этапов, с 1939 по 1954 год, в итоге завод стал самым большим зданием в стране. Культурное пространство, пришедшее на смену заводскому прошлому, объединило три музея, 13 галерей, танцевальную и художественную студии. Здесь проводятся рок-концерты, фестивали, ярмарки. Ежегодно «Кабельный завод» посещают более 200 тысяч человек.

Еще один пример — культурная фабрика Korjaamo, расположенная на территории старого хельсинского трамвайного депо. Помимо галерей, театральных и концертных залов, здесь расположен и музей трамваев. После открытия второго здания трамвайного гаража в июне 2008-го Korjaamo стала оспаривать у Kaapeli титул самого большого культурного центра в Финляндии. Ежегодно здесь проводится международный фестиваль STAGE, собирающий лучшие современные театры со всего мира.

Несколько другой подход к освоению промышленных зданий в Стокгольме: здесь нет громадных промзон, используемых в культурном контексте, объекты скорее «точечные». Стокгольмский музей фотографии Fotografiska, открывшийся в мае 2010 года, занимает здание бывшей таможни площадью всего 5000 квадратных метров, половину площади занимает выставочное пространство. Здание в стиле арт-нуво было построено в 1906 году и является памятником истории и культуры. При его реконструкции полностью сохранены кирпичные стены. Проект осуществлялся совместно с муниципалитетом Стокгольма, который выделил на реставрацию здания и создание музея 250 миллионов крон. Сейчас, помимо выставочного пространства, где ежегодно проходят четыре основные выставки и 15-20 небольших, в музее работают кафе, бар, конференц-зал, музейный магазин.

Еще один стокгольмский пример — Färgfabriken, лаборатория современного искусства, расположенная в здании бывшей фабрики красок 1899 года постройки. Как культурное пространство Färgfabriken существует с 1995 года — несет в массы посредством выставочной и семинарской деятельности новые представления об архитектуре, дизайне и развитии городской среды.

Пример еще одного преображения — культурный центр Барселоны, Caixa Forum, который устроился в бывшей ткацкой фабрике. От своих «северных братьев» здание отличается причудливым дизайном — с башенками, флюгерами, большими окнами. Творение каталонского архитектора Жозепа Пуч-и-Кадафалька (Josep Puig i Cadafalch) было завершено в 1911 году, а уже в 1919-м фабрика была закрыта, здание простояло пустым и заброшенным до 1940 года. Затем, в течение 20 лет, в нем располагался полицейский участок. В 1963-м здание приглянулось барселонскому сбербанку La Caixa, который его и выкупил. В 1976 году здание получило статус памятника истории, и в 2002-м здесь открылся центр современного искусства Caixa Forum. Выставочная площадь Caixa Forum — 3000 «квадратов».

Российские старые промышленные здания тоже стремятся к культуре. В Санкт-Петербурге, например, открыт культурный центр Лофт Проект ЭТАЖИ в здании бывшего хлебозавода на Лиговском проспекте. Проект работает с 2007 года. На сегодняшний день на территории в 3000 квадратных метров находятся две галереи современного искусства, четыре выставочных пространства, кофейня, хостел и даже открытая для посещений крыша.

Еще одно «окультуренное» здание — бывший Завод Полиграфических Машин (проспект Медиков, 3), где на площади около 5000 квадратных метров прописался клуб «А2». Как пишут петербугские издания: «В здании, построенном более ста лет назад, удалось сохранить некоторые аутентичные детали завода, а реконструкция, задуманная в стилистике нового минимализма, добавила экстерьеру и внутреннему убранству особого очарования». Из фактов: в здании разместились два концертных зала — «Мир» и «Спутник», — рестораны, бары и площадки для проведения мероприятий. В реконструированном здании бывшей прядильно-ткацкой фабрики им. Петра Анисимова, на набережной Обводного канала, 60, создано креативное пространство «ТКАЧИ» — бизнес-центр класса В+, позиционирующий себя многофункциональным центром для культуры, образования, работы и отдыха. Интересный опыт по развитию Сестрорецкого инструментального завода начался в прошлом году. Летом 2014-го там открылся рекреативный загородный проект «Петровский Арсенал» — новое культурное пространство для жителей и гостей города возникло на территории бывшего оружейного завода петровских времен.

В Москве, которая, как и положено столице, «возглавляет и лидирует», культурные пространства не первый год с удовольствием обживают старые промышленные территории в центре города. В конструктивистском здании Бахметьевского автобусного гаража (после реконструкции от памятника конструктивизма сохранились только стены) нынче разместился самый «продвинутый» в городе Еврейский музей и центр толерантности. Из Провиантских складов получился музей Москвы.

За Курским вокзалом развивается арт-квартал, состоящий из нескольких бывших промтерриторий — «Винзавод», «Артплей», «Арма», — где работают многочисленные галереи, проводятся выставки, лекции и прочие активности. Как арт-центр развивается бывшая шоколадная фабрика «Красный Октябрь». Творческую публику привлекает и дизайн-завод «Флакон» на Дмитровской. Кстати, его часто отмечают как единственное в городе арт-пространство с четко выстроенной концепцией, а не просто «набор творческих арендаторов», объединенных модным местом. Тут снова лекции, коворкинг, многочисленные сувенирные лавки с дизайнерскими вещам, мастерские, где можно напечатать открытку, расписать горшок или слепить что-то из глины. Работают детские студии, а летом — детский городской лагерь.

К подобной роли стремится и здание электролампового завода на Семеновской. Правда, «культурная» судьба этого здания пока под большим вопросом. Жаль, если здание-замок не удастся сохранить, тем более, что именно на Семеновской арт-кластер был бы очень кстати и мог бы стать отправной точкой для изменения всего, не слишком благополучного на сегодняшний день района. Совсем недавно был представлен проект реновации завода «Кристалл». Тут будет не арт-пространство в чистом виде, а mixed use территория с жильем и арт-кластером. Как говорит руководитель творческого кластера «Город Кристалл» Алекс Столярик, «Город Кристалл» будет отличаться от «Винзавода», «Артплея», «Флакона» за счет создания системы самоуправления нового городского квартала, которая затронет несколько направлений: культуру, спорт, обустройство территории, образование. Это будет пример новой модели коллаборации государственных ведомств, сообществ профессионалов и дизайнеров, местных жителей и планировщиков города, говорит Столярик. Что все это означает и как получится «в материале», пока не слишком понятно, но нашего человека стоит, как известно, благодарить хотя бы за намерения.

Как подобные арт-пространства будут развиваться дальше, можно ли их улучшить, изменить и развить, «Дом» спросил у непосредственных создателей и пользователей таких пространств.

Архитектор, руководящий партнер SPEECH Сергей Чобан: Я считаю, что историческая среда и современная функция музея — культурного центра — очень хорошо дополняют друг друга. Современная архитектура вообще наилучшим образом существует в рамках контрастной гармонии с историческим окружением. Улучшать нужно постоянно качество реализации таких проектов в сочетании с наиболее внимательным сохранением, а не заменой, как это часто бывает, элементов исторического здания на их имитаты. Я очень поддерживаю идею Ирины Коробьиной создать в здании гаража архитектора Константина Мельникова на Новорязанской улице филиал Музея архитектуры — Центр Авангарда.

Партнер Crosby Studios Гарри Нуриев: Промышленные здания, переделанные в культурное пространство, — пожалуй, одна из самых интересных и полезных задач для архитектора. Задача такого редевелопмента в том, чтобы показать городу как любое угасающее пространство можно реанимировать, не посягая на резервные земли и не влезая в фундаментные работы. Это не всегда вопрос экономии, чаще — бюджета на восстановление выше нового строительства. Кстати, самым приятным городским событием для меня была новость, о том, что рядом с моим домом открывается музей «Гараж», и надо сказать, Новослободская с тех пор здорово изменилась. Что касается остальных проектов, то с ними что-то не так. Принцип отрицания всего привычного и стандартного привел эти пространства к визуальному хаосу, где из стен торчат троллейбусы, фиолетовые двери и желтые окна. Это последнее что хочет видеть современный гость или арендатор. Мы вот своим бюро так и не решились на офис в этих кластерах, хотя они придуманы, я полагаю, как раз для таких как мы. Здания заводов сами по себе очаровательны и не требуют никакого специального дизайна или декора.

От новых проектов я жду в первую очередь социально-оздоровительной функции для города. Территории должны нести самые свежие тенденции в дизайне и архитектуре. И, поскольку это яркие и знаковые проекты для портфеля девелоперов, я бы советовал не экономить на специалистах, проектировщиках, а также уделять большое внимание ландшафтному окружению зданий, общественным уличным пространствам. Например, велопарковками сегодня уже никого в Москве не удивишь, а вот детские развлекательные тренажеры или небольшая площадь для отдыха и летних ярмарок — то, что нужно.

Главный архитектор и управляющий партнер проектного бюро Portner Architects Саша Лукич: Пропорции, значительные площади и объемы заводских пространств позволяет организовать в их стенах практически любое мероприятие. Для приведения таких зданий в рабочее состояние достаточно отремонтировать пол, окна, инженерные системы, благоустроить прилегающую территорию. Однако чтобы у помещения появился необходимый «шик», следует предусмотреть наливной пол и дорогое освещение, контрастирующее с винтажными элементами конструкции здания, рустичными заводскими стенами и потолками.

Также стоит помнить, что ревитализованные бывшие промзоны становятся комфортными для проведения мероприятий при условии транспортной доступности для пешеходов, так как большая часть публики пользуется общественным транспортом».

Соучредитель архитектурного бюро UNK project Юлий Борисов: Если рассматривать с точки зрения функциональности, то «Красный Октябрь» и «Флакон», на мой взгляд, трудно назвать арт-кластерами в полном смысле этого слова. Это скорее бизнес-центры определенного класса со специфическими арендаторами, имеющими профессиональный уклон в сторону творческих специальностей.

В чистом виде арт-кластером можно назвать «Винзавод», где подавляющее большинство площадей занимают выставочные пространства и галереи. Там есть небольшое количество креативных офисов и места общественного питания, но они выполняют вспомогательную функцию.

Одним из кандидатов на культурное переосмысление может стать, например, колоритное здание Центральной электрической станции городского трамвая, расположенное в самом центре Москвы, за кинотеатром «Ударник» (Болотная набережная, дом 15, корпус 1). Оно было построено в 1906 году по проекту архитектора В. Н. Башкирова (известен как автор фасадов здания Третьяковской галереи), и сейчас является памятником архитектуры. Таким образом, в пользу создания арт-кластера свидетельствуют не только расположение и окружение, большие площади и архитектурный облик, но и многоуровневые исторические коннотации».

Генеральный директор «Просперити Проджект Менеджмент», председатель Правления Совета по экологическому строительству в России Алексей Поляков:

У реконструкции есть несколько проблем — она дороже простого строительства и имеет ограничения при согласовании. Культурные пространства инвестиционно не слишком привлекательны, у города нет денег на их создание и содержание, а инвесторы заинтересованы в жилой и коммерческой составляющих проектов, а никак не в культурных пространствах. Они сложны по функциям, зонированию, планировкам и технологиям — их проще сделать с чистого листа, чем перестроить из завода. Поэтому интерес может быть только у меценатов, у назначенных государством компаний (как в Сочи-2014) или в обмен на другой очень коммерчески привлекательный проект.

Директор ГК «Арт-фасад» Илья Тюкин: Стоит отметить, что история возникновения арт-пространств на территории бывших фабрик и заводов не всегда одинакова. В одних случаях перепрофилирование происходило полностью за счет гарантированных инвестиций, в других инициатива шла снизу, то есть, усилиями арендаторов. Но, в любом случае, идея реновации территорий для людей, созданная с учетом определенных потребностей, привычек и особенностей, привлекательно работает в большинстве реализованных проектов, будь то Бахметьевский гараж или «Красный Октябрь», «Винзавод», «Артплей »и «Флакон».

Необходимо функционально улучшать данные территории, которые будут отвечать современным требованиям градостроительства: развивать транспортную доступность, обустраивать паркинги, необходимые для арендаторов, крытые общественные пространства, особое внимание важно уделить созданию зеленой зоны, которая, как правило, отсутствует в промышленных зонах. Но уже сегодня данные арт-пространства заметно отличаются от основной массы бизнес-кварталов своей уникальной концепцией и максимально комфортной средой.

Дом00:0116 ноября

Имперский марш

Почему россияне скупают недвижимость в итальянском городе русских цариц