«Спутник» надеется взлететь за счет специализации

Российский стартап, созданный «Ростелекомом», рассчитывает продвинуть на рынок свой поиск и мобильные приложения

Фото: sputnik.ru

В 2014 году на российском рынке неожиданно появился новый поисковый портал — «Спутник». На прошлой неделе он анонсировал мобильный браузер. О новом продукте молодой компании и о том, как стартап планирует окупить инвестиции, «Лента.ру» узнала в интервью с директором проекта «Спутник» Максимом Хромовым.

«Лента.ру»: Уже больше полугода прошло с запуска «Спутника», но остается вопрос, зачем нужен государственный поисковик, когда уже есть другие.
 

Максим Хромов: Поиск поиску рознь. Есть поиск как технология, а есть поиск как продукт. На одной технологии можно сделать разные продукты. Тем более что в интернете у каждого пользователя в арсенале может быть сразу несколько решений на разные случаи жизни. Тут он развлекается, тут получает образовательный и развивающий контент, тут покупки совершает. И у каждого из этих ресурсов будет какое-то решение на базе поисковых технологий. Специализация всегда решает, потому что невозможно объять необъятное. Наш фокус — государство и социальная сфера в интернете.

Словосочетание «государственный поисковик», «госпоиск», появилось до запуска проекта, и разные люди вкладывают в него разный смысл, не всегда соответствующий действительности. Все-таки «Спутник» нельзя сравнить, например, с госуслугами как с государственным ресурсом. Наш проект инициирован национальным оператором связи — «Ростелекомом».

Под госпоиском мы понимаем «поиск по государству», поиск, ориентированный на государство — это уже гораздо ближе к ответу на вопрос о том, зачем он нужен и чем отличается от других. Концепция «Спутника» как навигатора по государственным и социально важным сервисам и информации появилась в 2013 году как один из пунктов стратегии «Ростелекома», стремящегося распространить свои интересы за пределы провайдерского бизнеса, выйти на рынок контента и сервисов, как это делают все крупные операторы связи.

Такая концепция исходит из того, что в сети сегодня очень быстро растет именно государственный сектор — государственные сервисы, услуги, данные, официальные источники информации. Повседневная жизнь граждан и их взаимодействие с бюрократической машиной и социальной инфраструктурой уходит в интернет. Через 5 лет это будет большой сегмент интернета, если измерять в количестве пользователей, ресурсов, информации, чего угодно еще.

На какую долю рынка вы рассчитываете? Сейчас, по данным экспертов, она менее процента.

У нас есть амбиции стать одним из ключевых порталов Рунета, войти в топ-10. Сейчас проект живет в бета-режиме, с точки зрения нашего инвестора мы пока даже не находимся в «промышленной эксплуатации». Интернет-технологии так устроены, что в какой-то момент их становится невозможно развивать дальше без реальных пользователей. Собственно, бета-режим он именно для этого. Сейчас задача — доработать продукт, нет никакого маркетинга и продвижения. Поэтому история о том, что у нас сейчас должна быть какая-то доля рынка, — несколько надуманная.

Есть ли на рынке другие успешные примеры столь нишевых проектов?

Как я уже сказал, поиск — это технология, позволяющая сделать различные продукты. «Спутник» в первую очередь — это портал, где кроме поиска по сайтам есть целый набор поисковых сервисов и вертикальных поисковиков по разным нишам.

Сервис «Лекарства» ищет по базе лекарств и аптек, эти данные не в интернете найдены, а предоставлены по API самими аптечными сетями. Сервис «Мой дом» ищет по адресам и показывает организации, социальную инфраструктуру — эти данные мы получаем от партнеров, государственных ведомств, региональных и муниципальных властей. Сервис «Афиша для детей и родителей» ищет по мероприятиям, которые мы также получаем напрямую от организаторов и от наших партнеров.

Если же говорить про нишевые поисковые сервисы, то их довольно много. Всем известный Price.ru ищет по товарам, DuckDuckGo делает ставку на конфиденциальность. «Спутник» сфокусирован на государственной и социальной информации, усиленной безопасности для семейных пользователей.

Как вы планируете окупить столь дорогой проект, как поисковик, работая в узкой нише?

Эта ниша только кажется узкой, но на самом деле у нее большой потенциал. Через 3-5 лет ниша сайтов и сервисов для взаимодействия граждан с государством и социальной инфраструктурой станет очень заметным сегментом Рунета. И это будут не только официальные государственные сайты, но и коммерческие проекты, стартапы на основе государственных API и открытых данных. Потенциал аудитории в этом сегменте — все граждане России, пользующиеся интернетом. По прогнозам, через 5 лет таких будет 85 процентов населения страны. Очевидно, что этом сегменте интернета будут востребованы и инфраструктурные ресурсы, платформы, помогающие пользователям ориентироваться, — именно таким мы видим портал «Спутник».

Бизнес-модель, заложенная в проект, состоит из двух направлений. Во-первых, это традиционные для портала рекламная и транзакционная модели. До выхода из бета-режима рекламу мы не размещаем, но сейчас прорабатываем нашу политику в этом направлении, чтобы реклама на «Спутнике» и доход приносила, и сохраняла наши общие ценности, и не захламляла сайт. Транзакционная модель уже сейчас приносит какие-то совсем небольшие деньги — в сервисе «Мой дом» пользователи оплачивают ЖКХ, детские сады, мы получаем небольшую комиссию. Второе направление — дистрибуция технологий, включая white label. Наши технологии могут иметь более широкое применение, чем только портал sputnik.ru. 

Каков объем инвестиций в проект? СМИ сообщали о 20 миллионах долларах.

Объем инвестиций никогда не комментировался и не раскрывался. Важно, что это вложения «Ростелекома», а не государства. И не только финансовые, компания предоставляет инфраструктуру, технологии и компетенции, которые помогают «Спутнику» развиваться.

В чем выражается ваш курс на государство в интернете?

Выражается прежде всего в тех задачах пользователей, которые мы хотим решать, — помогать найти нужную информацию или сервис, помогать получить нужную услугу. Вот пример. Недавно мы начали тестировать новый поисковый сервис с рабочим названием «правовая коллекция» — когда машина понимает, что человек ищет какой-то государственный документ, закон или правовой акт, она сразу предлагает ему ссылку на этот документ на официальном или проверенном источнике — на сайте правительства РФ, Кремля, налоговой службы, соответствующего суда или, скажем, «Консультанта». Это тысячи документов в базе. Люди ищут массу правовой информации от «срока исковой давности» до запросов типа «115 ФЗ».

В «Спутнике» эти документы появляются в результатах поиска выше естественной выдачи. То есть невозможно оптимизировать какой-то сайт так, чтобы он стал в поиске заметнее официального. Также работает наш сервис «Удобная Россия» — это набор поисковых подсказок как пройти ту или иную бюрократическую процедуру, получить документ, справку, льготу.

Но сейчас и в «Яндексе» по таким запросам в верхних строчках выдаются официальные сайты. Как вы сможете переиграть сервис, который развивается уже 17 лет. Взаимодействие с органами, ручное редактирование выдачи?

Суть нашего подхода в том, что никакая верификация или ручное редактирование на самом деле не нужны — мы получаем данные напрямую из официальных источников. Когда машина понимает, что пользователь ищет какой-то закон, — она обращается в базу правовых документов, которые находятся на официальных государственных сайтах или ряде специализированных источников типа «Консультанта». Найденный документ показывается на первом месте с пометкой «Правовой документ», а ниже идет естественная выдача из индекса — что-то, что найдено про данный закон на других сайтах или, например, в новостях.

Проще говоря, поиск идет одновременно по двум базам — индексу Рунета и специальной коллекции правовых документов из официальных источников. Такой подход позволяет гарантировать пользователю быстрый доступ к первоисточнику, защищенный от любых оптимизаторских манипуляций. В то же время дает нам возможность развивать такой кластер информации дальше — пополнять коллекцию правовых документов, добавлять новые возможности работы с ними.

Тот факт, что «Спутник» стартовал на пять-десять-пятнадцать лет позже популярных сегодня технологических проектов, мы рассматриваем как преимущество. Изучение чужого опыта позволяет экономить ресурсы. Например, создавая карты «Спутника», был сделан выбор в пользу картографической основы OpenStreetMap — открытой платформы, развиваемой сообществом энтузиастов по всему миру. С одной стороны, нам это позволило не разрабатывать карту с нуля. С другой стороны, мы полностью отрисовали собственную графику, наполнили карты информацией и объектами, полученными в совместной работе с региональными властями.

«Спутник» все-таки установят на компьютеры чиновников?

Этот вопрос правильнее будет адресовать самим чиновникам. Мы же сейчас больше сосредоточены на получении государственных данных для наполнения сервисов. Мы с самого начала стараемся развиваться как федеральный проект, а это значит, что сервисы должны одинаково хорошо работать и в Москве, и в Якутске.

Летом мы начали плотно заниматься региональным развитием: заключаем соглашения о сотрудничестве с более чем десятком субъектов. В июле запустили представительство в Сибири, задача которого заключается именно в работе с поставщиками данных для сервисов (как с государственными, так и с коммерческими, например с аптечными сетями).

Но с государством вы все-таки столкнулись. Какое отношение ваш портал имеет к проекту «Спутник», который запустило МИА «Россия сегодня»? Как будете существовать в одном пространстве?

Это интересная история, поскольку два «Спутника» никак между собой не связаны и появились независимо друг от друга. Мы существуем не совсем в одном пространстве. Мы технологическая компания, наш «Спутник» про технологии и про сервисы. «Спутник» МИА — это СМИ (радио и новостные порталы, созданные, как я понимаю, на базе «Голоса России»). Мы нацелены на внутреннего потребителя, на граждан России, на российскую социальную инфраструктуру, а их задача — вещание в других странах на других языках. Тем не менее после запуска Sputniknews возникла некоторая путаница. Можно даже было встретить сообщения, что «Спутник» компании «Ростелекома» запустил новостной портал в какой-то очередной стране. Хороший пример в пособие о пользе проверки фактов.

Какие взаимоотношения у «Спутника» и «Ростелекома»?

Как у стартапа и инвестора. Инвестор своим масштабом дает большие возможности, но и многого требует. При этом активно участвует в развитии компании и сервисов в лице вице-президента Алексея Басова. Он глубоко погружен в процесс от верхнего стратегического уровня до уровня конкретных технологий и сервисов. Например, он принимает участие в разработке браузера, встречается с командой два раза в неделю, генерирует идеи.

В режиме открытого тестирования у нас есть пространство для экспериментов, ошибок и проверки определенных гипотез.

Если вы стартап, то должен быть срок выхода на прибыль, когда он наступает?

У большинства инвестиционных проектов «Ростелекома» срок выхода на полную окупаемость составляет около 5 лет. Мы существуем в таких же рамках. 

Но каждый стартап имеет план развития, что планируете в этом году?

Текущие цели связаны с выходом в коммерческую эксплуатацию, то есть выходом из беты: доиндексировать Рунет, довести технологии и сервисы до пригодного к дистрибуции состояния, запустить несколько новых сервисов, например, мы уже запустили браузер для мобильных устройств.

И последний вопрос о свежеанонсированном браузере. Как он вписывается в вашу стратегию? За счет чего он сможет конкурировать с распространенными уже программами для веб-серфинга?

Браузер как раз является частью создаваемой экосистемы сервисов «Спутника». На мобильных устройствах проще запустить приложение, чем набирать адрес страницы в браузере. К тому же мы надеемся на синергетический эффект с выпущенными ранее приложениями «Мой дом» и «Лекарства».

Технологически браузер ориентирован на семейное использование, поэтому он снабжен встроенной системой защиты от вредоносной активности, имеет «детский режим», а также поддерживает возможность анонимной работы и голосовой ввод. «Спутник» помогает обозначить орбиту, в которой каждый член семьи будет пользоваться сетью безопасно в соответствии со своими потребностями и опытом.

подписатьсяОбсудить
Опять задержка...
Невыплаты зарплат становятся основной причиной трудовых конфликтов
Празднование итогов референдума. Симферополь, 16 марта 2014 года«Чем ярче эйфория, тем тяжелее отходняк»
Кумовство, коррупция и бездорожье — что говорят крымчане о жизни на полуострове
Представители избирательной комиссии у оленеводов в ЭвенкииСамое место
МКС, вертолет, яранга и другие необычные помещения для голосования
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Мистер Кайф
Чьей жизни завидуют в соцсетях
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей