Катастрофа 1941 года

Лекция военного историка Алексея Исаева о причинах провала Красной армии в первые месяцы Великой Отечественной войны

Фото: AP

В Музее современной истории России кандидат исторических наук Алексей Исаев прочитал лекцию «Первые месяцы Великой Отечественной войны: бои на территории Украины» — о том, что привело к катастрофе летом 1941 года; как СССР потерял Украину, но смог расстроить план «Барбаросса».

Роль Украины в экономике и военно-промышленном комплексе Советского Союза

Украина была для СССР важным поставщиком сырья и готовой продукции. Здесь были значительные запасы угля и металлов: Кривой Рог, где добывали металлы, Никополь, где добывали марганец, и, конечно, Донбасс с его углем. Промышленность была сконцентрирована в основном на юго-востоке Украины. Самыми важными для СССР предприятиями на Украине были завод №183 в Харькове, где производили танки Т-34, и Шосткинский завод по производству пороха, Мариупольский завод, где катали броню для танков, а также судостроительная промышленность в Николаеве. Завод в Харькове был на тот момент главным и лучшим по производству танков. Рядом с ним находился завод №75, который производил дизели к тяжелым танкам КВ, их выпускали в Ленинграде. Слабым местом для СССР был порох, и, забегая вперед, можно сказать, что потеря этого предприятия создала в дальнейшем снарядный голод.

Природные богатства не интересовали немцев, главной их целью был разгром последнего серьезного соперника на континенте, пока он не обрел силу. Гитлер считал СССР колоссом на глиняных ногах, а стратег фюрера Фридрих Паулюс убедил его, что медлить нельзя и необходимо разбить Советы, пока они слабы и не представляют серьезной силы. После разгрома СССР рейх мог спокойно развернуть все силы в сторону моря, победить главного соперника — Англию, и стать гегемоном. Силы Германии были нацелены в первую очередь на политический центр СССР, Москву, и действия группы армий «Юг» на Украине должны были содействовать этому удару.

Упреждение по Гитлеру

В Красной армии Киевский особый военный округ, располагавшийся на Украине, был сильнейшим. Советские военные планы предусматривали в случае наступления развертывать его с территории Украины. Целью этих ударов было бы сокрушение противника, который собрался у границы. Идея была вполне рациональной, но не реализуемой.

Немцы прекрасно понимали, что им предстоит сокрушить основные силы СССР, поэтому сосредоточили подготовку в первую очередь на кадрах и технике. Командовать 120 тысячами человек полностью моторизованной 1-й танковой группой был назначен Эвальд фон Клейст, самый опытный немецкий танковый командир. В России больше известен Гейнц Вильгельм Гудериан, но только благодаря самопиару в мемуарах. В реальности же не было равных сильному, харизматичному и профессиональному танковому командиру Эвальду фон Клейсту. В его распоряжении были лучшие танки только немецкого производства, ни одного трофейного чешского танка у него не было. Их устойчивость против советских противотанковых снарядов была выше за счет более толстой брони.

1941 год стал родовой травмой для Красной армии и болью для памяти поколений. Профессиональные военные не любили его вспоминать и не понимали, почему такое внимание уделяется именно этому году. Обывателю было непонятно, почему армия провалилась, а вот для профессиональных военных это не было загадкой, ответ был ясен с самого начала: главной причиной катастрофичности первых месяцев войны стало упреждение Красной армии в мобилизации и развертывании. Непонимание этого важного факта приводит очень часто к возникновению «завиральных» теорий о том, что командиры предали, заговоре генералов, некомпетентности командиров и так далее.

Однако суть вопроса предельно проста. В мирное время армии, дивизии и корпуса находятся не там, где граница, а во внутренних округах, среди населения, которое можно мобилизовать (вплоть до Урала и Сибири). Мобилизационные резервы приграничных областей были бедными и политически ненадежными, что подтвердилось в первые месяцы войны, когда призванные из Западной Украины солдаты массово дезертировали.

Даже учитывая это, войска Киевского военного округа превышали в численности группу армий «Юг», но практической ценности это не имело. Дело в том, что соединения Киевского военного округа были разделены на три эшелона, разделенные большими расстояниями: дивизия у границы; глубинные стрелковые корпуса; войска внутреннего округа, находящиеся на рубеже Днепра. Это была стандартная на то время идея размещения войск, такая же стратегия существовала, например, во Франции. Это привело к тому, что три группы армий вермахта имели на направлениях главных ударов значительный перевес: на момент 22 июня 1941 года в бой могли вступить примерно 40 советских соединений, а атаковали их более 100 немецких танковых и пехотных дивизий. При таком соотношении они просто громили по частям не связанные друг с другом эшелоны советских войск и прорывались дальше. Глубинные стрелковые корпуса Красной армии во время нападения Германии находились в 100-150 километрах от границы, а армии внутренних округов только начинали разгружаться у Днепра.

Чтобы избежать провала, было необходимо вовремя развернуть силы Красной армии на западе (по советским планам до месяца), для этого надо было мобилизовать и перебросить в западные округа войска из внутренних округов. Чтобы это сделать, командованию нужно было время и точная информация о готовящемся нападении за две-три недели до него, иначе непонятно на каком основании выдвигать войска.

Мутная разведка

С разведкой в то время были большие проблемы. Информация от разведчиков поступала размытая и неопределенная. Донесения постоянно плавали: то нападут немцы, то не нападут, или нападут после войны с Англией. Возможные сроки германского нападения, указываемые в разведданных, варьировались в широких пределах. Золотое время, когда было возможным развернуть войска у границы, было упущено. Реальная дата 22 июня была названа тогда, когда пресловутых 2-3 недель в распоряжении советского командования уже не было. Развертывание начали за неделю до нападения. Если бы по каким-то причинам немцы отложили начало «Барбароссы» на неделю-другую, то их бы встретили по-другому. Разгром был предопределен, и было не важно, кто на тот момент командовал Киевским военным округом, который в дальнейшем стал Юго-Западным фронтом.

Танки есть, но нет пехоты

Картина провала советских войск и численного превосходства немцев наблюдалась по всем направлениям. Единственным козырем Красной армии были многочисленные механизированные соединения. По числу танков Киевский военный округ превосходил немцев, у него было более 4 тысяч танков против 800 у Клейста. Но у Красной армии они были плохо организованы, без обслуживающего персонала и не снабжены необходимой техникой, например, не было грузовиков для перевозки пехоты и снарядов. Атаки же танков без поддержки мотопехоты и отставшей на марше артиллерии успеха не приносили. Хотя 6-я армия под командованием Ивана Музыченко совершала смелые и часто удачные танковые контрудары.

Если оценивать боеготовность, то полностью подготовленных мехсоединений у немцев и Красной армии было поровну. Это стало вторым по значимости фактором, после упреждения в мобилизации и развертывании, обусловившим катастрофу лета 1941 года. У Красной армии не было достаточного количества полноценных подвижных соединений для контрударов и обороны.

Есть самолеты, но нет аэродромов

В СССР в начале 1941 года были запущены два проекта: бетонные взлетные полосы для аэродромов и укрепрайоны на границах. Если укрепрайоны были построены и сыграли свою роль, то с аэродромами ситуация была аховая. В осенне-весенний период грунтовые взлетные полосы приходили в негодность, это решили исправить, построив бетонные. Что было рационально, однако к началу войны большинство аэродромов просто разворотили строительной техникой. Например, когда немцы 22 июня бомбили Львовский аэроузел, то они сбрасывали бомбы не на самолеты, а на тракторы, бульдозеры и перекопанную взлетную полосу. Базирование же действующих аэродромов на Украине было скученное, что предопределило дальнейшее развитие войны: немцы выбили всю авиацию в течение первых дней.

«Зеленые» красные командиры

Третьим важным фактором, обусловившим катастрофу начала войны, стал недостаточный опыт командиров Красной армии. Активное расширение армии в 30-40 годах приводило к размыванию командного состава. Быстрое продвижение по служебной лестнице в предвоенный период людей, не имевших боевого опыта, привело к плачевному результату. Репрессии в это дело внесли малый вклад, численность офицерского корпуса в мае 1941 года — 400 тысяч человек, репрессии коснулись лишь 4 процентов. Проблема была именно в резком увеличении численности армии. Как пример можно привести молодых летчиков, которые в Испании вели в бой звено, максимум эскадрилью, а в июне 1941 года оказывались в генеральском звании во главе крупных авиационных соединений и даже объединений.

Четвертый важный фактор поражения в 1941 году — проблемы с техникой. СССР был вчерашней аграрной страной, поэтому производство вооружений хотя и велось быстрыми темпами, к чести Советского Союза, но имело ряд проблем. Танки после пробега в 1000 километров выходили из строя, у немцев те же проблемы возникали после 12 000 километров. Такая же ситуация была и в авиации, когда из-за проблем с вооружением наши самолеты оказывались «голубями мира».

«Линия Сталина»

За ошибки надо платить — Красная армия была вынуждена отступать и бросать технику. Цена была высокой: согласно документу Юго-Западного фронта от 8 июля, у дивизий и корпусов Киевского особого округа от сотен танков остались лишь десятки. Многие танки были брошены из-за технических неполадок во время марша. Это было символом поражения. Так же немцы в 1944-м бросали свои «Тигры» и «Пантеры».

Пробиваясь через советские танковые контратаки, немцы несли ощутимые потери. По документу 1-й танковой группы видно, что на графике резкий скачок вниз боеготовых танков произошел уже в июне — начале июля. Немцы их активно ремонтировали, но до прежнего уровня количество танков уже не поднималось. Это вклад советских танковых и противотанковых соединений в срыв плана «Барбаросса».

Следующая попытка остановить немцев, на которую возлагались большие надежды, — «линия Сталина». Это неофициальное название цепочки укрепрайонов вдоль старой границы. Где-то немцы прорвали линию с боем, где-то перешли через мосты, которые не успели взорвать. Прорыв «линии Сталина» стал катастрофой. Неизбежный финал последовал в августе под Уманью. Сдерживая немцев контратаками, 6-я и 12-я армии заходили в тыл к наступающим немцам и несколько раз удачно выходили из окружения, во многом благодаря таланту уже упоминавшегося Ивана Музыченко. Но долго это продолжаться не могло, и армии попали в окружение. По данным немцев, в Уманском котле было 100 тысяч человек, по советским данным — 60 тысяч. Многие из них погибли, многие попали в плен, в том числе и Музыченко. Генерал вел себя в плену достойно, был освобожден в 1945 году из лагеря Моссбург, в 1947 году после проверки НКВД вернулся в ряды Красной армии.

Разгром

1-я танковая группа все больше отклонялась от цели. По плану она должна была прорваться к Днепру, затем группы диверсантов должны были захватывать мосты и плацдармы, а потом выступить в обход Киева. Но все пошло вразнос: немецкие войска двинулись в Николаев. Город был взят, что стало потерей для СССР, но и для Германии тоже (хотя они об этом еще не знали): из-за того, что немцы отклонились на Николаев, стремительность плана «Барбаросса» была утеряна, время ушло, и форма операции терялась.

Немцы, столкнувшись с отчаянным сопротивлением, выдвинули против советских войск на этом направлении 2-ю танковую группу Гудериана. Он наступал на Киев с севера. Несмотря на плачевное положение на фронте, советское командование считало, что положение не самое плохое. Гудериан идет в тыл, но до Кременчугского плацдарма ему надо пройти 200 километров под постоянными ударами командующего Западным фронтом Андрея Еременко. Советское командование всерьез хотело держаться за рубеж Днепра, и в целом казалось, что все хорошо. Однако ситуация изменилась резко, как никто не рассчитывал: немцы смогли перекинуть на Кременчугский плацдарм, где была одна пехота, танки. Для этого они собрали со всех соединений группы армий «Юг» саперов и построили циклопический мост (ширина реки 1 километр), который выдерживал 20 тонн (массу танка), и за ночь переправили целую танковую группу. Так началось наступление в тыл Юго-Западного фронта, которого никто не ждал. Дальнейшее развитие катастрофической ситуации было предсказуемым: 1-я танковая группа с юга и 2-я танковая группа с севера соединяются под Лохвицей, оттесняют советские войска дальше по Днепру, разбивают на несколько отдельных котлов.

Всего в окружение под Киевом, по советским подсчетам, попали свыше 452 тысяч человек. Они пытались прорваться, но безуспешно, все для них было кончено. Юго-Западный фронт был уничтожен. Немцы освободили себе путь на Москву. Немецкая 2-я танковая группа и часть 1-й танковой группы отправились на операцию «Тайфун», а в построении советских войск на киевском направлении осталась зиять гигантская брешь. Удерживать Харьков было уже нереально, поэтому была осуществлена спешная эвакуация завода по производству танков в Нижний Тагил. Из-за этого на некоторое время армия осталась без новых танков.

На Юге случилось повторение Умани: немцы, используя брешь у Киева, повернули в тыл Южному фронту к северу от Крыма, там было окружение под Мелитополем в октябре 41 года. Немцы оценивали количество окруженных в 100 тысяч человек.

Было ли киевское окружение предопределено? Да, но советские войска делали, что могли, в то время не было возможности отслеживать перемещение танковых групп. Противник предпринимал неожиданные ходы, которые давали ему преимущество. Немцы повторяли механизм окружения раз за разом, то же самое произошло, например, под Вязьмой: неожиданно появившаяся танковая группа нанесла удар, и армии попали в окружение.

Так в 1941 году Советским Союзом была потеряна Украина. Но тем не менее разброд и шатание отдельных групп немецких войск, а также активное сопротивление советских войск привели к тому, что «Барбаросса» утратил свою прежнюю стройность, и в декабре 1941 года на плане блицкрига был поставлен жирный крест.

подписатьсяОбсудить
12:10 19 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:03 28 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции московского метро «Киевская»-кольцевая

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки
Патруль на границеЯдерное обострение
Индия и Пакистан на пути к войне
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
Кубок мира. Канада — Европа 2:1. Видеотрансляция «Ленты.ру»
Европейцам не удалось победить и сохранить шансы на титул
Rostov's Sardar Azmoun reacts leaving a pithc after the Champions League Group D soccer match between Rostov and PSV Eindhoven, in Rostov-on-Don, Southern Russia, Wednesday, Sept. 28, 2016. (AP Photo/Str)Дон, банан
Какое наказание грозит «Ростову» за расистскую выходку болельщиков
Сэм ЭллардайсСтрасти по четвертой власти
Как журналисты уволили главного тренера футбольной сборной Англии
День за дном
Российские ЦСКА и «Ростов» после второго тура ЛЧ оказались на последних местах
Не хочу учиться
11 показательных фильмов о детской и подростковой сексуальности
Свидетели эпох
В «Гараже» открывается выставка рисунков Гойи и Эйзенштейна
В меру своей испорченности
Общественный резонанс — благо, а не зло
«Люди не видят разницы между порнографией и искусством»
Галеристы и фотографы о закрытии выставки Стерджеса
«Бурлаки прорубили здесь стенку, чтобы достать утопленника»
Алексей Иванов и Екатерина Дементьева читают «Золото бунта»
Показ Tommy Jeans (вторая линия Tommy Hilfiger) для Urban OutfittersРеволюция отменяется?
Почему модные бренды превращаются в «дискотеку 80-х»
Любите их по-французски
Как одеваются в этом сезоне самые модные парижанки
Автохромная фотография. Cartier, Париж, 1923 годБриллианты и базубанды
В Кремле покажут богатства американских миллиардеров
Бэкстейдж показа Simonetta RavizzaГен Италии
ДНК моды формируется в Милане
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США