Новости партнеров

Трезвое чувство реальности

Борьба с пьянством в российских регионах: популизм не поможет

Фото: Евгений Переверзев / «Коммерсантъ»

25 февраля в ходе обсуждения проблем оборота алкогольной продукции в стране заместитель главы Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (РАР) Владислав Спирин заявил, что ведомство готово согласиться с идеей о повышении возраста продажи алкоголя — с восемнадцати до двадцати лет. А буквально за день до этого стало известно, что якутский молодежный парламент большинством голосов одобрил предложение Общественной палаты РФ о запрете продажи алкоголя лицам, не достигшим 21 года.

Кроме Якутска, о безусловной поддержке таких мер уже прозвучали — и отнюдь не на молодежном, а на вполне «взрослом» уровне — заявления в Туле, Севастополе, Грозном, Ставрополе, Хабаровске, Салехарде, Пензе, Липецке, Краснодаре и Петропавловске-Камчатском. А вот Тамбовская и Астраханская области, напротив, категорически против. Ряд же областей (среди которых, например, Амурская, Костромская, Воронежская и Калужская) заняли выжидательную позицию — пусть определятся федеральные власти.

Соответствующий законопроект намерен внести на рассмотрение Государственной Думы сенатор Вячеслав Фетисов — знаменитый хоккеист, а ныне первый зампред комитета Совета Федерации по социальной политике. С учетом заявлений руководства РАР это означает, что шансы на принятие «закона 21» весьма высокие.

А пока властям регионов приходится исходить в своих решениях из закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта», в котором говорится, что они имеют право вводить по своей инициативе «дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции, в том числе полный запрет на розничную продажу алкогольной продукции». И подобные меры с различной степенью эффективности применяются не в одном субъекте Федерации.

Так, областное заксобрание Ульяновской области абсолютным большинством голосов приняло закон о запрете на торговлю алкогольной продукцией крепче 15 градусов по выходным дням, а, скажем, в Пскове уже пару лет как введен запрет розничной продажи алкоголя с 12 до 10 часов следующего дня в день выпускника, День защиты детей и День знаний.

Конечно, внешний эффект от подобных мер есть, и не заметить его невозможно. По словам владимирского председателя законодательного собрания, ему едва ли не лично с тогдашним начальником УВД удавалось успешно бороться с рюмочными в регионе: «По нашей просьбе активизировали работу полиция, Роспотребнадзор, иные контролирующие структуры… Фиксировали любые нарушения — санитарного состояния, правил торговли, огрехи в документации — и на этом основании приостанавливали деятельность распивочных».

Однако на деле эта борьба зачастую гораздо менее успешна, нежели громкие слова на телекамеры. В том же Якутске, например, несмотря на регулярные сообщения главы Республики Саха Егора Борисова об успехах антиалкогольной борьбы, городские власти вынуждены были признать, что ограничения продажи ни к чему не привели. «Когда мы два года назад обсуждали этот проект закона, то предполагали, что в Якутске будут торговать алкоголем только специальные алкомаркеты. В итоге те же магазины продолжают торговать в тех же помещениях, лишь отделив алкогольный отдел стенкой. И чего мы этим добились?» — риторически вопрошает заместитель председателя республиканского правительства Петр Алексеев.

Подобное, увы, характерно для многих субъектов Федерации. Екатеринбургский портал 66.ru сообщает: «…на Репина, 80 расположен магазин сети "Елисей". В 23:00 эта торговая точка сворачивает продажу спиртного… и примерно в это же время длинная очередь из нетрезвых покупателей выстраивается у входа в крохотный магазинчик через два квартала… А на остановке транспорта "Начдива Васильева"… хорошо устроился неприметный ларек. Когда ему запретили продажу спиртного, пиво с прилавков здесь пропало. Зато из-под полы начали торговать фуфыриками спирта сомнительного происхождения — на радость всем окрестным маргиналам».

О борьбе с печально известными в регионах фуфыриками (фанфуриками, мерзавчиками — прим. «Ленты.ру») велась речь около полугода назад в связи с грядущим возвратом госмонополии на производство и реализацию продукции. Тогда в беседе с нашим корреспондентом самый, пожалуй, информированный отечественный эксперт в области алкогольного рынка Вадим Дробиз, директор Центра исследования федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА), заметил, что в ближайшее время ждать сколь-нибудь заметного улучшения ситуации не придется, поскольку «источник нелегальной и суррогатной продукции — в том, что у значительной части населения просто не хватает денег на продукцию нормальную», а следовательно, без роста минимальной зарплаты для населения «суррогат и алкоголь непобедимы». И действительно, за примерами далеко ходить не надо, — в одной из самарских аптек вообще решили не мелочиться и установили автомат, торгующий пузырьками с боярышником, калиной и тому подобными настойками.

Ситуация усугубляется еще и тем, что за прошедшие почти десять лет (с 2006 года) Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС), призванная отслеживать производство и оборот этилового спирта, так и не начала функционировать должным образом. В результате нелегальный алкорынок до сих пор лишает государственный бюджет огромных денег — по данным курирующего этот вопрос Александра Хлопонина, сумма достигает 50 миллиардов рублей.

Вадим Дробиз между тем уверен в том, что как раз государство «заложило колоссальную бомбу замедленного действия политикой недоступности для всех социальных слоев населения легального качественного алкоголя… Здоровье не менее 40 миллионов россиян и их детей сегодня (из 147 миллионов человек) точно подорвано суррогатами крепкого алкоголя и фальсификатами российской вино-коньячной продукции».

В самом деле, трудно отрицать, что многие проблемы государственной алкополитики — в дороговизне легальной водки. Понимают это, впрочем, и на самом высоком уровне — именно этим можно объяснить декабрьские заявления Владимира Путина о том, что «нелегальная водка, всякие суррогаты, спиртные напитки подобного рода возникают из определенной завышенности цен на легальную продукцию», и принятие Росалкогольрегулированием широко обсуждаемого решения о снижении минимальной розничной цены (МРЦ) на водку — с 220 до 185 рублей.

Однако в некоторых российских регионах КПД этих мер оценивают скептически. «Ни один добросовестный производитель на сегодня, во всяком случае из ульяновских, в эту минимальную стоимость, 185 рублей, не уложится. Потому что 115 рублей — только акциз, дальше стоимость самой водки, бутыли, пробки и доведение ее до розницы… То есть, как таковая, цена на водку не снизится. И если она будет за подобную стоимость появляться — встает вопрос о ее легальности», — считает сельхозминистр Ульяновской области Александр Чепухин. Поэтому в регионе решили пойти другим путем и бороться с алкоголизмом очевидно популистскими мерами, среди которых — организация областного агитпоезда «За здоровый образ жизни и здоровую, счастливую семью» с медобследованием населения, мастер-классами и тренингами по пропаганде здорового образа жизни.

Отчасти разделяя скептицизм ульяновского правительства, нельзя не усомниться в эффективности агитпоездов и лозунгов типа «Роди патриота. Воспитай патриота. Уважай патриота». Тут нужны не только ульяновские акции «Многодетность — формула счастья», трудотерапия для алкоголиков, хулиганов и тунеядцев, как та, что введена в ставропольском селе Кучерма, и уроки трезвости в саратовских школах. Здесь необходима поддержка действительно качественных производителей и спиртзаводов, с одной стороны, а с другой — работа среди населения по повышению не только показателей трезвости, но и росту культуры потребления хорошего алкоголя — как, например, пытаются уже не один год действовать власти Пензенской области.