Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Политический труп

Михаил Прохоров ушел из «Гражданской платформы» вместе со своими сторонниками

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

В пятницу, 13 марта, в Москве прошло экстренное заседание федерального гражданского комитета (ФГК) партии «Гражданская платформа». Его инициировал основатель партии Михаил Прохоров в связи с тем, что ее нынешний лидер Рифат Шайхутдинов со своими сподвижниками пошел по своему пути, отличному от того, который закладывался в идеологию изначально. Последней каплей для Прохорова стало участие «Гражданской платформы» в «Антимайдане» и предложение ряда руководителей региональных отделений изгнать из рядов политобъединения Андрея Макаревича. В результате Михаил Прохоров сам покинул основанную им партию, а вместе с ним ушли и все члены ФГК, за исключением Шайхутдинова. «Гражданская платформа» теперь полностью в его руках. «Лента.ру» наблюдала за тем, как проходило судьбоносное заседание.

Михаил Прохоров был красноречив, не скупился на реплики и комментарии. Впрочем, высказаться хотел не только он. О наболевшем говорили и другие члены ФГК — Михаил Барщевский, Елизавета Глинка, Соломон Гинзбург, Александр Любимов, Леонид Ярмольник, Евгений Ройзман, Сергей Милицкий, Ирина Прохорова и другие. Говорили эмоционально, но за рамки приличий интеллигенция не выходила. Впрочем, как потом в беседе с корреспондентом «Ленты.ру» отметил сам Прохоров, в приватных беседах, предшествовавших съезду, эмоции зашкаливали так, что лексика становилась совсем иной, не для публикаций.

«Подсудимым» в начале съезда назначили Рифата Шайхутдинова. Упреки в адрес главы политкомитета партии были известны: участие в шествии «Антимайдана» и ситуация вокруг Андрея Макаревича. Слово «шельмование» переходило из уст в уста. На защиту Макаревича встали все, кроме Сергея Милицкого, который сразу занял позицию Шайхутдинова. Музыкант всех слушал внимательно и периодически расплывался в довольной улыбке.

«Вы отошли от программы партии, руководя политическим комитетом. Я вступал в другую партию, я не хочу быть в партии, которая обслуживает чиновников. Я не хочу вас видеть в ней. Вы встали на путь предательства по отношению к Андрею Макаревичу. Я никому не позволю обижать моих друзей. В последнее время ваша деятельность и деятельность вашего аппарата напоминала отвязавшуюся пушку, как в произведении Гюго. Вы заявили о борьбе с олигархами. А вы не забыли, в чьем офисе сейчас находитесь? Рифат, вы должны достойно, по-мужски, положить партбилет. Не надо из последних сил цепляться за то, что вам не принадлежит», — обратился к Шайхутдинову с пламенной речью член ФГК из Калининграда Соломон Гинзбург. Тот тоже не оставил оппонента без яркого ответа. В итоге договорились встретиться в суде.

События развивались стремительно. Одно голосование сменяло другое. Рифата Шайхутдинова сняли с поста главы федерального политического комитета, однако проголосовали против его исключения из партии. Новым главой политкомитета избрали Михаила Прохорова. Правда, по нашим подсчетам, на этом посту Михаил Дмитриевич продержался чуть более часа.

Шайхутдинов присутствия духа после отставки не потерял и активно продавливал вопрос об исключении Макаревича из партии в повестку дня. Поддержку он нашел только у Милицкого. Большинство же членов ФГК недоумевали. Даже возможность внесения такого вопроса в повестку либералы называли позором. По этому поводу высказались почти все. И стало понятно, что раскол в «Гражданской платформе» преодолеть не удастся.

«Я скорее сторонник точки зрения Рифата Шайхутдинова, а не Андрея Макаревича, но это не дает никому право шельмовать. Позиция моя такова: нельзя склеить разбитую тарелку, для меня та партия, в которую я пришел, закончилась с вопросом по Макаревичу, ее больше не будет. Лично я для себя больше не вижу места в ФГК, тарелочка уже не звенит», — заявил полпред российского правительства в Конституционном и Верховном судах РФ Михаил Барщевский.

Вслед за ним из «Гражданской платформы» вышел публицист Станислав Кучер. А потом зачитали письмо от писательницы Людмилы Улицкой, которая также попросила приостановить свое членство в ФГК. Склеить «разбитую чашку любви» попыталась знаменитая Доктор Лиза, она же Елизавета Глинка. Свою речь она начала с рассказа о том, что только что вернулась из Донецка, где лежат горы трупов.

«Я своими глазами видела результат того, что люди отказываются идти на любые компромиссы... Давайте договариваться. Мы так медленно это создавали и так яростно сейчас разрушаем», — казалось, аргументы Доктора Лизы могут направить съезд в созидательное русло.

Но нет. То был глас вопиющего в пустыне. Слово взял Михаил Прохоров. Основатель «Гражданской платформы» предложил членам ФГК и политкомитета выйти из всех органов партии, дабы «не марать свое имя», потому как созданная им политическая сила давно не та и полностью себя изжила. Михаил Дмитриевич предложил вынести вопрос на повестку дня о ликвидации или переименовании «Гражданской платформы». Началось голосование с короткими комментариями. Соломон Гинзбург, Александр Любимов, Евгений Ройзман, Леонид Ярмольник — один за другим члены ФГК выходили из партии. Очередь дошла до Андрея Макаревича. Музыкант поблагодарил сторонников за поддержку и заявил, что, конечно же, выходит из «Гражданской платформы». Рядом с ним сидела Ирина Прохорова: «Если бы Макаревич остался, я бы тоже осталась, а раз он ушел, то и я ухожу». Эстафетная палочка перешла к Рифату Шайхутдинову: «Я остаюсь, чтобы работать. Иначе что я скажу тем людям, которые тогда поверили Михаилу Прохорову?» «На воре и шапка горит», — тут же с иронией ввернул реплику сам Прохоров.

В результате в ФГК остался только Шайхутдинов, а в политическом комитете компанию ему составил Сергей Милицкий. Теперь «Гражданская платформа» фактически в полном распоряжении Рифата Шайхутдинова, тем более что большинство региональных лидеров — это его команда.

Прохоров, в свою очередь, заявил, что теперь уже бывшие члены ФГК его бывшей партии будут думать над созданием новой площадки. Но, как подчеркнул бизнесмен, не политической.

«В отсутствие политической конкуренции не вижу смысла в новой партии», — сообщил Михаил Прохоров журналистам.

Завязал ли олигарх с политикой? Скорее, она с ним завязала. Меньше чем за пять лет Прохоров лишился двух своих партий. Результат политических изысканий удручающий.