Чем год текущий нам грозит

Главные опасности международной жизни

Фото: Jorge Lopez / Reuters

«Лента.ру» представляет читателям прогноз «Международные угрозы-2015», подготовленный агентством «Внешняя политика». Этот документ посвящен основным вызовам, трендам и проблемам, с которыми предстоит иметь дело мировому сообществу в этом году. Публикацию глав прогноза мы начинаем с введения, написанного доцентом МГИМО (в прошлом — разведчиком-нелегалом в США) Андреем Безруковым.

Если 2014 год был для России годом неопределенности, годом смены парадигмы, то течение 2015-го предопределено результатами сделанного выбора. Маховик перемен запущен и набирает обороты. Эти перемены проходят на фоне глубоких изменений в структуре мировой экономики, которая исчерпала потенциал роста на базе нынешнего технологического цикла. Угроза разложения системы экономических и политических взаимоотношений, созданной Соединенными Штатами и их союзниками после Второй мировой войны, привела к обострению борьбы между бенефициарами этой системы и остальным миром. Россия оказалась на острие конфликта за передел мирового порядка.

Понимая, что предугадывать события бесполезно, мы все-таки можем очертить контуры ближайшего будущего, отделив невозможное от возможного. Наша цель — уловить движущие силы и направление развития событий; понять, что ограничивает выбор тех, кто принимает решения. Итак, какие факторы формируют события 2015 года?

Во-первых, это конфликт Запада, пытающегося сохранить доминирующее положение в меняющейся мировой системе, и России, отказывающейся признать свое зависимое положение. В этом конфликте полем боя стала Украина, контроль над которой каждая из сторон рассматривает как необходимое условие достижения своей цели.

Во-вторых, это кризис Евросоюза как с точки зрения его внутреннего единства, так и точки зрения его эффективности как глобального центра силы.

В-третьих, это сгущающиеся тучи над Китаем, где впервые за долгие годы возникла возможность дестабилизации — как результат замедления темпов экономического роста, обострения социальной напряженности и признаков внутрипартийной борьбы.

В-четвертых, это наступление радикального ислама, который не только обзавелся собственной территорией (Исламский халифат), поставив крест на бывших колониальных границах, но и готов открыть «второй фронт» в городах Европы.

Основной вопрос 2015 года — будет ли он пиком конфликта? Смогут ли главные соперники — США и Россия — достичь понимания возможности нового статус-кво или же конфликт рискует выйти на новый уровень эскалации? От того, в каком направлении пойдет этот процесс, будет зависеть и внутренняя политика России.

В случае открытия перспективы компромисса или хотя бы замораживания противостояния (выраженных если не в отмене, то в ослаблении санкционного и информационного давления) российские власти смогут удержать ситуацию в руках теми экономическими и политическими инструментами, которые уже имеются в наличии.

Однако, если нас ждет открытая экономическая война и запуск в ход всех силовых мер, находящихся в арсенале Соединенных Штатов, России не устоять без реальной перестройки экономики под новую геополитическую парадигму, без неизбежных изменений во внутренней политике, смены команды в правительстве и ротации элит.

В более далекой перспективе любой результат этого противостояния, кроме экономического коллапса и политической капитуляции России, будет для всего «остального» мира сигналом о том, что доминированию Запада пришел конец и международные отношения вступают в новую эру.

Каковы шансы ослабления конфронтации в 2015 году?

Соединенные Штаты течение конфликта устраивает. Он дает им возможность добиться ключевых целей: предотвратить усиление геополитических соперников — России и Германии, не дав сформироваться невыгодному для США раскладу сил, и консолидировать союзников, заодно заставив их нести основное бремя конфронтации. С точки зрения американской внутренней политики, соперничество с Россией — манна небесная. Оно поднимает престиж президента, объединяет воюющие между собой политические силы во имя защиты «мирового лидерства» и стимулирует военно-промышленный комплекс. В США надеются, что внешнее давление приведет к смене курса России, а в идеале — к дискредитации ее лидера. Если принять, что сотрудничество с Россией по другим глобальным проблемам не является критически важным для США, а напряженность в отношениях вряд ли выльется в угрозу прямого военного столкновения, которая отпугнула бы союзников, у американцев нет необходимости ни идти на переговоры, ни серьезно повышать градус конфронтации.

Европа в 2015-м продолжит платить за компромиссы, на которые она шла в угоду иллюзиям бесконфликтного будущего. Брюссель, где форма стала доминировать над содержанием, будет продолжать разрываться между невозможностью признать права России действовать без формального разрешения западных институтов и необходимостью продолжать жить и вести бизнес с восточным соседом. Лишенный единства и ясной перспективы, под давлением страха перед стагнацией, обозленным электоратом и исламским террористическим подпольем, Евросоюз продолжит проявлять солидарность с США, в то же время удерживая американцев от дальнейшей эскалации.

Нынешним киевским властям конфронтация с Россией нужна как средство политического выживания. Взрывоопасный коктейль недовольства коррупцией и ростом цен в атмосфере отсутствия веры в государство и вооруженной вседозволенности может быть погашен только мобилизацией против внешнего врага. В то же время трезвые головы в Киеве осознают и иллюзорность военной победы на востоке, и зависимость страны от внешних ресурсов. Это значит, что в 2015-м соперничающие группировки в украинской верхушке будут метаться между миром и войной, подстраиваясь под американские и европейские настроения и оттягивая плату по политическим счетам.

В 2015 году руководству Китая будет не до остального мира. Все его внимание сфокусируется на поддержании внутренней стабильности, поставленной под вопрос углубляющимся экономическим и социальным кризисом. Поднебесная, скорее всего, воздержится от новых инициатив как в регионе, так и в БРИКС (группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика) и ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). Несмотря на сохранение высокого уровня отношений, достигнутого с Китаем, российскому руководству не стоит рассчитывать на его активную поддержку в конфликте с Западом.

2015 год подтвердит взрывоопасность колониальных по своей сути отношений Запада с исламским Ближним Востоком, в основе которых лежит несправедливость прошлого, — навязанные силой границы, экономика импорта рабочих рук, ставка на авторитарные прозападные элиты. Если в США радикалы ИГ воспринимаются как дежавю иракской кампании, то европейцы начинают осознавать масштабы и значимость проблемы. «Слон в комнате», которого не хотят пока замечать, это ваххабитская Саудовская Аравия. Чем дольше затянется процесс формирования военной коалиции противников ИГ, включающей все заинтересованные стороны, в том числе Сирию и Иран, тем труднее будет «запихнуть джинна назад в бутылку». У России есть прямой интерес помочь решить данный вопрос до того, как эти радикалы появятся на наших южных границах.

В настоящий момент продолжение глобальной конфронтации явно не в российских интересах. Потенциал патриотического подъема власти уже исчерпали. Война на востоке Украины больше играет на руку Киеву и Вашингтону. Несмотря на это Россия не способна сама завершить противостояние с Западом, не прибегая либо к безответственной эскалации, чреватой большой войной, либо к публичной сдаче своих позиций. В то же время созданный капитал надежды позволит стране противостоять давлению еще несколько лет.

В 2014 году России необходимо было заставить с собой считаться. Она добивалась только равноправного диалога. Конфронтация ради конфронтации в ее планы не входит. В 2015 году российское руководство должно решить, насколько далеко страна может позволить себе зайти в отстаивании своих интересов при имеющихся на сегодня ресурсах. Это решение во многом определит градус военного конфликта на Украине. Оно также покажет, с какой программой для России и с какой командой власти пойдут на следующие выборы, думские — в 2016-м и президентские — в 2018-м.

подписатьсяОбсудить
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
На грани нервного взрыва
Зачем предприниматель Петросян захватил офис банка в центре Москвы
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Не стоит недооценивать бегемотов
Ощущения простого человека в любимой машине футболистов и Джереми Кларксона
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон