«Те же грабли»

Почему театральные деятели не высказались в защиту новосибирского «Тангейзера» в Минкульте

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

В Министерстве культуры России 13 марта состоялось общественное обсуждение новосибирской постановки оперы «Тангейзер». Там Минкульт впервые высказал свое мнение по поводу спектакля. Также на заседании присутствовал директор Новосибирского театра оперы и балета Борис Мездрич, культурные и общественные деятели, каждый из которых подробно объяснил собственную точку зрения. Среди высказавшихся были президент ассоциации «Лермонтовское наследие» Михаил Лермонтов, ректор Новосибирской государственной консерватории Константин Курленя, председатель Синодального информационного отдела Московской патриархии Владимир Легойда, член общественного совета министерства культуры, писатель Святослав Рыбас, народный артист России Николай Бурляев, представитель Центра государственной культурной политики Капитолина Кокшенева, главный редактор сайта «Свободная пресса» Сергей Шаргунов и другие. Однако практически все мнения, прозвучавшие в тот день в здании Минкульта, были одинаковой направленности. Кроме самого Мездрича, никто в защиту оперы не высказался несмотря на то, что на обсуждении присутствовали и сторонники новосибирского «Тангейзера». Стенограмма заседания доступна здесь.
«Лента.ру» решила узнать у деятелей культуры, которые не участвовали в прениях, но присутствовали на обсуждении, что они думают о происходящем.

Константин Райкин, народный артист России, руководитель московского театра «Сатирикон»:

Я не видел этого спектакля, и не привык говорить о том, чего не видел. Было высказано много всякой чуши на этом обсуждении. Достаточно неприятной, с моей точки зрения. Говорили тоже не видя. Это вообще наша давняя российская традиция: не глядя обсуждать. У меня язык не поворачивается говорить о том, чего я не видел. Как минимум надо посмотреть, меня так учили. Как про Пастернака говорили: «Не читал, но осуждаю»? Это те же грабли, совковые замашки.

Меня никто не заставлял приходить на это обсуждение. Меня просто пригласил министр культуры. Я хотел посмотреть, послушать. Я знаю этого режиссера, видел другие его работы, интересуюсь Тимофеем, но эту работу не видел. Он талантливый человек, профессиональный. Не очень приятно, что я чувствую воспаленную атмосферу и кликушество, когда люди ищут, на что бы им обидеться, на что бы им обрушиться. Такая атмосфера сейчас.

Анатолий Смелянский, театральный критик, историк театра, доктор искусствоведения:

По поводу «Тангейзера» все уже высказались. Эта ситуация в любом случае рассосется, поскольку пользу она никому не приносит: ни церкви, ни режиссеру, ни театру, ни верующим. Так и останется бессмысленной зарубкой. Я спектакль не видел, но в данном случае это и не важно, ведь речь идет о самом факте оскорбления верующих, а не о содержании постановки. Я просидел на обсуждении два с половиной часа рядом с Константином Райкиным. Мы молчали, а высказывались в основном церковные деятели. Мне нравится позиция Бородина (Алексей Бородин — руководитель Российского академического молодежного театра — прим. «Ленты.ру»), верующего человека, по этому вопросу: «Если вас что-то раздражает, пойдите и помолитесь за душу грешника».

Кирилл Крок, директор Театра имени Вахтангова:

Больше того, что написано на сайте министерства культуры, ничего сказать не могу. Я своего мнения там не высказывал, поскольку были более значимые в нашем театральном сообществе люди, которые обладают огромным авторитетом. Никто из них не счел нужным это говорить и вообще там выступать. Почему? Не ко мне вопрос. Я свое мнение изложил в письме в поддержку этого спектакля. Там было сказано, что театральное сообщество должно разбираться само, без помощи прокуратуры и церкви. Мы же не лезем в церковные дела, почему церковь считает для себя возможным лезть в театральные, ну что это такое? Письмо в поддержку спектакля лично я направил. Если кто-то считает, что у режиссера есть проблемы с художественным вкусом, то это решается внутри театрального сообщества, а не при помощи прокуратуры и суда. Вот это ужасно. Все, что было можно сделать с моей стороны и со стороны театра, мы сделали. Почему на этих общественных слушаниях были многие авторитетные художественные руководители театров, народные артисты и никто из них не встал и не сказал ни слова в защиту — это не ко мне вопрос.

Роман Должанский, театральный критик, арт-директор фестиваля NET, заместитель художественного руководителя Театра наций:

Да сколько можно про «Тангейзер»? Все уже сказано и написано. На обсуждении я был как заместитель одного из членов общественного совета, я сам не член совета, поэтому не имел права говорить от другого лица без согласования с ним.