Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Наш канал делает нас Человеками»

Елена Малышева об Эрнсте и родине

Елена Малышева
Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Первый канал празднует свое 20-летие. Он начал вещать 1 апреля 1995 года, заняв место программ государственной телерадиокомпании «Останкино». О своем случайном приходе на него, стремлении быть лучшей, родине и Константине Эрнсте «Ленте.ру» рассказала ведущая программ «Здоровье» и «Жить здорово!» Елена Малышева.

«Лента.ру» Как вы пришли на Первый канал, почему на Первый?

Малышева: На Первый я попала совершенно случайно.

Совсем?

Когда телеканал решил восстановить медицинскую программу в 1997 году. Разные люди делали пилотные программы. Всего их было шесть. Среди них и мой пилот «Линия жизни», который я сделала вместе с Алексеем Пимановым. Мы его отдали на этот конкурс, и меня утвердили в качестве ведущей. Между прочим, в той пилотной программе снимался тогда еще совсем молодой, но уже любимый всей страной министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу, Владимир Винокур и много других прекрасных людей. Потом закрутился этот огромный маховик под названием Первый канал, появилась реклама «К нам возвращается "Здоровье"» и я вышла в эфир. С Лешей Пимановым мы до сих пор вместе. Он продюсер всех моих проектов.

Есть что-то на Первом, чего нет на других телеканалах?

На Первом канале есть лица, которых нет на других каналах. И кого бы вы сейчас ни назвали из ярких личностей отечественного телевидения, все будут с Первого. Это телеканал, который делает звезд. Первый канал возродил КВН, и благодаря этому сейчас существует огромное количество других телеканалов — ТНТ, СТС, Домашний. Туда пришли КВНщики, которых страна впервые увидела в эфире Первого.

На Первом канале создаются тренды мирового телевидения. Наша программа, например, — один из таких трендов. Мы первые в мире и пока единственные стали работать с огромными макетами. Первый — действительно первый во всем. А еще наш канал делает нас людьми. Человеками с большой буквы. Хочу напомнить вам проект «Всем миром», когда мы в эфире собирали деньги для пострадавших во время наводнения на Дальнем Востоке. Ведь тогда вся страна помогала своим соотечественникам. И мы эти дома построили, и они стоят, и в них живут люди. Первый канал создал и вручает уже 15 лет премию лучшим врачам России «Призвание». Сегодня она настолько известна, что приезжают самые знаменитые лауреаты Нобелевской премии, чтобы вместе с нами чествовать прекрасных российских докторов.

А каждый год 1 июня, в День защиты детей, мы едем в какой-то город России, помогаем больницам, детским домам, домам ребенка и устраиваем огромный праздник для детворы. А к тем, кто не ходит, разбившись на группы, едем в гости домой. И если какой-то ребенок, прикованный к постели, хотел увидеть Андрея Малахова или Катю Стриженову, то они точно приедут лично, с подарками, и помогут.

Мне кажется, что для нас Первый канал больше чем работа. Это наша жизнь. Жизнь, в которой ты часть своей родины.

Для вас важен статус канала, размер его аудитории?

Для меня принципиально важно работать в команде Константина Эрнста. Он требует от нас только одного — быть лучше, ярче, интереснее всех. Ты должен каждый день быть потрясающим, иначе на Первом канале тебя не будет. Но это огромное счастье, когда вокруг тебя все хотят, чтобы ты был ярким и талантливым. Не всем так везет. Первым быть трудно, но это самое захватывающее, что может быть в жизни.

Но теперь у ТВ есть серьезный конкурент — интернет...

Телевидение — особая вещь. Это информация, упакованная так, что становится всем понятной, яркой и интересной. Информация, пережитая очень эмоционально. А ведь мы запоминаем именно эмоции. Сравните, например, заметку в газете или в интернете о том, что две команды сыграли со счетом 7:1. Понятный, в общем-то, факт. А теперь вспомните матч Бразилия — Германия. Я смотрела его по телевизору с мужем и сыновьями. Муж сидел, раскачиваясь и закрыв лицо руками, дети стонали после каждого гола, комментатор практически рыдал. Где еще вы переживете так драматично две цифры 7 и 1? Только на телевидении! Причем рядом будут рыдать и крупный ученый, и ребенок, и пьяный, и трезвый человек. Телевидение объединяет.

Когда-то Константин Эрнст, отвечая на вопрос, что важнее — телевидение или интернет, сказал, что это похоже на вопрос, что важнее — нефть или трубопровод. Интернет — это трубопровод. А телевидение делает нефть — контент. И чтобы вы могли посмотреть его в интернете, мы должны сделать его на телевидении. А потом смотрите где хотите.

Интернет и СМИ00:0116 октября

«Думал, хуже уже ничего не может быть»

Новый «Форт Боярд» в эпоху хайпа: мат рекой, общение с богом и истошные вопли Бузовой