«Удалось спасти большое количество людей»

Президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий Александр Фомин о причинах трагедии в Охотском море

Траулер «Дальний Восток»
Фото: marinetraffic.com / ТАСС

Большой автономный морозильный траулер «Дальний Восток» затонул в ночь на 2 апреля в Охотском море. Судно в считаные минуты перевернулось и пошло ко дну. Из 132 человек, находившихся на борту, спасти удалось 63. Погибли 54 человека, еще пятнадцать — в списке пропавших без вести. Информационное пространство заполонили версии о причинах трагедии. Основных несколько: крушение произошло во время траления; судно могло запутаться в собственных рыболовецких сетях; траулер столкнулся с льдиной. Последнюю версию СКР выдвинул в качестве официальной. Что именно могло произойти в Охотском море, какие выводы будут сделаны по итогам катастрофы и была ли возможность спасти больше людей с погибающего судна, «Лента.ру» спросила президента Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Александра Фомина.

«Лента.ру»: Называют несколько версий трагедии в Охотском море. Одна из них — кораблекрушение произошло во время работ по выборке стотонной сети. Это со слов одного из помощников капитана. Насколько такой вариант вероятен?

Фомин: Сейчас сложно что-то комментировать. Судно на дне, что-то выяснить будет очень сложно: глубины там приличные, и поднимать его вряд ли будут. Люди, которые спаслись, что-то расскажут. Но пока строить версии трудно, потому что это море, это стихия. Причины могут быть самые разные: и человеческий фактор, и технический сбой. Не хочется гадать на кофейной гуще, что там произошло. В течение двух-трех дней люди придут в себя, дадут показания, на основании которых уже можно будет судить о причинах.

Чисто теоретически они могли зацепиться за свои же сети?

Это вряд ли. А вот если говорить о том, что трагедия произошла во время подъема трала, как сказал один из помощников капитана, то да — такие случаи бывают. Если судно не было загружено, если баланс был слабый, а улов большой, тогда получается, что это неграмотные действия командного состава и тех, кто был на вахте.

Траулер стремительно ушел под воду. Давно мы не видели подобного.

Да, судно такого класса — крупное и достаточно защищенное, на таких судах капитан и экипаж обучены тому, как действовать во внештатных ситуациях. Система спасения на промысловых судах выстроена довольно серьезно: тренировки проводятся регулярно, каждый член экипажа знает, что делать в момент опасности. Однако случилась трагедия с большим количеством пострадавших и погибших...

В списках погибших больше пятидесяти человек, еще пятнадцать числятся пропавшими. Как вы думаете, спасенных могло быть больше?

Дело даже не в этом. То, что погибших подняли с моря, свидетельствует о том, что они успели эвакуироваться с судна. Экипаж, очевидно, был готов к подобному развитию событий. Но условия промысла очень тяжелые. Температура воды там около нуля градусов, человек переохлаждается — и все. В такой воде можно продержаться в среднем 8-10 минут. Наиболее тренированные могут прожить около 20 минут. Сейчас понятно одно: видимо, это происходило настолько быстро, что люди не успели воспользоваться спасательными шлюпками и плотами, надевали на себя жилеты и просто прыгали в воду. А насчет количества пропавших — тоже все объяснимо. Работа на траулере — это производственный процесс. Те, кто в момент крушения отдыхал после смены, находились в трюмовой части, в каютах, могли просто спать. И если затопление судна произошло так быстро, у них, по сути, не было никаких шансов. Хотя, конечно, непонятно, почему все произошло так стремительно.

Так не должно было случиться?

Суда такого класса защищены переборками, они не могут быстро затонуть. Следствие должно разобраться, что же там произошло.

И все же — могло быть больше спасенных с воды?

Помощь потерпевшему крушение траулеру оказывали другие промысловые суда, находившиеся в том районе, поэтому спасенные были рассредоточены по разным кораблям. Но в данных температурных условиях спасать людей очень сложно. Сами представьте — как за 8-10 минут успеть поднять всех людей?

Сыграло роль то, что траулер был так далеко от берега?

Дело вообще не в береге. Берег в тех районах пустынный, до Магадана далеко — 300 километров. Даже если бы судно было у берега, что бы от этого изменилось? Ровным счетом ничего. Наоборот, благодаря тому, что это произошло в море, непосредственно в районе промысла, и оперативно сработали суда, находящиеся неподалеку, удалось спасти большое количество людей. Если бы они были одни в том районе, все было бы гораздо хуже.

Трагедия в Охотском море — это роковая случайность или повод для системных выводов?

Безусловно, системные выводы должны быть сделаны. По любому судну, любого типа и класса, по нашим нормативам все риски минимизированы, все проработано и предусмотрено так, чтобы никаких аварий не случалось. Единственное — выводы нужно делать, когда будут результаты расследования. Если виной всему человеческий фактор — это одно. Если техническая проблема судна — разбирательство должно показать, как это судно получило регистр морского судоходства на выход в море. Там требования очень жесткие и сложные, ведь речь идет о безопасности мореплавания, — судно должно быть оснащено всеми средствами спасения и готово преодолеть любые внештатные ситуации. Эти правила и нормы выстраданы поколениями мореплавателей, отражены во всех уставах и актах. Здесь все очень строго. В зависимости от результатов расследования, я уверен, будут сделаны выводы. Росрыболовство совместно с Минтрансом эту работу проведут. Такого не должно быть в принципе. Огромный траулер с большим экипажем — и такая трагедия. Если такие траулеры не могут выжить в море, нужно делать серьезные выводы.