Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Ехал грека

Премьер Греции не получил от России кредит и не снял продовольственное эмбарго, но был крайне доволен

Фото: Иван Секретарев / Reuters

Премьер Греции Алексис Ципрас начал свой первый визит в Москву, который продлится два дня. В России греческого лидера встречают с почетом: в повестке дня переговоры с президентом России Владимиром Путиным, премьером Дмитрием Медведевым, председателем Госдумы Сергеем Нарышкиным и патриархом Кириллом. В Кремле Ципрас не получил финансовой помощи (не предлагали, да он и не просил), не ослабил продовольственное эмбарго, наносящее «глубокие раны» стране, но выглядел очень довольным. И объявил весну в отношениях с Россией.

Почему кто-то должен сидеть в первом классе, кто-то в лодке, а кто-то вообще плескаться в море? В Кремле Алексис Ципрас задавал риторические вопросы про справедливость устройства Евросоюза. «Несистемность» этого политика чувствовалась даже в одежде: без галстука, верхние пуговицы белоснежной рубашки расстегнуты. А греческие журналисты не понимали, почему кто-то хочет работать в тишине и не выходит за пределы пресс-центра. Они шумно обсуждали происходящее. И было даже непонятно, ругаются они или хвалят. В один момент греки встали полукругом и сфотографировались на память. Как счастливые школьники на фоне достопримечательности. Глава их правительства тоже излучал радость. Видимо, потому что проявил независимость и показал Европе греческую фигу.

Как уже отмечала «Лента.ру», интерес греческих чиновников к поездкам в Россию резко возрос. Помимо главы энергетического ведомства, в марте Москву посетили министр иностранных дел, заместитель министра сельского хозяйства и спикер парламента. Визит Алексиса Ципраса вызвал уже серьезную озабоченность в Брюсселе. Председатель Европарламента Мартин Шульц предупредил греческого премьера о недопустимости отклонения от общего курса ЕС в отношении России. А министр финансов Австрии Йорг Шеллинг заявил, что Греция не имеет права в одностороннем порядке договариваться с Россией о снятии эмбарго на продукты питания.

Им ответили не только греки, но и российский МИД. «Если кто-то из европейцев начинает действовать, исходя из своих национальных интересов, это воспринимается как нарушение принципа солидарности, — прокомментировал российский министр иностранных дел Сергей Лавров. — Как будто бы принцип солидарности был изобретен только для того, чтобы поддерживать русофобское меньшинство в Евросоюзе».

Владимир Путин приветствовал греческого гостя, что называется, тепло. «Очень приятно принимать вас в Москве в преддверии православной Пасхи», — говорил он во время протокольной встречи. Путин отметил «своеобразный характер» отношений двух стран, «имея в виду наши общие духовные корни». Своеобразие заключается еще и в том, что совсем недавно Россия была ведущим торгово-экономическим партнером Греции. Но в прошлом году, несмотря на дружеские отношения двух стран, все резко изменилось. Общий товарооборот сократился аж на 40 процентов. Это результат взаимных санкций и эмбарго на импорт ряда видов сельскохозяйственной продукции и рыбы из Европы. По оценкам Афин, потери аграрного сектора Греции составили 30-35 миллионов евро.

Не вина Греции, что она вынуждена была поддержать антироссийские санкции Евросоюза. Но и не вина России, что Греция попала под ответное эмбарго. Так Путин ясно дал понять: исключения даже для дружественных стран он не сделает. Оттого было удивительно наблюдать за довольным премьером Ципрасом. Выйдя к журналистам после переговоров с Путиным, он улыбался и торопился сесть за стол, позабыв про церемонию совместного фотографирования. «Начало новой весны в отношениях наших стран!» — объявил греческий премьер.

Когда Путин, отвечая на вопрос греческого журналиста, описывал преимущества «Турецкого потока» для Греции (это поднимет геополитический статус страны, даст сотни миллионов евро «просто так» — за транзит газа), Ципрас продолжал улыбаться. И выглядел даже немного мечтательно. Но, как выяснилось, ему не по душе название «Турецкий поток». Он внес свою ремарку: «В Греции мы будем строить греческий трубопровод, который пройдет от греко-турецкой границы на нашу территорию».

Но заговорив про Европу, Ципрас перестал улыбаться. «Мы не колония! Не долговая колония!» — возмущался он отношением Запада к своей стране. Греческий премьер дважды повторил, что свои обязательства в международных договорах он, конечно, уважает, но Греция — суверенная страна и вольна сама решить, как соблюдать свои интересы. Потери, которые из-за санкционной войны понесла греческая экономика, он назвал «глубокой раной». И напомнил: «Мы все в одной лодке».

«А почему Москва хочет использовать Грецию, как Троянского коня для выстраивания отношений с Евросоюзом?» — спросил один из греческих журналистов. «По поводу мифологии, Троянских лошадей и прочее, — ответил Путин. — Этот вопрос был бы справедливым, если бы я приехал в Афины. Мы никого ни на что не уговариваем и никого ни к чему не склоняем». Действительно, греческая сторона сама проявила инициативу и предложила согласовать графики лидеров для визита. Что, собственно, и породило разговоры о том, что Ципрас попросит у Путина кредит. Однако не попросил. А российская сторона сама не предложила. Хотя возможность такую в будущем не исключила. Но Путин отметил, что Россия готова участвовать в приватизации греческих предприятий или объектов инфраструктуры. И упомянул о пользе Греции от крупных совместных проектов.

В итоге лидеры подписали меморандум о проведении перекрестных Годов Греции в России и России в Греции в 2016 году, заявление по случаю 70-летия Победы (где был пункт про недопущение фальсификаций истории) и совместный план на ближайшие два года, который должен увеличить совместный товарооборот. О том, что грек уедет из Москвы с чувством собственной независимости, но с пустыми руками, говорить рано. В среду стало известно, что Россия подготовила ряд предложений, касающихся возможного ослабления продовольственного эмбарго в отношении Греции. Об этом сообщил журналистам глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. Эта тематика будет подробно обсуждаться в ходе встречи Алексиса Ципраса с председателем правительства России Дмитрием Медведевым, которая пройдет 9 апреля.