Посол, выйди вон

Блеск и нищета американской дипломатии

Госсекретарь Джон Керри с журналистами и Джен Псаки. 13 апреля 2013
Госсекретарь Джон Керри с журналистами и Джен Псаки. 13 апреля 2013
Фото: Paul J. Richards / Reuters

Слова посла США в Чехии Эндрю Шапиро о том, что президенту этой страны Милошу Земану не стоит ехать на празднование Победы в Москве, вызвали настоящий скандал. Земан заявил, что двери его резиденции отныне закрыты для Шапиро. Это уже далеко не первый за последнее время случай, когда американские посланцы ведут себя неподобающим образом. «Лента.ру» попыталась разобраться, чем объясняется неумение представителей Вашингтона следовать нормам дипломатической этики.

Нужна ли Америке внешняя политика? Эта фраза Генри Киссинджера, давшая название его книге, на первый взгляд кажется парадоксальной. В своих, теперь уже давних, размышлениях, патриарх американской дипломатии настроен весьма критично. За окончанием холодной войны последовал период, когда американцы упивались собственным процветанием и гордостью, вызванной победой в противостоянии с СССР. И без того присущее американцам ощущение мессианства получило небывалую подпитку. Многим в Соединенных Штатах казалось, что теперь их страна законно занимает место главного арбитра по внутриполитическим вопросам во всем мире. Приверженцы этого взгляда стали действовать так, как если бы у Америки всегда имелось в наличии правильное демократическое решение, пригодное для любого общества независимо от его культурных или исторических особенностей. Киссинджер приходит к выводу, что внешняя политика стала аналогом политики социальной. 

Недавний дипломатический скандал в Чехии начался с того, что посол Соединенных Штатов Эндрю Шапиро высказался против участия президента Милоша Земана в московских торжествах по поводу 70-летия Победы. Представитель США открыто заявил, что поездка в российскую столицу неуместна в условиях противостояния России и Запада, вызванного украинским кризисом. Ситуация, когда посол дает рекомендации президенту суверенного государства, совершенно не вяжется со стандартными представлениями, как положено вести себя дипломату. Неудивительно, что теперь двери Пражского Града — резиденции чешского президента — наглухо закрыты для Эндрю Шапиро.

Можно объяснить этот казус низким профессионализмом американского дипломата. Но, скорее, дело здесь в другом. Злую шутку с Шапиро сыграла уверенность в том, что ему, как официальному представителю Вашингтона, необязательно стеснять себя рамками приличий. Дескать, посланцу сверхдержавы дозволено гораздо больше, чем коллегам из других стран.

Это ощущение собственной исключительности и сопутствующая ему вера в безнаказанность присуща и другим американским дипломатам. Например, в октябре прошлого года временный поверенный в делах США в Венгрии Андре Гудфренд заявил, что Будапешт должен поддержать санкции Евросоюза против России, а не вести разговоры в столь нестабильный период о предоставлении автономии этническим венграм, проживающим на Украине. Тогда же он подверг критике политику премьер-министра Венгрии Виктора Орбана по отношению к России, а именно — планы строительства газопровода «Южный поток» и развития АЭС Пакш, которые он охарактеризовал как не вполне прозрачные.

В свое время отличился и бывший посол США в России Майкл Макфол, утверждавший в выступлении перед студентами Высшей школы экономики, что Москва дала взятку Киргизии, чтобы та отказала американцам в продлении их присутствия на военной базе «Манас». Впоследствии ему пришлось сослаться на оговорку и заменить слово «взятка» на более приемлемое «пакет экономической помощи». Конечно, Макфол — известный специалист по России и демократизации нашей страны: еще в начале 1990-х он вращался в либеральных московских кругах, когда был стажером в Московском университете. Однако он не карьерный дипломат, а политолог, и неумение аккуратно подбирать слова не раз его подводило. Как сам он выразился, «не стоило говорить так красочно и прямолинейно».

Серьезный дипломатический скандал почти год тому назад вызвало интервью посла США в Азербайджане Ричарда Морнингстара азербайджанскому бюро радио «Свобода». В разговоре с журналистами он, упомянув проблемы с правами человека в стране, выразил опасения, что в Азербайджане может случиться свой «майдан». Многие расценили эти слова как угрозу. Впрочем, более вероятно, что Морнингстар не пытался оказать давление на официальный Баку, а просто сболтнул лишнее, не подумав, как его слова могут интерпретировать. Как бы то ни было, но отношения США и Азербайджана после этого заметно охладели, а Баку взял курс на сближение с Москвой. В свою очередь, замглавы администрации президента Азербайджана Новруз Мамедов рассказал, что события на Украине стали логичным итогом политики США в отношении Украины, а коктейли Молотова, которые в 2013 году собиралась использовать оппозиционная молодежь в Азербайджане, также были подготовлены при поддержке американцев.

Не раз оскандалился и посол США в Сербии Майкл Кирби. Например, в сентябре прошлого года он сказал следующее: «Вы можете иметь хорошие отношения и с Россией, и с Китаем, и с США. Но наше отношение к визитам китайских и российских официальных лиц различно. Китайцы ни на кого не напали, а русские — напали. Это нужно учитывать. Еще неизвестно точно, приедет ли Путин, но если это произойдет — зачем он приезжает? Из-за празднования освобождения Белграда? А Белград освобождала и Третья украинская армия в составе Красной армии». Разумеется, это заявление наделало много шума. Допустим, Кирби имел в виду, что России не принадлежит монополия на победу и есть другие правопреемники из числа бывших советских республик. Но вот недавнее апрельское заявление Майкла Кирби в программе «Кажипрст» на сербском телеканале Б92 нельзя назвать иначе чем оскорблением сербского народа, охарактеризованное послом как «немного шизофреничное».

И дело не только в словах, но и в поступках американцев. Так, в начале декабря прошлого года американский посол в Словении Джозеф Муссомели вызвался выступить посредником на переговорах между политическими партиями Словении по вопросу создания нового кабинета министров. Он провел встречи с представителями всех политических партий, участвующих в этих переговорах, и прямо высказался за формирование коалиционного правительства членами Словенской демократической партии и партии «Позитивная Словения». Реакция словенских властей — смесь недоумения и возмущения столь очевидным вмешательством во внутреннюю политику суверенного государства.

Есть примеры и не из Восточной Европы. В конце января этого года прибывший в столицу Таиланда с официальным визитом помощник госсекретаря США по азиатским и тихоокеанским вопросам Дэниел Рассел выступил в Чулалонгкорнском университете с критикой импичмента и уголовных обвинений в адрес бывшего премьера Йинглак Чинават, правительство которой было свергнуто военным переворотом в мае прошлого года. Преследование Чинават он назвал «политически мотивированным». В ответ власти Таиланда обвинили США в попытке вмешательства во внутренние дела страны.

Возникает вопрос: почему представители Соединенных Штатов ведут себя столь бесцеремонно, а точнее сказать — неуклюже? Причин несколько. В первую очередь подготовка американских дипломатов не предполагает, в отличие от российской, страноведческой специализации. Больше делается акцент на профессионализацию по отдельным направлениям, — таким, как разоружение, права человека и демократизация, — на правовую работу в международных комиссиях. Американский дипломат — это прежде всего чиновник, а не игрок-интеллектуал.

Есть и другой аспект — карьерные дипломаты практически не имеют шансов выйти на высокие позиции в Государственном департаменте. Это рабочие лошадки, не имеющие серьезного статуса, а руководят ими политические назначенцы, редко имеющие опыт в международной политике и меняющиеся с каждой администрацией после президентских выборов. Мотивы назначений могут быть разными, порою абсурдными. Так, Джен Псаки, прославившаяся многочисленными ляпами, прежде отличилась тем, что неплохо поработала путешествующим пресс-секретарем сенатора Барака Обамы во время его кампании 2008 года, а затем вновь стала его пресс-секретарем на выборах 2012-го.

Упомянутый выше посол США в Чехии Шапиро тоже не дипломат вовсе, а точнее, только-только начинает приобретать опыт в этой непростой сфере. Карьерный взлет чикагского юриста на дипломатической стезе начался с того, что вместе с женой для президентской кампании Барака Обамы ему удалось собрать 1,2 миллиона долларов пожертвований. Такой успех заслуживал вознаграждения. И это не единичный случай, а более-менее широкая практика в последнее время. Например, Колин Белл — известный продюсер мыльных опер и, в частности, сериала «Дерзкие и красивые», собрала для предвыборной кампании Обамы несколько сотен тысяч долларов, а теперь работает послом в Венгрии. Ной Брайсон Меймет и Роберт Барбер за личные заслуги, никак не связанные с дипломатическим поприщем, были назначены послами в Аргентине и Исландии — странах, где они никогда прежде не бывали. Когда новые назначенцы предстали перед Сенатом, известный критик политики Обамы республиканец Джон Маккейн съязвил, назвав их «удивительной группой высококвалифицированных номинантов».

Так в чем же дело, действительно ли в Америке не хватает квалифицированных дипломатов или Барак Обама одержим манией благодарности по отношению к тем, кто помог ему попасть в Белый дом? Верно и то, и другое. Но есть и еще один важный момент: 44-й президент США чудовищно одинок в среде американского истеблишмента. Его ближайшее окружение, которое и претендует на реальную власть, совершенно из иной когорты. В частности, вице-президент Джозеф Робинетт Байден-младший сделал необычную карьеру, став сенатором в 30 лет (минимальный возраст для такой должности). Это случилось в 1973 году, когда Обаме было всего 12 лет и ни о какой политической карьере он еще не помышлял. Глава Госдепа Джон Форбс Керри происходит из известной семьи миллиардеров Форбсов и состоит в родстве с четырьмя президентами Соединенных Штатов, а также аристократическими и королевскими семействами Европы. В молодые годы он даже успел принять участие в предвыборной кампании президента Кеннеди.

Поэтому нет ничего удивительного, что в американской элите чернокожий Барак Обама чувствует себя чужаком. Его искренние, но отчасти и популистские прожекты, с которыми он шел на президентский пост в первый и второй раз, почти неизменно тонут в волне часто необоснованной критики, недовольства и откровенного саботажа. Стремление дать Америке новое будущее наталкивается на глухую стену сговора элит, которую Обаме, похоже, не преодолеть. А любые попытки найти «своих людей» и назначить их на более или менее ответственные посты превращаются в фарс.

подписатьсяОбсудить
Где золото моют
Репортаж «Ленты.ру» с золотого прииска в Якутии
Ваши мечты не сбудутся
Почему «Газпром» заставляет ветеранов и многодетных родителей сносить свои дома
Путин в образе
Как партии используют президента в предвыборной кампании
Валерий Газзаев«В спорте, как и в политике, — все специалисты»
Зачем Валерий Газзаев уходит из большого спорта в большую политику
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Итальянский афтершок
Землетрясение в Италии унесло жизни десятков человек
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Нелетная погода
Почему Иран разрешил, а потом запретил России использование базы Хамадан
Оборотень в слипонах
Кеды, альпаргаты и прочая обувь, делающая жизнь проще
Более лучше
Как изменилась уличная мода в Москве за 25 лет
Рыжая и бесстыжая
Чем модельер Соня Рикель удивила мир
Пошли на тело
Как и зачем в России отмечают день тельняшки
Так поплаваем!
Какие новинки ожидаются на яхтенных шоу в Черногории и в Каннах
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон