Новости партнеров

«Высоконравственно!»

Из доносчиков хотят сделать героев

Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

В Госдуме приступили к обсуждению законопроекта Минтруда, направленного на защиту лиц, сообщивших о коррупционных нарушениях. В нем содержится норма о материальном вознаграждении информаторов. Депутаты и силовики сочли, что она необходима: таким образом обществу будет дан сигнал, что доносить на коррупционеров не стыдно, а почетно.

Законопроект «О защите лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях, от преследования и ущемления их прав и законных интересов» Министерство труда обнародовало еще в феврале 2015 года в рамках Национального плана по противодействию коррупции на 2014-2015 годы, утвержденным указом президента от 11 апреля 2014 года.

На днях он прошел так называемое «нулевое» чтение в Общественной палате. А 19 мая его обсудили на площадке Госдумы с участием представителей администрации президента, профильных министерств, Генпрокуратуры, Следственного комитета, ученых и общественников.

Суть документа в том, что лицам, сообщившим своему работодателю или правоохранителям о коррупционных правонарушениях (например, злоупотреблении служебным положением, взятке, коммерческом подкупе) гарантируется бесплатная юридическая помощь, защита от неправомерного увольнения, привлечения к дисциплинарной ответственности и «иных ущемлений прав», а также защита их родственников и близких. Так, в течение трех лет человек может быть уволен, не по своей инициативе переведен на другую должность или привлечен к дисциплинарной ответственности только по итогам рассмотрения его вопроса специальной комиссией с участием прокурора.

Но это не все: отдельная статья посвящена материальному вознаграждению сообщивших о коррупции граждан, — предполагается, что они смогут получить вознаграждение в размере от 5 до 15 процентов от суммы взятки или «незаконно перемещенных денежных средств». А в том случае, если сообщение позволило предотвратить ущерб казне, вознаграждение составит от 5 до 15 процентов от суммы предотвращенного ущерба, которую определит суд (максимум 3 миллиона рублей). Это касается государственных и муниципальных служащих. Работникам иных организаций выплата устанавливается с учетом финансово-экономического положения предприятия.

Как раз вопросу материального стимулирования борцов с коррупцией депутаты и решили уделить пристальное внимание. Приглашенный в Думу замначальника управления президента РФ по вопросам противодействия коррупции Валентин Михайлов отметил, что существующие антикоррупционные механизмы, в том числе обнародование чиновниками сведений о доходах, дали эффект, но в определенном смысле они начинают свой потенциал исчерпывать, тогда как жизнь ставит новые задачи.

«Введение института вознаграждения за сообщения о фактах коррупции сможет вывести [антикоррупционное законодательство] на принципиально новый уровень», — заявил он.

Михайлов допустил, что вопрос «быть такому документу или нет предрешен». По его словам, «ряд технических претензий есть, но они решаемы». В большей степени участников дискуссии беспокоил не технический, а морально-нравственный аспект. «Сейчас, по большому счету, общество ставит перед собой вопрос: человек, который сообщает о фактах коррупции, — он кто? — спросил присутствующих Михайлов. — Герой нашего времени или, как сказал один телеведущий, «стукачок»? Обществу должен быть послан ясный сигнал, что такой человек герой. В этом главная идея документа».

Валентин Михайлов напомнил, что в России уже функционирует механизм вознаграждения лиц, сообщивших о готовящемся теракте.

Перед законодателями встала и лингвистическая задача: пока неясно, как называть «лиц, сообщивших о фактах коррупции». Михайлов предложил термин «разоблачитель», а представитель Генпрокуратуры Аслан Юсуфов — более нейтральное «информатор».

К тому, что информаторов нужно поощрять материально, склонялись и депутаты, и эксперты, и представители силовых ведомств, и даже Минфин. По словам члена комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолия Выборного, необходимо убедить граждан, что сообщать о взятках — это «не позорно». «Вместе с тем нужно поставить барьеры, которые не позволят превратить доносительство в бизнес, — предупредил депутат. — Граждане, не разбираясь, каждый вопрос будут относить к коррупционному. Облить человека грязью несложно. Поэтому механизмы привлечения за ложный донос должны быть действенными».

«Сообщать об угрозе госбюджету — высоконравственно», — согласилась с ним заместитель председателя комитета по регламенту Лариса Шойгу.

Переломить сложившийся стереотип и убедить общество в том, что человек, сообщивший о взятке, — не «стукачок», будет сложно, понимают законодатели. «Одно поколение воспитывалось на примере Павлика Морозова, другое — на порицании его поступка», — напомнила Лариса Шойгу. Поэтому, решили парламентарии, общественное мнение надо готовить. «Законопроект нужный и своевременный», — считает сенатор от Крыма Ольга Ковитиди.

Подготовкой общественного мнения готова заняться в том числе Общественная палата. «Нужно, чтобы такие люди [сообщившие о факте коррупции] на каждой улице висели», — заявил основатель движения «СтопХам», член Общественной палаты Дмитрий Чугунов. Он напомнил, что отношение призывников к российской армии постепенно, но удалось переломить. «Вы имели в виду — портреты этих людей?» — уточнил модератор круглого стола, депутат Госдумы Илья Костунов.

Не исключено, что два обсуждаемых вопроса — защита осведомителей и вознаграждение им — будут разделены и рассмотрены в два этапа. За это выступили представители СК и Генпрокуратуры.

Один из немногих, кто усомнился в необходимости поощрять осведомителей деньгами, был инспектор Следственного комитета Георгий Смирнов. Он напомнил, что сообщать о фактах коррупции в своем ведомстве чиновник должен исходя из морально-этических убеждений, а не за деньги.

У экспертов возник ряд содержательных вопросов к законопроекту. По словам директора центра противодействия коррупции Высшей школы госуправления РАНХиГС Александра Конова, пока из его текста непонятно, кому нести заявление о факте коррупции, кто его будет рассматривать, куда идти человеку, если будут нарушены процедуры, — не секрет, что комиссии по защите интересов зачастую подконтрольны работодателю.

Депутат Илья Костунов убежден, что само обсуждение в Думе этого законопроекта «покоробит коррупционеров», — они начнут жить «как пауки в банке».

Комплекс мер защиты осведомителей от дискриминации и репрессивных мер действует во многих странах. Некоторые, в том числе США, практикуют и выплату денежных вознаграждений. «В Штатах средняя сумма выплаты осведомителю составляет 240 тысяч долларов, максимальная сумма — около 14 миллионов, — привела пример профессор МГИМО Элина Сидоренко. — В Казахстане в 2013 году государство вознаградило 172 человека, выплатив им в общей сложности 19 миллионов тенге». Однако другие страны, отметила она, изучив опыт США, решили не идти по этому пути. Например, в отчете Банка Англии говорится о нерентабельности таких процедур.

Заведующий отделом правовых проблем противодействия коррупции Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Артем Цирин добавил, что опыт поощрения доносителя имелся и в средневековой Европе, и в царской России. «Тогда донос нередко использовался, чтобы завладеть чужим имуществом», — отметил эксперт, процитировав пословицу из словаря Даля «Доносчику первый кнут».

Россия00:0418 сентября
Даша Гордийко

«У меня шея, как у сломанной куклы»

Пятилетнюю Дашу спасет операция на позвоночнике. Нужна ваша помощь