Новости партнеров

«Историческая память объединяет»

Массовость «Бессмертного полка» — не самоцель

Фото: Игорь Руссак / РИА Новости

Более 90 процентов опрошенных ВЦИОМ россиян поддерживают идею сделать акцию «Бессмертный полк» всероссийской и проводить ее 9 мая ежегодно. О желании принять участие в подобном шествии будущего года заявили 60 процентов участников опроса. В чем секрет успеха этой акции? Каким будет ее продолжение? «Лента.ру» побеседовала об этом с политологами.

Массовое участие в этой акции не означает лояльность людей к действующей власти

Николай Миронов, гендиректор Института приоритетных региональных проектов:

«Бессмертный полк» довольно серьезно изменил сам принцип участия граждан в праздновании Дня Победы. До недавнего времени во всех праздничных ритуалах, связанных с Днем Победы, в основном участвовали военные и ветераны. Простые граждане не были участниками, они были в положении свидетелей и зрителей. Теперь же благодаря этой акции у всех есть возможность ощутить свою непосредственную связь с Днем Победы. Таким образом обеспечивается преемственность исторической памяти. Эта инновация очень полезная и очень важная, она позволит сохранить праздник на ближайшие годы, несмотря на то что из жизни постепенно уходят участники войны.

Российское общество испытывает недостаток консолидирующих ценностей и символов. Люди ждут, что будет сформирована понятная, ведущая в будущее система ценностей, которая возвеличит Россию, с помощью которой можно двигаться вперед. Поэтому события, связанные с Великой Отечественной войной, оказались первым и базовым консолидатором — просто из-за отсутствия других подобных вещей. И люди, конечно, включились в этот процесс, потому что общая историческая память объединяет людей.

Однако массовое участие в этой акции не означает лояльность людей к действующей власти. Не стоит отождествлять миллионы людей с портретами родственников, участвовавших или погибших на войне, с миллионами лояльных. Если бы мы попытались поднять миллионы в поддержку тех или иных действий власти или просто властвующих лиц, мы бы не собрали такого количества людей.

Попытка оппозиции воспользоваться успехом «Бессмертного полка» и проводить акции противников власти в виде маршей жертв сталинских репрессий мне не кажется продуктивной. Отношение к сталинским репрессиям не так однозначно, как отношение к Великой Отечественной войне. Репрессии в целом воспринимаются как боль. Репрессии, как и война, затронули очень многих, но репрессии — это негатив. На негативе людей объединить гораздо сложнее. То есть это в любом случае повестка узкого круга диссидентствующих групп.

Оппозиция в данном случае попытается провести некие параллели с репрессивным государством образца 1930-х годов и современным авторитарным государством. Но все-таки у нас государство не тоталитарное, оно не сопоставимо с тем, что было в 1930-е не только у нас, но и в некоторых европейских странах, не только в Германии. Все же это большая разница, и люди ее чувствуют.

Что касается скандала вокруг выброшенных фотографий в Москве, то вполне возможно, что имели место быть такие факты, когда некие подставные люди с какими-то подставными фотографиями присутствовали на марше. Но стоит понимать, что это все-таки многомиллионное шествие и сложно собрать столько подставных людей. И, конечно, невозможно подсчитать, были ли все эти люди действительно подлинными. В любом случае, это не меняет смысла акции, — она все равно была народной, массовой.

Верный способ убить эту акцию — это загнать ее в узкие рамки и использовать для злободневных нужд каких-нибудь избирательных кампаний, в том числе и с прицелом на 2016 год.

Ни в коем случае ни один из политических институтов и ни одна из политических партий не должна здесь быть, потому что иначе все это превратится в официальную тусовку, фейк и обезжизненный ритуал. Тогда люди перестанут в это верить, перестанут надеяться на то, что власть может консолидировать общество на основе исторической памяти.

Массовость «Бессмертного полка» — не самоцель. Мы не в советское время живем, когда массовость была демонстрацией всеединства.

«Бессмертный полк» сделал День Победы более личным праздником

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций:

Акция «Бессмертный полк» сделала празднование Дня Победы более массовым и инициативным со стороны граждан, а главное — очень личным. Трудно представить более очевидный для граждан мотив участия в какой-либо массовой акции, чем поминовение родственников. Эволюция 9 мая в направлении дня памяти не только погибших в Великой Отечественной войне, но и вообще дня памяти была бы благоприятным и позитивным развитием этого праздника.

Даже жесткие критики празднования 9 мая и критики этой акции вынуждены признать, что она инициативная и искренняя. Сила исторической памяти, которая есть у граждан страны, чувствуется в том числе и за рубежом, где никто такого эффекта от этой акции не ожидал. Участие властей выразилось только в том, что они выделили место для шествия, обеспечили его безопасность. Но никаких завозов людей на эту акцию не было, никакой административной мобилизации власти не предпринимали. В этой акции проявилась еще и традиционность российского общества, здоровый консерватизм.

Акции жертв сталинских репрессий проводились ранее, просто на них не было портретов жертв этих репрессий. Подобные акции имеют право на существование, но в силу меньшего количества пострадавших от репрессий и менее традиционного для страны формата они намного меньше по масштабу, чем «Бессмертный полк». И, конечно, такие акции не будут общенациональными, — механизмом сплочения нации они быть не могут, поскольку отражают мнение только той части населения, которая пострадала от сталинского режима и которая критически относится к режиму существующему.

У такой акции как «Бессмертный полк» всегда много «отцов» и организаторов, так что не стоит здесь искать авторское право. Это не родившаяся в чьем-то мозгу идея, которая овладела массами, а наоборот — очевидное решение, которое созревало в головах у многих и которое реализовывалось в разных форматах. Поэтому я бы не сказал, что у томских журналистов есть какой-то копирайт на эту акцию. У нее было множество инициаторов.

Если говорить о скандале с выброшенными фото, — я допускаю, что были какие-то технические проблемы, провокации. Но не думаю, что в акции участвовали какие-то административно привлеченные люди. Негативная информационная кампания, которую мы наблюдаем по итогам акции, неубедительна. Она встречает какую-то поддержку только в очень узком сегменте сети и не выходит за пределы определенного круга блогеров и их комментаторов. Эта малая реакция свидетельствует о том, что для большинства людей эта акция прошла естественно, и распространяемые фотографии выглядят либо как нетипичные для этой акции, либо как провокационные. Эти фотографии по большому счету убеждают в фальшивости акции только свой круг.

ОНФ — это как раз структура, которая способна организовать крупные непартийные акции, и было бы логично, если бы «Бессмертный полк» координировался Народным фронтом. В то же время «Бессмертный полк» не нуждается в значительной координации. Для его участников совершенно не важно, кто является организатором, кто обеспечивает безопасность, — им важно выйти на улицу и почтить память своих родственников.

Думаю, что в следующем году число участников акции стабилизируется на нынешнем уровне. В этом году вышло 12 миллионов человек, то есть почти каждый десятый. Это традиционная пропорция для общенациональных акций во многих странах. И вообще я не думаю, что рост числа участников этой акции надо как-то специально стимулировать. Кто вышел — тот вышел. Если задаться целью стимулировать численность, можно создать репутационные риски для очень хорошей инициативы.

Для этой акции совершенно не важно, сколько миллионов в ней участвует — восемь или двенадцать. Не это главное.

Люди очень серьезно оценили участие Путина в этой акции

Сергей Марков, директор Института политических исследований:

Это было грандиозное мероприятие, и оно изменило атмосферу празднования Дня Победы. Проявлена колоссальная визуальная политическая консолидация общества. Наконец-то найден сверхудачный гражданский формат: объединение патриотических чувств.

Участие в акции «Бессмертный полк» президента России на самой акции никак не отразилось, но в будущем это отразится очень серьезно. Во-первых, люди очень серьезно оценили тот факт, что президент пошел вместе со всеми в колонне, а не стоял на трибуне. Во-вторых, это значит, что в следующем году в акции примут участие все мэры и все губернаторы.

Идея оппозиции с маршем жертв сталинских репрессий абсолютно неудачная. Она была бы удачной 25 лет назад, когда у миллионов людей была потребность вспоминать темные страницы истории. Но с точки зрения населения десталинизация уже произошла, эта проблема сейчас уже решена.

Что касается скандала с выброшенными портретами, то, с моей точки зрения, это постановочные фотографии. Представьте себе, что кто-то организовал это, и люди прошли с чужими портретами. Если кто-то это организовал, то этот кто-то должен будет обязательно забрать портреты назад — по двум причинам. Во-первых, это реквизит, который должен быть сдан и оставлен на следующий год. Во-вторых, если я послал каких-то людей на демонстрацию, я должен проконтролировать, приняли ли они в ней участие, а не выбросили ли они эти портреты где-то по пути. Поэтому они должны вернуться и предъявить мне реквизит. Сдал портрет — получил деньги. Появление этих фото противоречит административной логике.

По моим оценкам, в будущем году «Бессмертный полк» соберет порядка 20 миллионов человек. Многие мои знакомые очень жалеют, что не смогли принять участие, потому что не нашли фотографий своих близких. Сейчас они бросились их искать в архивах и обязательно пойдут в следующем году.