Ставка на местных

Губернаторов-«варягов» будут привлекать в регионы только в исключительных случаях

Губернатор Смоленской области Алексей Островский
Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Практика назначения на губернаторские должности кандидатов из других регионов становится менее массовой. В Кремле при отборе руководителей областного уровня ставку теперь делают на местные кадры, а «чужаков» планируют привлекать только в крайних случаях. Опыт «пришлых» губернаторов политологи в целом оценивают как негативный, хотя отмечают, что иногда без такого варианта не обойтись. «Варяги» станут теперь скорее исключением из правила, говорит источник «Ленты.ру» в администрации президента (АП).

Раньше было по-другому. С приходом Дмитрия Медведева на пост президента в 2008 году губернаторами в основном назначались люди, не связанные напрямую с доверенными им регионами. «К 2010 году губернаторы-«варяги» составляли абсолютное большинство среди назначенцев федерального центра», — говорит директор Дальневосточного консалтингового центра Петр Ханас. Такая стратегия, напоминает он, была связана с отменой прямых выборов глав регионов в 2004 году, а также с необходимостью ротации губернаторов-тяжеловесов ельцинской эпохи.

Недавние кадровые решения новому курсу соответствуют. В конце мая президент России Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева (вместо добровольно ушедшего в отставку Василия Бочкарева, который руководил регионом 17 лет). Белозерцев, до назначения возглавлявший парламент области, родом из Орловской области, но с Пензенской его жизнь связана с начала 90-х годов. Бывший военный, Белозерцев работал в трех созывах пензенской гордумы, был мэром города Пензы. Тогда же врио губернатора Тамбовской области был назначен Александр Никитин (вместо ушедшего в отставку Олега Бетина). Никитин родом из региона, возглавлял Мичуринский аграрный университет, работал в городском совете депутатов, а с марта 2011 года был председателем Тамбовской облдумы.

«Засланным из других регионов губернаторам сложнее выстроить систему взаимоотношений с местными элитами, — разъясняет логику назначений Петр Ханас. — Они в большей степени ориентированы на команды федерального центра и в меньшей степени считаются с региональной спецификой. В условиях ухудшающейся социально-экономической ситуации у губернаторов-«варягов» меньше шансов на успешное антикризисное управление, поскольку у них нет широкого кредита доверия среди местных бизнес-элит».

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко сомневается, что тренд переломился, несмотря на заявленный курс. «Варяги продолжают назначаться в ряде регионов, — говорит Минченко. — В основном, правда, это политические назначения — например, распределение губернаторских квот между парламентскими фракциями. Алексей Островский (Смоленская область), Вадим Потомский (Орловская область), Константин Ильковский (Забайкальский край) — все они не местные».

В числе «варягов» — губернаторы Свердловской области Евгений Куйвашев, Пермского края Виктор Басаргин, Красноярского края Виктор Толоконский, ХМАО Наталья Комарова, Карелии Александр Худилайнен…

«Да, практика стала менее массовой, тем не менее она сохраняется», — уверен Минченко.

По словам политолога, мотивы назначения «варягов» могут быть следующими: перебрали всех на местном уровне, подходящей фигуры не нашлось. Или в регионе имеется застарелый внутриэлитный конфликт, в связи с чем нужен новый человек, не вовлеченный в распри.

Например, после того как обвиненный в получении взятки губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин был отправлен в отставку в связи с утратой доверия президента, главой области назначили губернатора Амурской области Олега Кожемяко. Ставку на «пришлого» в этом случае сделали потому, что он не связан с коррупционными скандалами, в которых могли быть замешаны представители местной элиты. Вместе с тем некоторые политологи увидели в этом решении проявление кризиса кадровой политики федерального центра: крайний дефицит губернаторов — эффективных управленцев.

По наблюдениям Евгений Минченко, примеры успешных «варягов» во главе регионов единичны. «Кроме Олега Кожемяко, который зашел уже на третий регион, пожалуй, и некого назвать, — говорит он. — Есть «варяги», которые проявили себя не очень хорошо: Сергей Боженов в Волгоградской области, Александр Мишарин в Свердловской области». В целом практику назначения «чужаков» политолог оценивает «скорее как неудачную».

Петр Ханас говорит, что в настоящее время на Дальнем Востоке существенной проблемы губернаторов-«варягов» нет. В 2011 году, напоминает он, был снят губернатор Камчатки Алексей Кузьмицкий. «Ему так и не удалось выстроить бесконфликтную систему взаимоотношений с местными элитами, хотя экономическая стратегия развития региона и понимание того, что именно нужно для Камчатки, у него было», — говорит Ханас. Вместе с тем политолог считает, что особой корреляции между эффективностью работы губернаторов и их принадлежностью к региону нет.

В единый день голосования 13 сентября выборы губернаторов пройдут в 21 субъекте. Из них плановых кампаний, предусматривающих прямые выборы, только десять (плюс косвенные выборы в трех регионах). Остальные губернаторы не дотерпели до окончания срока своих полномочий и попросили у президента разрешения идти на выборы досрочно.

Из 21 губернатора, помимо Кожемяко, под определение «варягов» подходят только двое: губернатор Ростовской области Василий Голубев, возглавляющий регион с 2010 года, и губернатор Смоленской области Алексей Островский. Голубев хотя и ростовчанин по месту рождения, но его карьера с молодости была связана с московским регионом. С начала 90-х, до назначения губернатором, он работал в администрации Ленинского района Московской области, а также в подмосковном правительстве. Москвич Островский, бывший журналист и бывший депутат Госдумы, получил пост губернатора в апреле 2012 года. В сентябре он пойдет на свои первые губернаторские выборы — досрочные. По прогнозам Евгения Минченко, кампания для Островского может оказаться непростой: у губернатора не все гладко в отношениях с региональными элитами. Тогда как Голубев, считает политолог, адаптироваться успел.

В числе других важных критериев, которыми руководствуется Кремль при отборе губернаторов, — опыт публичной работы кандидата и его способность идти на прямые выборы. Избираться нужно без скандалов с оппозицией: недопущение конкурентов из других партий и нарушения в ходе проведения кампаний чреваты ростом социального недовольства. Например, в сентябре 2014 года, несмотря на то что подавляющее большинство губернаторских кампаний носили референдумный характер и результаты выборов были предсказуемы, некоторые губернаторы злоупотребили административным ресурсом. В Липецкой и Нижегородской областях к выборам не допустили кандидатов от КПРФ, а в Санкт-Петербурге, Самарской и той же Нижегородской областях было развернуто бурное досрочное голосование.

Однако в целом, отмечает собеседник «Ленты.ру» в Кремле, за последние годы качество губернаторского корпуса изменилось к лучшему.