Новости партнеров

Фемида против доллара

Как подмосковный суд укрепил рубль в два раза

Фото: Сергей Карпухин / Reuters

Доллар должен стоить 24 рубля. Так считают в одном из судов Московской области. Впервые за последние годы требование валютного ипотечника было удовлетворено: банку нужно пересчитать кредит по старому курсу, а девальвация признана обстоятельством непреодолимой силы. Заемщики массово готовятся к искам против кредитных организаций. Банки тоже собираются судиться за деньги вкладчиков. «Лента.ру» выясняла, в какую сторону склонится чаша весов Фемиды.

Молотком по валюте

На прошлой неделе Пушкинский городской суд Московской области выступил в роли регулятора валютного рынка. Сбылась мечта Сергея Глазьева, который предлагал зафиксировать курс доллара. Одним ударом молотка судья приказал американской валюте замереть на отметке в 24 рубля. Именно по такому курсу банку ВТБ 24 нужно пересчитать долларовую ипотеку для одной из заемщиц (она брала в долг осенью 2008 года, тогда курс был примерно таким).

Суд обосновал свое решение следующим образом. Во-первых, в банке клиентку заверили, что брать валютный жилищный кредит — это выгодно. Во-вторых, она не могла предвидеть резкую девальвацию рубля, в результате которой ее ежемесячный платеж стал в три раза превышать доходы. В-третьих, была использована 451 статья Гражданского кодекса, регламентирующая порядок расторжения или изменения заключенных договоров из-за «существенных изменений обстоятельств». То есть суд признал рост стоимости валюты на рынке форс-мажором.

В ВТБ 24 не согласны с решением суда первой инстанции. Более того, оно уже обжаловано. Об этом «Ленте.ру» сообщили в пресс-службе банка.

Ранее депутат от «Единой России» Евгений Федоров предлагал квалифицировать экономические санкции против РФ как обстоятельства непреодолимой силы. На этом основании народный избранник хотел освободить россиян и отечественные компании от погашения валютных долгов. Предложение Федорова эволюционировало в решение Пушкинского горсуда.

Заемщики на тропе войны

Валютные ипотечники воодушевлены. Государство, пусть и в лице одного из судов, встало на их защиту. Позиции банка суд не учел и дал понять, на чьей он стороне. Теперь у должников может появиться рычаг влияния на кредитные организации. По-крайней мере, до решения вышестоящего суда.

«Мы надеемся, что суд второй инстанции оставит решение без изменения, а апелляционную жалобу — без удовлетворения», — сказала в беседе с «Лентой.ру» юрист Всероссийской ассоциации валютных заемщиков Елена Мазур. Она подчеркивает, что решение суда с точки зрения права законно и обоснованно. «Безусловно, оно дает нам надежду. Теперь ожидаются массовые исковые заявления от заемщиков. Они будут отстаивать свои права и возможность нормально жить дальше», — отмечает юрист.

Ей вторит пресс-секретарь ассоциации Жанна Чепченко. «Мы, валютные ипотечные заемщики, надеемся на торжество разума и закона», — говорит она, особо отмечая, что клиенты банков не просят простить их долги. По ее мнению, речь идет о разделении рисков с финансовыми организациями. Рисков, которые «возникли не по вине клиентов».

«Правила игры устанавливают правительство и ЦБ. Они решили, что судьбы людей, российских граждан — ничто по сравнению с виртуальными убытками банков», — сказала Жанна Чепченко. И добавила, что сейчас «полным ходом идет подготовка к аналогичным искам».

Пчелы против меда

Но и банки не сидят сложа руки. Пока заемщики собирают силы для штурма судов, кредитные организации подают против них иски. Известно, что этим занялись Райффайзенбанк и Собинбанк. С 1 апреля только в Москве и области Райффайзенбанк обратился в суд 16 раз. Окончательные решения по делам пока не приняты.

Банки можно понять. Стремительно растущая просрочка по жилищным кредитам превращается в проблему для всей банковской системы. По данным коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн», к концу мая просроченная задолженность по ипотеке достигла 51,1 миллиарда рублей. С начала 2015 года она выросла на 13,1 процента (увеличивается в 5 раз быстрее, чем годом ранее). Значительная часть просрочки приходится как раз на валютные жилищные кредиты (18,9 миллиарда рублей по информации ЦБ от 1 апреля). Банки стараются как можно быстрее вернуть свои деньги. Опрошенные «Лентой.ру» кредитные организации подтвердили это.

«Банк инициирует обращения в суд по досрочному истребованию задолженности, в том числе, и против валютных ипотечных заемщиков», — сообщили в ВТБ 24. Ранее, 1 июня, банк закрыл программу реструктуризации валютных кредитов. Через нее прошло около четверти таких займов. На 1 мая ипотечный портфель ВТБ 24 — 708 миллиардов рублей. Около 1 процента приходится на кредиты в иностранной валюте.

В пресс-службе Сбербанка сказали, что стараются договариваться со своими клиентами во внесудебном порядке. В крупнейшей финансовой организации России действует программа реструктуризации. На данный момент объем выданных валютных жилищных кредитов в Сбербанке составляет 7 миллиардов рублей (0,17 процента от всего ипотечного портфеля).

«В январе 2015 года банк принял решение не подавать в суд на заемщиков, имеющих валютную ипотеку, и ежемесячно это решение продлевалось», — объяснил «Ленте.ру» директор департамента по работе с просроченной задолженностью Росбанка Игорь Шкляр. И добавил, что сегодня эта стратегия «поставлена на пересмотр».

В «ДельтаКредит» считают, что изменение курса рубля не может служить основанием для изменением договора в одностороннем порядке. Представитель банка отметил, что у «ДельтаКредит» в этом вопросе имеется «обширная положительная судебная практика». Обращение в суд против заемщика он назвал «крайней мерой».

«Уралсиб» пока не подавал исков. При этом банк готов защищать свои интересы всеми правомерными способами, в том числе и через суд.

Теперь представим себе следующую ситуацию. Все валютные ипотечники судятся со своими кредитными организациями (как утверждают в ассоциации заемщиков, массовые иски уже готовятся). И все суды дружно удовлетворяют требования истцов. Кредиты пересчитаны, доллар снова по 30 рублей, евро — 45. Не потребуется ли тогда государственная поддержка самим банкам? «На ипотеку в валюте приходится около 3,8 процента от всего объема ипотечной задолженности. На банковской системе возвращение к старым курсам не скажется», — утверждает ведущий эксперт по банковский рейтингам агентства RAEX Максим Истомин.

Он полагает, что вероятность отмены вердикта Пушкинского городского суда высока. Конечно, подобные решения удовлетворяют заемщиков, но одновременно и бьют по их дисциплинированности и ответственности. При выборе ипотеки в валюте они хотели получить деньги на более выгодных условиях, чем их «рублевые коллеги». «Оказалось, что они не были готовы к рискам», — констатирует Максим Истомин.

Непреодолимая слабость рубля

Справедливости ради нужно сказать, что Пушкинский городской суд не одинок в своих симпатиях к должникам. В 2013 году Белгородский областной суд пошел навстречу заемщикам «Банка Москвы». Тогда не было никаких пикетов у Центробанка и не верилось, что евро может стоить 100 рублей. Клиенты оформили ипотечный кредит на строительство дома в иенах в 2008 году. За пять лет японская валюта подорожала с 22 до 35 копеек. Судья счел это поводом для пересмотра кредитного договора.

Впрочем, то решение так и не вошло в судебную практику. В 2013-м валютная ипотека еще не превратилась в социальную проблему, затронувшую тысячи россиян. Юрист коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Алена Дубровина полагает, что сегодня у заемщиков больше шансов на успех, поскольку теперь учитываются и серьезные перемены — санкции, девальвация и общее состояние отечественной экономики.

С другой стороны, от экономических проблем пострадали не только обремененные валютными кредитами граждане. Так, в среднем по России реальные доходы населения уменьшились на 13 процентов (данные Росстата за апрель). Люди стали беднее на 13 процентов. Значит ли это, что любой заемщик может обратиться в суд с просьбой сократить его ежемесячный платеж пропорционально реальному падению доходов?

Еще одна проблема — рост безработицы. По последней информации Минтруда, число зарегистрированных в службах занятости превышает миллион человек. В конце прошлого года их было 860 тысяч. Считать ли увольнение обстоятельством непреодолимой силы? Ведь работнику сложно спрогнозировать сокращение штатов. Кризисные явления привели как к девальвации рубля, так и к росту числа безработных. Среди последних наверняка были и те, кто брал кредиты. Согласится ли суд помочь им?

Наконец, как быть с вкладчиками, которые заработали на девальвации? Сейчас в банках на валютных депозитах лежит 4,6 триллиона рублей. Если следовать логике курсового пересчета, их депозиты также нужно «подрезать». Ведь деньги на выдачу кредитов банк берет в том числе и из вкладов населения. Вряд ли люди согласятся расстаться с деньгами. И тогда вместо валютных заемщиков придут озлобленные клиенты, которые клали доллары и евро под процент. Пикеты должников у стен ЦБ сменят пикеты вкладчиков.

При этом государство уже приняло компромиссную программу поддержки. Она касается всех, кто брал ипотеку. Условия программы сводятся к двум пунктам: либо ваш ежемесячный платеж увеличился на 30 процентов, либо ваши доходы упали на 30 процентов. Сумма государственной субсидии — 200 тысяч рублей. Это уже вызвало критику в стане валютных ипотечников, считающих поддержку недостаточной.

Делать окончательные выводы о том, смогут ли заемщики выйти из непростой ситуации, можно будет только после решения суда вышестоящей инстанции. В любом случае россияне — как клиенты банков, так и сторонние наблюдатели — получили жесткий урок финансовой грамотности. Вероятно, это научит их брать кредиты только в той валюте, в которой они получают доходы. Статистика Центробанка подтверждает это предположение. За первые четыре месяца 2015 года в России было оформлено только 50 валютных кредитов — в шесть раз меньше, чем годом ранее.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов