Красотка и химия

Как «научная» блогерша подчинила гигантов фастфуда

Фото: @thefoodbabe

У производителей фастфуда есть свои противники. Они заставляют корпорации отказываться от некоторых ингредиентов, которые, по их мнению, заслуживают только того, чтобы называться «вредной химией». Один (вернее, одна) из главных активистов по борьбе с «химикатами» — американка Вани Хари, она же Food Babe. Она регулярно проводит «расследования» состава продуктов питания и каждый раз находит в них опасные для здоровья вещества. Под ее натиском меняют ингредиенты своих блюд McDonald's и Costco. В этом не было бы ничего плохого, если бы не тот факт, что требования и «расследования» Хари не имеют под собой никакого научного основания.

Состав блюд и напитков из меню ресторанных гигантов меняется. С 2012-го по 2013 год калорийность того, что принято называть фастфудом, снизилась на 10-20 процентов. В основном это касается новых позиций меню. Изменения не были вызваны пожеланиями потребителей — по крайней мере, прямой связи между снижением калорийности и запросами посетителей ресторанов быстрого питания нет.

Но так бывает не всегда. Не так давно Dunkin Donuts вынуждены были перестать использовать диоксид титана из-за претензий общественной организации As You Sow. Активисты сочли, что это безвредное вещество, добавляемое во многие косметические средства и пищу, может вызвать проблемы с легкими. Теоретически это может быть правдой: если вдохнуть огромное количество пыли, состоящей из наночастиц оксида титана, вещество действительно навредит клеткам легких. Вот только диоксид титана в пище, в том числе в пончиках Dunkin Donuts, содержится в виде пудры, а не наночастиц. Размер самой крупной наночастицы (100 нанометров) в тысячу раз меньше, чем можно различить невооруженным глазом (100 микрон). А частички пудры мы легко можем видеть без очков, поэтому ни о каком «нанооксиде» титана в пище и речи идти не может.

Впрочем, нереальность опасности не останавливает поборников здорового образа жизни. ЗОЖ сам по себе — это, разумеется, неплохо. Плохо то, что люди, не обладающие базовыми знаниями химии и биологии, могут заметно влиять на питание остальных.

Food Babe

Один из наиболее ярких примеров такой влиятельной персоны — Вани Хари (Vani Hari). Бывший консультант с образованием в сфере IT, она бросила работу после приступа аппендицита, чтобы вести блог об опасных составляющих пищи и косметики. В феврале этого года у Вани Хари вышла первая книга «The Food Babe Way». Хари взяла себе псевдоним Food Babe («Пищевая красотка») и собирает армию сторонников, которая называется незатейливо — Food Babe Army. Тысячи людей прислушиваются к мнению блогера, не владеющего информацией даже на уровне школьных учебников химии и биологии, выхватывающего фразы из контекста, а факты — из богатого воображения. В марте 2015 года журнал Time причислил блогершу к 30 самым влиятельным людям интернета. Тем не менее на ее сайте честно указано, что Хари — не профессиональный диетолог и никакой ответственности за данные рекомендации не несет.

Зато ответственность несут производители пищи. За последние пару лет Вани Хари подала ряд петиций и исков против больших компаний. Петиции приняли во внимание, а судебные тяжбы Хари выиграла. В частности, благодаря ее усилиям McDonald’s и Costco в 2017 году полностью прекратят продавать мясо кур, в пищу которых добавляли антибиотики. Эти антибиотики защищают птиц от заболеваний, делающих их мясо непригодным в пищу, но для активистов это, похоже, не имеет никакого значения. Nestle вынуждена отказаться от искусственных ароматизаторов, по составу и свойствам не отличимых от натуральных, к концу 2015.

На сайте Хари есть раздел «Investigations» («Расследования»). Статьи в нем всегда содержат громкие заявления, изображения с заметными и кричащими надписями в стиле «Производители продуктов нас дурачат!», факты из биографии автора и почти никогда — ссылки на статьи в рецензируемых научных журналах. Практически к каждой публикации пользователи оставляют десятки комментариев о том, что Хари дает псевдонаучную информацию. Однако кто-то удаляет подавляющее большинство этих комментариев и блокирует их авторов. А если гневных реплик становится слишком много, исчезает сама статья, которая вызывала негодование. Так было, в частности, с материалом об опасностях, подстерегающих пассажиров самолетов. В нем Вани Хари утверждала, что авиакомпании экономят на воздухе и пускают в отсек для пассажиров не чистый кислород, а опасную смесь газов, 50 процентов которой — это азот. Хари не смутило, что «настоящий» воздух состоит из азота на 78 процентов, а кислорода в нем всего около 21 процента, и при этом никто не страдает от больных суставов и отрыжки просто потому, что дышит (а ведь именно такие побочные эффекты азота обещала нам борец за органические продукты и справедливость). Азот (N2) при обычной для Земли температуре не вступает в реакцию практически ни с чем, и одна из самых сложных задач химической технологии — заставить этот газ вступать в химические реакции при температурах ниже плюс 1000 градусов по Цельсию.

Одна из самых знаменитых фраз Хари — «Нет такой "химии", которую можно было бы безопасно употреблять в пищу в каком-либо количестве» (There is just no acceptable level of any chemical to ingest, ever). Проблема в том, что все в мире состоит из «химии», то есть химических соединений. По логике Вани Хари, пить воду и дышать воздухом, а уж тем более употреблять какую-либо еду — крайне небезопасно.

Поиски смысла

Итак, нападки Вани Хари на ингредиенты продуктов лишены какой-либо научной составляющей. Но лишены ли они смысла? На первый взгляд кажется, что да. Такое ощущение, что токсичными Хари считает все вещества, названия которых сложно произнести: азодикарбонамид, альгинат пропиленгликоля, эпихлорогидрин и тому подобное. Кампании против таких гигантов, как Subway (Хари заявила, что для сохранения свежести хлеба эта компания использует вещество из ковриков для йоги и что это вредно для здоровья), завершаются успешно для поборницы «нехимического» питания: якобы вредные вещества перестают использовать; производители, опасаясь силы общественного мнения, «исправляются». Так почему же Хари продолжает нападки на них, если все уже хорошо? Где находятся все новые и новые вредные компоненты пищи?

Есть гипотеза, что Вани Хари поддерживают производители «органической» еды и косметики. По крайней мере, с каждого «органического» продукта, купленного у партнеров ее сайта, Хари получает некоторый процент выручки. Само по себе это не плохо, однако не стоит играть на чувствах потребителей, выдавая им заведомо ложную информацию. Хуже того, ингредиенты, вызывающие, по мнению Вани Хари, рак и прочие тяжелые заболевания, содержатся в поддерживаемых ею «органических» продуктах.

Занимательная химия

На самом деле вещества, заявленные в блоге Хари как «смертоносные», таковыми не являются. Их находят и в хлебе, и в шампуне — просто потому, что эти соединения содержатся практически во всем живом. Вани Хари пугает и раздражает, что кастореум (бобровая струя) входит в список натуральных ароматизаторов, безопасных для применения в пище. Как можно есть продукты с ним? Ведь он добывается из желез, расположенных у анального отверстия бобра! Удивительно, что Хари еще не запустила кампанию против продажи полностью органического кофе копи лювак или блэк айвори. Ведь перед тем как кофейные зерна этих сортов расфасовывают и пускают в продажу, их поедают и переваривают куницы и даже слоны.

Автор блога демонстрирует незнание основ химии. Термин «органический» в применении к химии включает в себя почти все вещества, содержащие углерод, за некоторым исключением (уголь, углекислый газ, угарный газ, угольная кислота и ее соли — карбонаты). Впрочем, в живых организмах присутствуют далеко не только органические соединения.

Помимо этого, и Вани Хари, и другие противники искусственных красителей, ГМО и всего якобы далекого от природы игнорируют один из базовых и самых важных законов химии — закон постоянства состава. Открытый и экспериментально доказанный более 200 лет назад, он гласит, что состав и свойства вещества не зависят от того, каким образом оно было получено.

У Хари достаточно много образованных критиков, которые терпеливо и обстоятельно разбирают ее ошибки и осуждают ее стремление сеять панику. Среди таких критиков — невролог Стивен Новелла (Steven Novella), профессор Института продовольственных и сельскохозяйственных наук при университете Флориды Кевин Фолта (Kevin Folta), профессор университета Макгилла Джозеф Шварц (Joseph Schwarcz) и многие другие ученые и популяризаторы науки. Сама Хари считает, что они отвергают ее мнение из-за шовинизма или расизма, дискриминируя ее как женщину не совсем европеоидной наружности.

Впрочем, хладнокровная научная аргументация — это не то, что может убедить миллионы людей. Гораздо проще сыграть на эмоциях и заставить человека поверить в свою победу над явно превосходящими силами (компаниями-производителями пищи), даже если борьба шла против ветряных мельниц мнимых опасностей пищи. К тому же война с опасными ингредиентами представляется благим делом, и у участника этого действа реализуется потребность в одобрении окружающих.

Многие обоснованно хотят быть здоровыми. Как это ни печально, не меньшее количество людей зарабатывает на этом желании. Часть их, например работники R&D-отделов производителей пищи, с помощью настоящих исследований получают объективные данные о продукции своих нанимателей и действуют честно. Однако их труд нечасто бывает виден: их данные редко печатают в научных журналах, ведь они получены в рамках коммерческих проектов. А есть и те, кто применяет нечестные методы, пользуясь недостатком научной информации у потребителей.

Хотя это и сложная задача, ученые и популяризаторы должны суметь рассказать людям об устройстве мира более доходчиво, убедительно и вместе с тем — более спокойно, чем это делают малообразованные, но влиятельные блогеры. Однако последние уже стали реальной и отнюдь не безобидной силой, признаем мы это или нет.

Обсудить
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
«Будь у легпрома финансы, мы бы могли процентов 40 рынка держать»
Президент Союзлегпрома Андрей Разбродин о перспективах легкой промышленности
Груз в триллион
Примет ли Дума неоднозначный проект поправок в закон о долевом строительстве
В ожидании худшего
Как потребители и сети живут в условиях постоянного роста цен
Меху не до смеха
Почему в России падает производство пушнины
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее