Новости партнеров

Сеанс одновременной игры

Что дает России проведение саммитов ШОС и БРИКС в Уфе

Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

8 июля в Уфе открываются саммиты сразу двух объединений, на которые в последнее время делает ставку Москва, — БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Одновременное проведение двух этих форумов неслучайно, хотя представители обеих организаций поспешили уточнить, что их повестка дня в Уфе совершенно разная.

ШОС и БРИКС: сближение без объединения

В условиях стремительно формирующегося «холодного мира», ставшего ответом стран Запада на действия российского руководства в связи украинским кризисом, Россия активизировала работу со своими друзьями и партнерами. В Уфе Москва намерена продемонстрировать: у нас есть важные и влиятельные союзники. Но демонстрация единства этих союзников — дело крайне трудоемкое.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) возникла в 2001 году, объединив Китай, Россию, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан. БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) поначалу и вовсе не являлась единым блоком. «Отец-основатель» БРИК — аналитик банка «Голдман Сакс» Джим О’Нил просто перечислил государства с самой быстро развивающейся экономикой. По мере разворачивания мирового экономического кризиса эти страны решили постепенно формализовать свое взаимодействие и после присоединения к ним ЮАР получился БРИКС.

Различия между ШОС и БРИКС заметны и весьма существенны. Шанхайская организация сотрудничества — структура больше политическая, нежели экономическая, ориентированная на развитие многопрофильного сотрудничества в своем регионе. БРИКС объединяет страны разных континентов, заинтересованные прежде всего в экономической интеграции. Совпадение по месту и времени саммитов ШОС и БРИКС — очевидная попытка сблизить два блока без формального объединения.

Валютная «копилка» для друзей

Банк развития БРИКС рассматривается как общая валютная «копилка» по спасению экономик членов сообщества в условиях кризиса. «Копилку» откроют, если дефицит госбюджета в одной из странах БРИКС превысит определенный порог. Общий объем уставного капитала Резервного банка БРИКС в размере 100 миллиардов долларов (из них соответственно 41 и 18 миллиардов долларов предоставят Китай и Россия) позволит финансировать перспективные проекты. От МВФ участникам БРИКС ждать помощи сейчас не приходится — основные его усилия сосредоточены на спасении валют развитых стран, а Россия к тому же еще и оказалась под санкциями Запада.

Кому давать помощь в БРИКС, решит Постоянный комитет организации, чей состав и определят на саммите в Уфе. Штаб-квартира Резервного банка БРИКС разместится в Шанхае, а его председателем станет представитель Индии.

К открытой конфронтации с существующей в мире финансовой системой БРИКС, конечно, не стремится. У финансовых инструментов БРИКС другая задача — ускорить заблокированную американскими конгрессменами реформу МВФ. Если реформировать МВФ удастся, вместе с членством в «Большой двадцатке» страны БРИКС обретут мощный инструмент влияния на мировую экономику.

В Уфе, по всей видимости, будут приняты Стратегия развития ШОС и «Стратегия экономического партнерства до 2020 года» БРИКС. Оба документа предложены Россией. Они нацелены на стимулирование сотрудничества в сфере инновационной экономики и активизацию расчетов в национальных валютах. Расширение экономического сотрудничества в обеих организациях означает выход за их рамки, поскольку все страны БРИКС (две из которых входят в ШОС, а еще одна подала заявку на вступление) являются локомотивами регионального развития. Совокупный ВВП государств ШОС превысил сегодня 12 триллионов долларов (для сравнения: в США объем ВВП — 17 триллионов, а в Евросоюзе — 18 триллионов долларов). В азиатской части Евразии, немалая часть которой находится в сфере влияния ШОС, расположено 70 процентов энергетических ресурсов мира. Член БРИКС Бразилия остается главными «легкими планеты» ввиду огромных размеров амазонской сельвы.

Единству союзников мешает конкуренция

Но два обстоятельства препятствуют формированию единых структур стран БРИКС и ШОС, в перспективе способных конкурировать с экономиками США или хотя бы Евросоюза. У многих из БРИКС и ШОС торгово-экономические отношения с США и Европой остаются куда более значимыми. Российско-индийская торговля переживает застой. Объемы двусторонней торговли России и Китая явно не соответствуют уровню политического сотрудничества. Одна густонаселенная китайская провинция Сычуань в состоянии успешно потребить всю экспортную продукцию ряда крупных российских регионов.

Китай и Индия крайне заинтересованы в получении западных технологий и не всегда готовы рисковать этим ради сотрудничества внутри БРИКС. Китай и Россия серьезно соперничают за влияние в Латинской Америке, интересы Бразилии, Китая и ЮАР на африканском континенте часто противоречат друг другу. Индия обеспокоена ростом торгового баланса в пользу Китая и тем, что партнер по БРИКС вытесняет ее с традиционных региональных рынков сбыта в Юго-Восточной и Центральной Азии. Но публично признаваться в этом, конечно, никто не будет.

Попыткам сделать ШОС и БРИКС реальным противовесом западным структурам продолжат мешать США, активизировавшие общение с Индией. Показательно также, что президент Бразилии Дилма Русеф, долго находившаяся в жесткой конфронтации с США, в условиях мощного экономического кризиса и рекордного падения популярности правительства страны отправилась в Вашингтон мириться. И сделала она это накануне поездки в Уфу.

По всей видимости, на саммите БРИКС в Уфе затронут вопрос возможности реформирования ООН. На прошлом саммите индийский премьер Наредра Моди объявил приоритетом именно эту реформу, не уделив такого же внимания реформированию МВФ. Все в БРИКС подчеркивают главенствующую роль ООН в разрешении международных кризисов и согласны с необходимостью расширения состава Совета Безопасности ООН. Однако дьявол кроется в деталях, — на постоянное место в Совбезе претендуют и Бразилия, и Индия. Россия в принципе готова поддержать обе кандидатуры, но Китай предпочел бы остаться единственным представителем Азии в СБ ООН.

В Уфе Россия также наверняка попробует вернуться к задаче укрепления управленческой структуры БРИКС, но придется уговаривать Индию, которая уже заблокировала российский проект создания парламентской ассамблеи БРИКС как «излишнюю формализацию».

На саммитах как БРИКС, так и ШОС наверняка обсудят многие ключевые вопросы современных международных отношений. Но конкретных совместных действий по утверждению новой мировой многополярности ожидать пока не приходится. Партнеры России предпочитают соблюдать нейтралитет в чувствительном для Москвы «украинском вопросе» и не позволят резко политизировать оба саммита.

Смотрите, кто придет

Идея вступления Ирана в ШОС вряд ли реализуется на уфимском саммите. Устав ШОС запрещает принимать в организацию страны, на которые наложено эмбарго ООН. Несмотря на наметившийся прогресс в переговорах иранских властей и международной «шестерки» по ядерной программе Тегерана, ООН просто не успеет снять санкции к саммиту в Уфе. Куда вероятнее вступление в ряды ШОС Индии и Пакистана.

Несмотря на бурный рост экономических связей между ШОС и членом НАТО Турцией, вступление последней в организацию маловероятно: она слишком часто занимает позиции, не совпадающие с взглядами членов ШОС. Камнем преткновения в отношениях Турции и ШОС также остается разное понимание внутреннего конфликта в Сирии.

Для России расширение ШОС важно как свидетельство роста альтернативного Западу полюса мировой политики. Китаю же надо решить, способствует ли росту его регионального влияния снижение остроты территориальных споров с Индией. Похоже, что расширение ШОС все же предопределено. Косвенно об этом свидетельствуют планы создания совместной китайско-российско-индийской орбитальной станции.

В целом саммиты ШОС и БРИКС в Уфе не приведут к возобновлению блокового противостояния между «объединенным Западом» и странами БРИКС и ШОС. Этот конфликт не нужен сейчас никому. А вот определенная активизация мировой экономической конкуренции и расширение масштабов политической риторики, возможно, станут главным итогом встреч лидеров стран ШОС и БРИКС в Уфе.