Медузы в панцирях, кровь динозавров и песня степного мамонта

Летний обзор палеонтологических открытий

Изображение: Julius T. Csotonyi / Royal Tyrrell Museum, Drumheller, Alberta

Лето для палеонтологов — традиционно горячая пора. Дороги, раскопки, экспедиции… Практически за несколько летних месяцев и делаются все находки, а затем весь год собранное и выкопанное препарируется, изучается и описывается в спокойной лабораторной обстановке. Но кое о чем из свежих открытий ученые уже рассказали «Ленте.ру».

Удивительные находки

Открытие нового класса живых существ происходит не каждый год. Нам повезло стать свидетелями именно такого незаурядного события: палеонтологи из Пекинского геологического университета раскопали в Ченцзяне окаменевшие остатки панцирных медуз, которым не нашлось места среди известных науке существ. Специально для них пришлось выделять новый класс — Scleroctenophora.

Справедливости ради стоит отметить, что склероктенофоры не настоящие медузы, а только похожие на них внешне представители другой группы живых существ — гребневиков. Но отличить их друг от друга под силу лишь специалистам. Главное, что современные медузы и гребневики начисто лишены панцирей и других твердых частей тела.

Архаичные же гребневики, 520 миллионов лет назад населявшие океан кембрийского периода, располагали вполне узнаваемым панцирем, благодаря которому и сохранились в ископаемом состоянии. «Я был очень удивлен, когда понял, что имею дело с гребневиками, обладавшими твердым скелетом», — признался автор открытия Цзян Оу (Qiang Ou). По его словам, прочный панцирь понадобился склероктенофорам для защиты от хищников и других опасностей, подстерегавших обитателей кембрийского океана.

Еще один курьез древней фауны — бегающая летучая мышь Mystacina miocenalis. 16-19 миллионов лет назад она жила в Новой Зеландии и умела не только прекрасно летать, но и бегать по земле. Поскольку диета летуче-бегучей мыши была необычайно широка для представителей рукокрылых и включала в себя самые разные растения и беспозвоночных, способность быстро бегать была для Mystacina весьма полезной.

Кстати, потомки этой древней летучей мыши, Mystacina tuberculata, до сих пор обитают в новозеландских джунглях. Небольшие и довольно плотные, эти зверьки роют норы в земле, охотятся на насекомых и не брезгуют падалью. По всей видимости, древняя летучая мышь была заметно крупнее современных потомков и могла позволить себе добычу посолиднее. Во всяком случае, зубы Mystacina miocenalis почти в два раза больше, чем у современной M. tuberculata.

И совсем уж неожиданную находку сделали шведские ученые, изучающие ископаемую микрофауну палеогенового периода. Их экспедиция уже шесть лет работает на острове Сеймур, входящем в Антарктический архипелаг. В окаменевшем коконе, отложенном неизвестным пока видом вымерших червей, палеонтологи под микроскопом обнаружили самые древние в истории половые клетки животных — сперматозоиды. Они оказались надежно замурованы в материале кокона, словно в янтаре, и сохранились до наших дней.

По мнению автора открытия, палеоботаника Шведского музея естественной истории Бенджамина Бомфлера (Benjamin Bomfleur), сперматозоиды принадлежат кому-то из Branchiobdellida — своеобразного отряда кольчатых червей, в наши дни водящихся исключительно в пресных водах Северного полушария. Как попали обитатели северных озер на другую сторону земного шара, в Антарктику, ученые объяснить затрудняются, но с гордостью отмечают, что обнаруженные ими сперматозоиды на десять миллионов лет старше прежних рекордсменов — половых клеток ногохвосток из балтийского янтаря.

Юрский парк все ближе

Есть новости и из мира динозавров. Палеонтологи не только продолжают активно изучать этих древних гигантов, но и небезуспешно пытаются вернуть их к жизни. Наибольших успехов в деле создания собственного парка юрского периода пока удалось добиться Джеку Хорнеру (Jack Horner), о курозавре которого «Лента.ру» уже писала в начале года, и Барт-Аньяну Буллару (Bhart-Anjan Bhullar) — биологу из Йельского университета, также работающему над «обратной эволюцией» птиц.

Выведение собственного динозаврика в Йеле начали с отказа от типично птичьего клюва и замены его на зубастую рептилью морду. Для этого биологам пришлось научиться управлять активностью генов, ответственных за формирование межчелюстных костей — главной составляющей клюва. Отключив эти гены, Буллар с коллегами добились вылупления живых цыплят, с мордочками, напоминающими крокодильи.

«Экспериментальные животные не имеют клюва, они сформировали широкую, округлую морду. Однако им по-прежнему не хватает зубов, а морда покрыта роговым чехлом. Но мы пока не изменяли сами гены, мы касались только белков, которые гены производят» — приводит слова Буллара портал PaleoNews. И хотя говорить о полном превращении кур в каких-нибудь велоцирапторов пока преждевременно, результаты обнадеживают — например, параллельно с исчезновением клюва полностью преобразились и небные кости подопытных цыплят, тоже став намного больше похожими на динозавровые.

Напомним, однако, что в классическом фильме «Парк юрского периода» динозавров получали не путем обратной эволюции несушек, а классическими методами генной инженерии, добыв необходимый генетический материал из янтаря возрастом 60 миллионов лет. Так вот, и на этом фронте у нас тоже наметился прорыв. Во всяком случае настоящими клетками динозавров, живших 75 миллионов лет назад, ученые уже располагают.

Сенсационную находку совершил ученый Лондонского имперского колледжа Серджио Бертаццо (Sergio Bertazzo). Изучая под микроскопом плохо сохранившиеся кости динозавров, собранные в Северной Америке почти столетие назад, он увидел в окулярах нечто, очень напоминающее красные кровяные клетки — эритроциты. А следующий образец хранил в себе неразложившийся за миллионы лет белок — коллаген, чьи волокна выглядели почти как современные.

«Хотя остатки мягких тканей в исключительно редких случаях уже были обнаружены прежде, особенно захватывающим в нашем исследовании является то, что мы идентифицировали структуры, напоминающие клетки крови и коллагеновых волокон в фрагментарной, плохо сохранившейся окаменелости. Такого рода мягкие ткани могут оказаться широко распространенными в окаменелостях, и помогут нам лучше представить себе особенности эволюции динозавров и взаимосвязь различных их групп между собой», — сообщила коллега Бертаццо доктор Сюзанна Мейдмент (Susannah C. R. Maidment), также принимавшая участие в исследовании.

Конечно, ни о каком клонировании динозавров из сохранившихся в окаменелостях клеток ученые пока не говорят — в научном сообществе вообще не поощряются спекуляции на эту тему. Но если вспомнить, что каких-то 10-20 лет назад палеонтологи встречали в штыки сам факт сохранения органики в мезозойских окаменелостях, то кто знает, что преподнесут нам ученые еще лет через 15?

Другие палеонтологи тем временем продолжают умножать наши знания о вполне реальных динозаврах. Так, в знаменитой своими остатками ящеров канадской Альберте палеонтолог Королевского Тирелловского палеонтологического музея Калеб Браун (Caleb M. Brown) нашел очередного рогатого динозавра, получившего имя Regaliceratops peterhewsi. От множества иных цератопсов он отличается небольшими рожками и роскошным костяным воротником. Трех- и пятиугольные пластины этого жабо делают его похожим на корону, что и нашло отражение в названии рода — регалицератопс в переводе с латыни означает «царственный», «королевский».

Ученых удивило, что некоторые особенности строения Regaliceratops peterhewsi больше свойственны уже вымершим ко времени его существования рогатым динозаврам из родственного, но все же другого семейства. Этот случай так называемой конвергенции стал первым в эволюционной истории цератопсов, отметил Браун.

Не отстают от канадцев и представители другого «палеонтологического рая» — Китайской народной республики. В провинции Ляонин местные палеонтологи выкопали уже шестого по счету пернатого ящера из группы дромеозавров. В отличие от пяти предыдущих, этот, Zhenyuanlong suni, более крупный и с короткими лапами, так что летать он, скорее всего, не мог. Зато крылья с длинными яркими перьями помогали ухаживать за самками или прикрывать кладку, защищая ее от остывания.

Вообще, количество разнообразных дромеозавров в одной биоте заставляет китайских палеонтологов задуматься о том, как могли сосуществовать достаточно близкие по экологическим свойствам животные. Ведь теория Дарвина буквально обрекает их на жесткую конкуренцию и скоротечное вымирание менее приспособленных. Одно из предложенных объяснений предполагает все-таки не одновременный, а немного разнесенный по времени срок жизни каждого из ящеров. Сторонники альтернативной точки зрения приводят в пример современных птиц, множество видов которых сегодня вполне успешно сосуществует в рамках конкретных биот.

А что же в России?

Тем временем российские исследователи постепенно опровергают веками устоявшееся мнение о том, что в нашей стране динозавры не водились. В забайкальской Кулинде палеонтологи только что обнаружили череп кулиндадромеуса — Kulindadromeus zabaikalicus. Как отмечают ученые, эта особь была примерно в полтора раза крупнее встреченных ими ранее ящеров того же вида.

«Кулинда — это такие читинские Помпеи. Здесь несколько типов сохранности. Так же как и в Помпеях, тела сгорели, а вот волосы и ногти почему-то остались. Вместо кости пустота, а оперение и кожные покровы сохранились великолепно. Фрагменты скелета у нас есть, серии хвостов, конечности, есть туловища. Но за эти миллионы лет территория неоднократно поднималась и опускалась, и они превратились в такой курумник», — рассказал в интервью агентству «Заб media» заведующий отделом палеонтологии Амурского комплексного НИИ Юрий Болоцкий.

Изучение кулиндадромеусов продолжается шесть лет, за которые удалось выяснить, что эти растительноядные динозавры вырастали по метру-полтора в длину и были покрыты одновременно и перьями, и чешуей. Жили они около 150 миллионов лет назад, в конце юрского периода.

Другая российская находка куда моложе, но не менее интересна. Это скелет предка мамонта — трогонтериевого слона, раскопки которого ведутся в Оханском районе Пермского края. Чтобы добраться до редкого экспоната, пришлось подогнать к раскопу строительную технику и отрыть котлован, где теперь работают ученые.

Судя по извлеченным из породы костям, трогонтериевый слон, иногда также называемый степным мамонтом, был крупным животным в преклонных годах — самцом примерно 45 лет и ростом в четыре метра. В отличие от жившего много позже шерстистого мамонта (Mammuthus primigenius), трогонтериевый слон не имел буйного шерстяного покрова и обитал, скорее всего, в более комфортных климатических условиях.

Всего в российских музеях хранится восемь скелетов Mammuthus trogontherii, причем лишь три из них более-менее полные. Так что находка еще одного практически целого экземпляра сулит ученым новые важные открытия об образе жизни и родственных связях этих огромных животных. Под впечатлением перед захватывающими научными перспективами пермский бард Константин Завалин даже написал песню, посвященную трогонтериевому слону.

Наука и техника00:0218 ноября

Новая жизнь

Что будет с Америкой после ядерной войны: Fallout 76