Только важное и интересное — в нашем Twitter

«Российские банки начали брать кредиты в юанях»

Глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев о Китае, взаиморасчетах и «Трансаэро»

Владимир Дмитриев
Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Проходящий во Владивостоке первый российский Восточный экономический форум призван расширить сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, включая вторую экономику мира — Китай. Глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев в кулуарах ВЭФа рассказал «Ленте.ру» об итогах последнего визита в КНР, перспективах перехода на расчеты в национальных валютах и прокомментировал ситуацию с санацией «Трансаэро».

«Лента.ру»: Как вы оцениваете результаты визита в Китай?

Дмитриев: Внешэкономбанк удовлетворен итогами пребывания нашей делегации в Китае во время празднования 70-летия победы во Второй мировой войне и ходом официального визита в КНР Владимира Владимировича Путина и его переговоров с председателем КНР Си Дзиньпином.

Для себя главным итогом считаем подписание проекта освоения Быстринского месторождения, которое реализуется «Норникелем». Для китайской стороны этот проект привлекателен тем, что, во-первых, финансируется в юанях, во-вторых, речь идет о проекте готовой продукции — медный концентрат и благородные металлы будут полностью поставляться в Китай на переработку.

И безотносительно к данному соглашению — вопрос о том, чтобы Центральные банки расширили практику финансирования в национальных валютах, распространив ее на кредитование таких среднесрочных и долгосрочных проектов. Сейчас это применяется в отношении торговых операций.

Совместно с «Российским экспортным центром» нами подписано соглашение с главой провинции Гуандун (одна из крупнейших провинций на юге Китая), а также с «Иннотрансом» (одна из крупнейших логистических китайских компаний). Проект предусматривает создание в провинции Гуандун большого логистического хаба для российских товаров, в том числе с высокой добавленной стоимостью, для последующей поставки их в Китай и страны Юго-Восточной Азии. Это проект пилотный, ничего подобного, что было бы ориентировано на экспорт исключительно российской продукции, на территории Китая не было.

Каковы шансы на его реализацию?

У проекта большое будущее, поскольку администрация провинции Гуандун, имея большой опыт создания технопарков и особых экономических зон, намерена придать ему особый статус: предоставить серьезные административные и налоговые льготы по типу уже существующих особых зон.

Если до сих пор мы, как правило, вели речь о том, чтобы получать финансирование под поставки китайского оборудования и продукции в Россию, то здесь мы видим взаимный интерес со стороны одной из крупнейших провинций, чтобы поставлять российскую продукцию — пиломатериалы, продукцию лесопереработки с высокой добавленной стоимостью, сельхозпродукцию, иные виды товаров из России — через этот логистический центр.

У нас есть и другие заделы для привлечения китайских ресурсов. Приоритеты, естественно, будут отдаваться расширению формата инвестиционного сотрудничества, как самостоятельно, так и через нашу дочку — Российский фонд прямых инвестиций, и совместный фонд с китайским CIC (Российско-китайский инвестиционный фонд, РКИФ).

Мы также работаем с частными инвестиционными фондами в КНР с тем, чтобы и их средства привлекать в проекты, прежде всего, на территории Дальнего Востока — проекты по добыче полезных ископаемых и их первичной переработке, сельхозпроизводству и промышленному бизнесу, а также проекты с инвестициями в аквакультуру, инфраструктуру и энергетику.

С чем связана такая активность ВЭБа в переговорах с китайскими партнерами?

Мы считаем, что на китайском направлении не только наш банк, но и другие банки с госучастием, далеко продвинулись. Банки, прежде всего те, что оказались под санкционным давлением, привлекают кредитные средства в юанях. Под связанное финансирование имеется возможность привлекать средства и в свободно конвертируемой валюте.

Наши китайские партнеры понимают, что объем взаимной торговли сокращается вследствие снижения цен на энергоносители, и это должно быть компенсировано в диверсификации наших внешнеторговых отношений. В том числе за счет роста российской продукции, не связанной с энергоносителями.

Расчет в национальных валютах

Представляет ли, на ваш взгляд, риск для крупных проектов высокая волатильность курса рубля?

Это, безусловно, представляет риск, особенно когда речь идет о расчетах в национальных валютах. Но механизм таких расчетов предполагает, что риски берут на себя в основном центральные банки. Хотя, хеджировать приходится и банкам, берущим на себя посреднические функции, либо непосредственно компаниям. Поэтому очевидно, что волатильность рубля, как и у любой другой валюты, в торговых отношениях несет дополнительные риски.

Что нужно для выхода на рынок заимствований континентального Китая? Когда это возможно реализовать?

Мы на эту тему года два-три уже ведем диалог с китайскими властями, надзорными органами и видим готовность наших партнеров из китайского банковского сообщества оказывать нам поддержку — в плане лоббирования интересов ВЭБа.

Обмениваясь мнениями с коллегами из других российских банков, в том числе банков с госучастием, я вижу, что они идут таким же путем. Не думаю, что это произойдет завтра, до конца года или в начале следующего года. Но так или иначе мы — в продвинутом диалоге с надзорными властями Китая. Видим, что в самом КНР сделаны серьезные подвижки, но волатильность на фондовом китайском рынке слегка внесет свои коррективы в наши планы. Тем не менее, мы на правильном пути и встречаем понимание со стороны китайских надзорных властей и регуляторов.

Позиция по «Трансаэро»

В какой стадии находится обсуждение генерального соглашения о санации «Трансаэро»?

Внешэкономбанк не является крупным кредитором непосредственно авиакомпании «Трансаэро» по сравнению с другими банками с госучастием. Ситуация нас беспокоит в связи с тем, что наша дочерняя компания — крупнейшая российская лизинговая компания «ВЭБ-Лизинг» — предоставляла финансовый лизинг перевозчику на 55 миллиардов рублей (общий долг «Трансаэро» составляет около 250 миллиардов рублей — прим. «Ленты.ру»).

И, конечно, меры государственной поддержки этого авиаперевозчика, выкуп контрольного пакета «Аэрофлотом» и дальнейшие переговоры должны учитывать не только интересы нашей лизинговой компании, но и интересы других лизинговых компаний, которые предоставляли финансовый лизинг «Трансаэро».

Понятно, что нас это тоже касается, и с точки зрения консолидированных балансов международной финансовой отчетности, и того, что источником приобретения воздушных судов со стороны «ВЭБ-Лизинга» были кредитные средства Внешэкономбанка. То есть опосредованно мы являемся участниками этих многосторонних переговоров, но напрямую ситуация с «Трансаэро» касается прежде всего «ВЭБ-Лизинга».

Мы адресовали нашу обеспокоенность правительству, о том, что серьезные риски лежат и в сфере интересов Внешэкономбанка.

А в чем риски, если финансовые обязательства «Трансаэро» после сделки переходят к «Аэрофлоту» (перевозчик приобретает 75-процентную долю в «Трансаэро» — прим «Ленты.ру»)?

Сейчас речь идет о том, чтобы сформировать консолидированную позицию об урегулировании задолженности перед кредиторами, в том числе лизинговыми компаниями. Под этим подразумевается не только реструктуризация задолженности, но и возможность списания части долга.

Вы готовы согласиться на списание части долга, если другие кредиторы примут такую консолидированную позицию?

Государство оказывает поддержку Внешэкономбанку, но не только самому банку — учитывается консолидированная финансовая отчетность. Мы, главный и единственный акционер наших дочерних структур, должны поддерживать их финансовую устойчивость. Но поскольку нашим собственником является государство, то оно должно думать о поддержке финансовой устойчивости ВЭБа опосредованно через решение проблем наших «дочек», возникших не по нашей вине. И это тоже должно быть в периметре комплексных мер, которые принимаются.

То есть это предполагает дополнительную государственную поддержку?

Списание части долга будет означать прямой убыток «ВЭБ-Лизингу», а следовательно, и Внешэкономбанку. Таким образом, это может повлечь за собой нарушение ковенант (условий кредитов — прим. «Ленты.ру»), которые могут консолидировать другие проблемы для ВЭБа. Поэтому государство должно осознавать, что эта проблема, как и проблема авиаперевозчика, должна быть в фокусе внимания.