Новости партнеров

Тайное становится явкой

Чем рискуют губернаторы с высокими процентами на досрочном голосовании

Аман Тулеев
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Более двухсот тысяч человек приняли участие в досрочном голосовании в регионах. Такие цифры на брифинге 7 сентября привел зампред Центризбиркома Станислав Вавилов. Упомянутые ЦИК 211 тысяч человек — это всего 0,67 процента от общего количества потенциальных избирателей, однако эксперты уже заговорили об аномально высоком уровне досрочного голосования на губернаторских выборах в ряде субъектов.

Глава Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин за неделю до единого дня голосования высказал мнение, что цифры на «досрочке» в Калужской и Кемеровской областях слишком высокие, и это вызывает некоторые вопросы по поводу процедуры. На его взгляд, впоследствии ситуация со столь «убедительными» процентами может обернуться для губернаторов репутационными потерями. «Необоснованно высокий уровень досрочного голосования может нести в себе негатив для губернатора на среднесрочную перспективу как в отношениях с федеральным центром, так и с точки зрения ситуации в регионе. На этапе избирательной кампании это вызывает подозрения и острую критику. И для следующего периода работы на губернаторском посту это тоже не очень полезно, поскольку оппоненты все время будут это припоминать, высказывать подозрения в применении административного ресурса», — привел свои доводы руководитель ФоРГО.

На то, что тема «досрочки» очень чувствительна, указывают и другие эксперты, вспоминая прецеденты прошлых лет. В 2014 году в «лидерах» оказался Санкт-Петербург: за несколько дней до единого дня голосования, который пришелся на 14 сентября, из Северной столицы поступали сигналы о масштабных фальсификациях во время досрочного голосования. Депутаты питерского ЗАКСа даже обратились к Георгию Полтавченко, на тот момент врио губернатора, с просьбой провести проверку фактов нарушений по отдельным случаям — в частности, по принудительному направлению работников одной из детских поликлиник на «досрочку». Однако спустя пару дней Полтавченко сообщил, что факты не подтвердились.

Непростая ситуация сложилась в том году и на губернаторских выборах в Нижегородской области. «За Валерия Шанцева (с мая по сентябрь 2014 года врио губернатора Нижегородской области — прим. «Ленты.ру») тогда проголосовало досрочно 5,6 процента избирателей. Это, конечно, не лезет ни в какие ворота. Вместе с тем было много разговоров в регионе о том, что людей всячески принуждали к голосованию. В частности, различные категории бюджетников, а также родителей учеников через директоров школ и учителей. Таким образом якобы обеспечивали явку и результат», — комментирует руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев.

Все эти прежние перегибы, считают собеседники «Ленты.ру», сегодня дают повод настороженно относиться к теме досрочного голосования. Тем более что в том же Нижнем Новгороде есть к чему придраться и в нынешнем году (в единый день голосования 13 сентября пройдут выборы в городскую думу Нижнего Новгорода — прим. «Ленты.ру»). «В Нижнем на протяжении десяти дней "досрочка" идет на участковых избирательных комиссиях (УИК). Хотя за десять дней до дня выборов голосование проводится только в помещениях территориальных избирательных комиссий (ТИК), а уже за три дня — на УИК», — поясняет Калачев.

Не совсем понятно, соглашаются политологи, зачем усугублять ситуацию досрочным голосованием губернаторам Калужской и Кемеровской областей — Анатолию Артамонову и Аману Тулееву. Оба субъекта показывают высокую экономическую эффективность, что фактически автоматом выводит их глав из группы риска.

«В этих двух регионах кампании проходят по референдумному сценарию, то есть оба губернатора уверенно побеждают в первом туре», — считает Костин. Директор Центра политической информации Алексей Мухин также уверен, что тому же Артамонову совершенно незачем «подставляться»: «Губернатор Калужской области недавно выстрелил серией имиджевых залпов: это и встреча с президентом, и двигатели, которые они в Европу поставляют. Поэтому ситуация с досрочным голосованием в этом регионе действительно выглядит довольно странно».

Аномально высокий уровень «досрочки» на губернаторских выборах в Кемеровской области Константин Калачев объясняет желанием Амана Тулеева получить максимально высокие результаты явки: «Думаю, что Тулеев — один из немногих, кто попытается перешагнуть 90-процентный барьер. А без "досрочки" просто не получится обеспечить самую высокую явку и самый высокий результат в стране. Можно сказать, что он относится к когорте губернаторов, которых до сих пор живут в старой парадигме и используют старые методы».

Однако рвение некоторых глав субъектов несколько не соотносится с заданным президентом курсом: не гнаться за процентами, не гнаться за явкой, а показывать реальные результаты — такие, какие они есть на самом деле. Досрочное же голосование зачастую оказывается бесконтрольным, что позволяет манипулировать результатами. Из-за этого тема «досрочки» становится предметом бурного обсуждения и дает почву для разговоров об административном давлении со стороны действующих руководителей регионов. Что в итоге делает их самих уязвимыми для конкурентов.

«Губернаторам, на чьих территориях фиксируют подозрительно высокий уровень досрочного голосования, необходимо максимально полно информировать, почему это происходит. Необходимо открытое освещение процесса преждевременного голосования. А если в регионах не могут аргументированно объяснить, как появились такие цифры, то ЦИК имеет право и даже должен назначить проверку: почему, собственно, имеют место такие аномалии», — резюмировал Алексей Мухин.