Газобанковское давление

Почему в Грузии перестали любить казахских инвесторов

Газопровод Баку - Тбилиси - Джейхан
Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

6 октября стало известно о намерении казахстанской компании «КазТрансГаз» начать судебную тяжбу с грузинским правительством по вопросам урегулирования давнего конфликта вокруг дочерней газораспределительной компании «КазТрансГаз — Тбилиси», которая с 2009 года находится в режиме специального управления, введенного кабинетом министров Грузии. Новость сильно удивила официальный Тбилиси, поскольку едва ли не впервые в двусторонних отношениях между республиками вопрос был переведен в плоскость возможного вывода казахстанских инвестиций из страны. Однако грузинская сторона в этом случае немного лукавит — проблема защиты иностранных капиталов от бюрократических структур в Грузии стоит весьма остро: в свое время по этому вопросу весьма критически высказывался на страницах британской Financial даже посол Швейцарии в Грузии Гюнтер Бехлер. «Лента.ру» попыталась разобраться, почему в Грузии перестали любить инвесторов.

Газовый триллер

Волну публичного разбирательства между казахстанской государственной компанией и грузинским правительством вызвало предарбитражное письмо с предложением о начале переговоров по урегулированию инвестиционного спора, которое выслала в адрес официального Тбилиси международная юридическая фирма Baker&McKenzie по поручению акционерного общества «КазТрансГаз».

Вкратце напомним, что речь идет о затянувшемся на шесть лет споре по вопросам выплаты долга со стороны компании «КазТрансГаз»: в 2006 году казахстанский инвестор создал стопроцентную дочернюю компанию «КазТрансГаз — Тбилиси», которая стала газовым оператором столицы Грузии и прилегающих к ней районов, победив в конкурсе и заплатив за это порядка 12,5 миллиона долларов. По условиям контракта за первые три года работы предприятие инвестировало в развитие местной газотранспортной системы около 130 миллионов долларов США.

Однако уже в мае 2009 года у газораспределительного оператора с казахстанским акционером в результате неплатежей со стороны потребителей и образовавшегося кассового разрыва возникла задолженность в размере 50 миллионов долларов. Этим моментом тут же воспользовалась Нацкомиссия по регулированию энергетики и водоснабжения Грузии. Она попросту перехватила управление компанией, назначив своего управляющего.

Несмотря на то что с начала конфликта прошло шесть лет, «КазТрансГаз — Тбилиси» по-прежнему остается под внешним управлением. Более того, все попытки казахстанского менеджмента вернуть контроль над активом так и не увенчались успехом. По словам гендиректора компании Санджара Шокатаева, грузинские власти в настоящий момент используют казахстанскую «дочку» в качестве одного из способов пополнения бюджета, максимально затягивая процесс возврата управления. Поэтому теперь «КазТрансГаз» угрожает передать дело в международный арбитраж. Целью разбирательства казахстанская компания ставит возврат инвестиций, которые компания осуществила в период с 2006 по 2009 годы.

Опасный банк

Схожая ситуация сложилась у частных инвесторов казахского происхождения из Великобритании. Принадлежащие им акции одного из крупнейших банков Грузии Liberty Bank были арестованы в рамках дела, к которому они не имеют никакого отношения. И это при том, что, согласно данным агентства «РИА-Рейтинг», доля иностранного капитала в общем капитале банковской системы Грузии составляет 77,1 процента, и по логике вещей правительство закавказской республике должно относиться к инвесторам с пиететом.

Бывшие владельцы банка, в результате деятельности которых были накоплены многомиллионные долги, совершены многочисленные сделки с заинтересованностью, чуть было не поставившие кредитную организацию на грань банкротства, подали в суд на компанию, получившую акции Liberty Bank в результате санации. У нее, в свою очередь, акции банка выкупили иностранные инвесторы.

Финансовые вливания с их стороны улучшили положение Liberty Bank на рынке. В частности, за 2014 год кредитная организация увеличила активы на 12,6 процента до 840 миллиона долларов. В результате доля банка на рынке достигла 7,7 процента.

И вот теперь инвесторам пришлось узнать, что такое правосудие по-грузински: на протяжении более двух лет суд не утруждал себя даже проверкой дат оплаты новых эмиссий акций и продолжает держать под арестом непропорциональный требованиям пакет.

Интересен тот факт, что при предмете сделки и, соответственно, последующего иска в 915 миллионов акций арест был наложен на 3,5 миллиарда акций. Делалось это под удивительным предлогом, что в момент купли-продажи (до санации) 915 миллионов акций составляли 58 процентов банка, столько же, сколько сейчас 3,5 миллиарда. Остается только ответить на вопрос, как быть с акциями от новых эмиссий, за счет которых банк возродился и превратился в один из самых быстрорастущих финансовых институтов Восточной Европы. Даже если постараться, вряд ли можно обнаружить такой прецедент — арест акции эмиссий, сделанных намного позже рассматриваемых судом событий.

«Сколько новые владельцы банка ни указывали на абсурдность исковых требований и незаконность ареста их активов — суд их не слышит. Не хочется думать, что здесь присутствует коррупционная составляющая, но что еще остается», — говорит специалист Центра стратегической конъюнктуры Александр Воробьев. «Очень большая вероятность, что их следующим шагом станет обращение в международный суд, и эта история никак не добавит привлекательности инвестиционному климату в Грузии», — резюмирует эксперт.

По последним данным, такие обращения уже готовятся в Лондоне и Нью Йорке. О серьезности ситуации можно судить по прецедентам в Молдавии, которой Европейский союз и МВФ отказали в финансовой помощи из-за проблем в корпоративном управлении как раз в банковском секторе. Не исключено, что акционеры банка захотят обратить внимание Еврокомиссии и МВФ на сложившуюся ситуацию в Грузии.

Ранее контроль над Liberty Bank принадлежал румынскому бизнесмену Дину Патричиу, состояние которого в период расцвета деятельности оценивалось, по разным данным, от 1,5 до 2 миллиардов евро. Предприниматель активно интересовался проектами в Грузии и стремился развивать банк. В частности, он планировал совместно с инвесторами казахского происхождения из Великобритании, которым в последствии и перешли его акции, вложить около 200 миллионов долларов в оздоровление банка, доставшегося ему в плачевном состоянии. К сожалению, в полной мере реализоваться планам помешала кончина Патричиу в 2014 году и последовавший как реакция на это судебный процесс со стороны бывших владельцев.

Фактор риска

Собственно, нагляднее всего обновленные отношения грузинского правительства с инвесторами характеризуют сами иностранцы. В частности, в апреле нынешнего года на ухудшение инвестиционного фона в стране жаловался посол Швейцарии в Грузии Гюнтер Бехлер. Свои соображения дипломатический работник (что само по себе довольно примечательный факт) высказал в интервью британской газете Financial, причем в ходе беседы с корреспондентом он дал жесткие и нелицеприятные оценки грузинским финансовым и контролирующим органам, которые «бесконечными проверками и штрафами парализуют деятельность зарубежных инвесторов». По его мнению, такие действия влияют на инвестиционный климат и очень мешают правительству, которое пытается привлечь в регион больше инвестиций. Позднее Бехлер покинул пост главы дипломатической миссии Швейцарии в Грузии, а скандалы с участием иностранных инвесторов получили продолжение.