«Многие едут в Москву ради красного террора»

Лучший гид мира Феликс Мальцев о том, что ищут в России иностранцы

Феликс Мальцев с одним из туристов
Фото: из личного архива Феликса Мальцева

В середине октября британское издание The Guardian опубликовало список десяти лучших гидов мира. Одним из них признан российский экскурсовод Феликс Мальцев, который знакомит иностранных туристов с достопримечательностями нашей страны с 1993 года. Он рассказал «Ленте.ру» о привлекательности красного террора, еврейской Москве, человекообразных обезьянах и туристической сволочи. Эту статью мы включили в число лучших публикаций 2015 года. Другие лучшие материалы можно посмотреть пройдя по этой ссылке.

«Лента.ру»: В 90-е к нам ехали туристы?

Мальцев: Очень смешно, но даже в 1993 году, когда в Москве постреливали из танков, туристов в столице было больше, чем сейчас. Я имею в виду путешественников из западных стран. Китайцев тогда у нас не было, а сейчас ими забита вся Москва. Но англоязычных туристов приезжало больше. Хотя, возможно, я неправильно интерпретирую: тогда просто было немного турфирм, работающих с иностранцами, на этом рынке было свободней. Но, по крайней мере, мы тогда зарабатывали намного больше, чем сейчас.

Как за это время поменялся интерес иностранцев к нашей стране?

Тогда были такие приверженцы «экзотического туризма» — медведь, балалайка. Они приезжали подивиться тому, что в России, оказывается, живут не человекообразные обезьяны. Но их было все же очень мало. У меня есть такая замечательная цифра: за 22 года работы мне попалось всего четыре сволочи. Это гениальный процент. При этом каждый из них был сволочью по-своему. Два мужика и две бабы — полный гендерный баланс. Двое из них приехали из США, один из Индии и одна из Израиля. Но всего четверо за 22 года — так что, можно сказать, к нам в большинстве своем едут хорошие люди.

Интересы бизнесменов поменялись очень сильно. Тогда они ехали в Россию с большим оптимизмом, и это продолжалось до 2004-2005 года. Сейчас в основном с большим скепсисом, кроме разве что нефтяников и газовиков — они считают, что по-прежнему все в порядке.

Среди обычных туристов сейчас уже почти нет совсем наивных людей, ничего не знающих о нашей стране.

Но в целом, если не считать последних двух лет, Россия всегда была очень дорогим туристическим направлением. Наши отели, на мой взгляд, очень нечестны в плане ценообразования. И поэтому, как правило, туристы приезжают в Москву всего на два дня либо берут стандартный пакет по два дня в обеих столицах. А на это время что-то оригинальное очень сложно придумать, так что маршруты и вопросы получаются весьма стандартными.

Всегда одно и то же?

Бывают, конечно, исключительные клиенты. В начале двухтысячных я водил американского миллиардера, очень образованного и веселого дядьку лет шестидесяти. У нас с ним был огромный тур — Петербург, Великий Новгород, Золотое кольцо и, естественно, Москва.

Бывают просто нестандартные туристы. В этом году мне запомнился директор лондонской филармонии. Я его возил в Клин — в дом-музей Чайковского.

Вы сказали, что сейчас туристов в Москве стало меньше, чем даже 20 лет назад. Можете пояснить?

Парадоксально, но их действительно меньше. Можно сравнить, например, с тем, что было года три назад — до Крыма. Тем летом в месяц я работал дней по 28, а сейчас — по три-четыре.

То есть относительная ценовая доступность Москвы и России не увеличили спрос?

Нет, свою роль сыграли политические факторы. Есть, конечно, люди, которым на это плевать, но их мало.

Как вы пришли в профессию?

После окончания вуза я преподавал иностранным студентам русский язык и литературу. Мы с ними были практически одного возраста, и я очень хорошо понимал, как им скучно сидеть в четырех стенах по шесть-восемь часов. Через какое-то время я начал их выводить наружу. Поначалу это были короткие походы — например, в Третьяковку. Потом мы вошли во вкус и, скажем, после прочтения «Мастера и Маргариты» захотели пройти по всем упоминаемым в книге адресам. Кстати, та экскурсия была единственной в моей практике, когда мы обошли все булгаковские места. Это заняло девять часов.

У меня и сейчас есть экскурсия по «Мастеру и Маргарите», она идет четыре часа, но и это, в общем-то, тоже сложно.

Где вы преподавали?

Это был Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, сейчас это МИИТ. Но к транспорту моя работа никакого отношения не имела, я занимался исключительно иностранными студентами. Позже мы с ними, кстати, выезжали в Ленинград, который тогда еще так назывался, в Новгород, в Киев, в Таллин, ездили по Золотому кольцу.

Это была ваша личная инициатива?

Абсолютно. Было смешно, когда проректор МИИТа провел опрос среди иностранных студентов и попросил назвать любимого преподавателя: они назвали меня. При этом меня постоянно ругала завкафедрой за то, что я нарушаю методику, что я с ними панибратствую, а этого категорически нельзя допускать. Это было весело. Однако к 1993 году эта старая коммунистка — заведующая кафедрой — меня так достала, что я ушел и полностью посвятил себя туристическому бизнесу.

Как вы формируете темы экскурсий?

У меня их около двухсот. Какие-то из них я вожу постоянно, а какие-то раз в пять лет. Большая часть тем появляется из-за спроса и в общем-то очень органично — Кремль, Третьяковка и прочее. Периодически либо мне, либо начальству в голову приходит какая-то новая тема и, как правило, это кого-нибудь привлекает. А третий случай — это запросы клиентов, которые они формулируют еще перед поездкой.

Так, например, появилась тема «Еврейская Москва». И это одно из направлений, по которому спад числа туристов не так ощущается. Это потомки тех, кто покинул Россию в 1903 году, во времена Кишиневского погрома. Теперь их внуки и правнуки ездят к нам с ностальгическими турами.

А те, чьи предки переехали за границу позже?

Они, как правило, знают русский язык, им знакома наша культура, и они не нуждаются в англоязычных гидах. Хотя бывают случаи, когда родители, покинувшие нашу страну в 70-е годы прошлого века, привозят своих детей, которым легче воспринимать английский язык.

Какие экскурсии самые популярные?

Кремль с Оружейной палатой. У многих этим знакомство с Москвой и заканчивается. Ну, еще Красная площадь. Следующая по популярности — Третьяковка, а вот Пушкинский музей интересует иностранцев меньше. Достаточно популярна и такая тема как «Сталинская Москва».

Красный террор?

Да, многие как раз ради этого идут на экскурсию. При этом она не столько политическая, сколько историко-культурологическая. Самому «красному террору» из трех часов я посвящаю всего 15 минут — когда мы прогуливаемся между зданиями бывшего КГБ.

Что больше интересно туристам — история или то, как мы живем сейчас?

Они очень разные, и общего ответа здесь дать нельзя. Давайте я вам расскажу историю про одну из сволочей, о которых уже упоминал.

Приехала большая еврейская компания из Израиля, которой заправляла дама лет семидесяти, очень властная и напористая. Экскурсия была автобусная и проходила поздно вечером, когда видна только подсветка. Причем они не заказывали еврейского тура, а просто хотели покататься по ночной Москве.

— Вот памятник Ленину, — говорю я.
— Это был еврей? — она мне.
— Нет, — отвечаю я.
— Нам это неинтересно, — говорит дама. Причем всегда она отвечала за всю группу.

Едем дальше. Я говорю: «Вот Маяковский» — история повторяется.

— Хорошо, — говорю, — если вам нужен еврей, то в этом доме жил великий русский, но он же еврейский поэт Мандельштам.
— Кто он был? Поэт? Не бизнесмен? Нам это неинтересно, — говорит она.

Так продолжалось часа полтора. И в какой-то момент она говорит: «Повезите нас в "Афимолл"». А тогда его только открыли, и я вообще о его существовании не знал, о чем ей честно и сказал.

— Вы не знаете «Афимол»?! Это самый большой в вашей стране торговый комплекс, принадлежащий еврею! Вы очень, очень, очень плохой гид!

Теперь я, конечно, воспринимаю это со смехом, но тогда это был ужас.

The Guardian вас включил в список лучших гидов. Это что-то для вас значит?

Первые несколько часов я вообще ничего не испытывал. Потом, по мере того, как лавина звонков и СМС с поздравлениями росла, меня начало одолевать злорадство. Оно заключалось в том, что мне неоднократно в «Ассоциации гидов-переводчиков», где все экскурсоводы обязаны периодически проходить обучение для подтверждения лицензии, говорили, что я плохой гид. Что я человек, который не создан для этой профессии. И мое очень субъективное мнение, что те, кто профессионально учится быть гидом, хорошими экскурсоводами просто никогда не станут, потому что там учат совсем не тому.

Какие заблуждения о нашей стране есть у иностранцев?

Иногда я задаю этот вопрос в конце своих экскурсий. Первое, что они отмечают, — Москва гораздо чище, ярче и веселее, чем им думалось. Причем такие оценки они дают с 1997 года, когда праздновалось 850-летие Москвы, и в городской жизни наступил какой-то перелом. Они отмечают, что город гораздо безопасней, чем им представлялось. Многие говорят, что Красная площадь намного больше, чем им казалось. Но особенно европейцев удивляют широкие улицы.

Главная же их претензия в том, что в Москве очень мало людей говорит по-английски и отсутствует сколько-нибудь внятная навигация.

Мне казалось, что молодежь сейчас поголовно говорит по-английски.

Молодежь не говорит, она читает и пишет по-английски. Интернет ведь говорить не учит. Вроде бы и в школе все язык учили, но в своей массе люди стесняются говорить по-английски, боятся, что их просто не поймут.

Российские туристы могут как-то попасть к вам на экскурсии?

Это вопрос не ко мне, а к моим работодателям — Patriarshy Dom Tours. В последние годы мы стали работать с корпоративными российскими клиентами, очень давно мы работаем со школами, водим детишек на экскурсии. Самый простой путь — это присоединиться к плановой экскурсии, анонсы которых вывешиваются где-то за месяц. Нужно понимать, что такие экскурсии идут на английском, даже если там будет всего один иностранец. Конечно, если их в группе не будет, я проведу ее на русском.

Путешествия00:0221 июня

Чудо из цемента

На фальшивых достопримечательностях зарабатывают миллионы. Как не попасться?