Море, горы, любовь…

Путешествие из Мурманска в Крым, ставшее судьбой

Фото: Светлана Кранцевич

Что может быть чудеснее путешествия? Только любовь. А если она приходит к вам на берегу моря, в дивную летнюю ночь — тогда это уже сама судьба. О путешествии в Крым, которое изменило ее жизнь, рассказывает Светлана Кранцевич. С нетерпением ждем новых рассказов о чудесных местах, увлекательных путешествиях, невероятных приключениях и сильных чувствах. «Конкурс путевых заметок» на «Ленте.ру» при поддержке «Рамблер.Путешествия» продолжается.

Я пишу эти строки, а под ногами снует мой годовалый сынишка. Его любопытные синие глаза вглядываются в мои, такие же синие. Ручки тянет вверх, хочет к маме:

— Садись, малыш. Когда-нибудь я расскажу тебе нашу с папой историю знакомства, удивительную и невероятную…

Мы познакомились жарким летом 2010 года. Август, горят торфяники и леса в средней полосе, в поезде Мурманск — Симферополь нечем дышать. Сажа вместе с потоком горячего воздуха залетает в открытые окна, оседает на одежде, волосах, коже. Спасают только мысли о море. Три дня пути, и вот мы с подругами уже мчимся из Симферополя в Судак.

Фотографирую все, что вижу: дорогу, горы, кипарисы, снова горы... Закрываю глаза. Аромат разнотравья доносится из окна автомобиля, кружит голову, манит, дурманит. Поворот, еще поворот, и вот на горизонте сквозь голубую дымку пробивается синяя полоса, постепенно все больше и больше напоминающая море.

Мы жили в небольшом доме: две спальни, кухня, туалет, душ, веранда. Белые стены, окна выходят в сад, в довесок ко всему нам достался ленивый, вальяжный рыжий кот, часами лежавший под скамейкой у дома.

Разобрав чемоданы, мы отправились на пляж. Извилистая дорога вела нас мимо домов, построенных из песчаника, под ногами шуршали желтые высохшие листья, не выдержавшие жары.

Море. В тот день оно было бирюзовым с зеленоватым оттенком, волны набегали на берег, обрушившись на песок, и стремительно скатывались вниз, затягивая все на своем пути. Я шла навстречу волне, с каждым шагом погружаясь все больше и больше в теплые морские объятия. Когда под ногами исчезло дно, я перевернулась на спину, раскинула руки, закрыла глаза и стала слушать море.

Сначала была тишина. Всеобъемлющая, глубокая, непоколебимая. Не открывая глаз, я лежала на спине, плавно шевеля руками вверх, вниз, паря в невесомости, прислушиваясь к бездне. Подо мной был целый космос, со своим миром и жизнью, неспешно протекающей в его глубинах.

Позже мы открыли бутылку домашнего крымского вина, опустошили ее с чистой совестью в качестве благодарности самим себе за проделанный путь. Я достала самодельный путеводитель — стопку листов с описанием мест и достопримечательностей, которые планировала увидеть на полуострове.

Весь предыдущий год я жила мыслями об этом путешествии: Севастополь, Ялта, Ай-Петри, Гурзуф, Форос, Бахчисарай, Коктебель... Сколько открытий впереди, сколько впечатлений, ярких летних снимков. Вновь и вновь обсуждаем, что стоит увидеть в первую очередь. Теплый, пьянящий ветер с моря обволакивает, убаюкивает. Незаметно замолкаем. Одна за другой зажигаются звезды, собираясь в созвездия. Вы когда-нибудь видели крымское небо ночью? Если нет, обязательно поезжайте и посмотрите. И, да, не забудьте бутылку местного домашнего вина.

Волею случая мы познакомились с соседями, ребятами из Беларуси. Шутили, рассказывали байки о родном Севере, о белых медведях, гуляющих по улицам Мурманска, ручных оленях, северном сиянии, полярном дне и полярной ночи. Напротив сидел парень, и мне почему-то хотелось смотреть и смотреть на него. Что-то было в нем родное.

Спустились к морю. В свете ночных огней прибрежных ресторанов и кафе море переливалось всеми цветами радуги. Большой компанией мы шли по набережной, болтали, смеялись. Я шла чуть поодаль и украдкой разглядывала своего нового знакомого. Происходило что-то непонятное и неподвластное мне. Ребята проводили нас до дверей дома, попрощались. На следующий день они собирались ехать в Старый Крым.

А мы, собрав рюкзаки, отправились в Новый Свет. Тягучий аромат можжевельника, казалось, был разлит в воздухе. Я не могла надышаться. Зашли на катере в Голубую бухту. Не выпускаю камеру из рук. Хочется взять в охапку и увезти весь Крым с собой на север, чтобы потом долгой полярной ночью согреваться этими воспоминаниями, дышать этим можжевельником.

И вот мы на месте. Я бы назвала эту бухту Бирюзовой, такого яркого и насыщенного цвета была вода. В идеально прозрачной воде видно дно и стаи маленьких рыбок, снующих возле камней, поросших водорослями. Маска, трубка для подводного плавания — я готовилась. Спускаюсь в воду, держусь на плаву, делаю глубокий вдох, погружаюсь с головой в неизвестный и такой притягательный мир. Я словно в другом измерении, здесь никто не торопится, стайки рыбок синхронно двигаются вправо-влево, у них свои заботы. Еще несколько погружений, воздуха в легких не хватает, а так хочется все рассмотреть, прикоснуться к этим волшебным существам. Пора на берег.

Вернулись домой под вечер. Столько впечатлений, а говорить совсем не хотелось, к чему слова, когда все видно по глазам? И это чувство сладкой усталости по всему телу. Легкий ужин, немного крымского вина, пусть это будет мускат Красного камня, такое же теплое, тягучее и пьянящее, как крымская ночь.

А на следующий день раздался звонок. От него, моего нового знакомого. Сердце в ритме румбы танцевало до самого вечера. Что ты делаешь со мной, Крым?

Мы гуляли вдоль набережной, разговаривали обо всем на свете. Остановились на пирсе, уходящем далеко в море, молча смотрели на полную луну, вдалеке были видны огни ночного Нового Света, а за спиной отголосками долетали звуки клубной музыки. Молчали, тоже вместе. На следующий день мы залезли на гору под названием Сахарная Голова, одной стороной она смотрит на Генуэзскую крепость, другой — на море. Было уже темно, когда мы оказались на вершине. Я села, обхватив руками колени, и с дико бьющимся сердцем смотрела вдаль. Там, далеко внизу, горели разноцветные огни курортного города. Было что-то в этом сокровенное, таинственное — вот так просто сидеть на вершине горы вдвоем, рассказывать истории из жизни. Что проще? Ведь мы скоро разъедемся по своим странам и городам, мы больше не увидимся. Рассказывай мне свои секреты, я никому их не выдам.

Мы спустились к набережной, зашли в уже любимый бар, заказали по бокалу красного вина. Снова разговоры, глаза в глаза… Помнится, один мудрый человек сказал, что единственная истина — это любовь. Что ж, за истину, до дна!

До его отъезда оставалось три дня, и эти три дня были лучшими в моей жизни. По дороге между Судаком и Новым Светом мы нашли дикий пляж. Позади каменистого берега расположились горы, приютившие можжевеловые рощи, чей аромат умножала своим жаром нагретая земля. Говорить не хотелось, мне просто было хорошо с ним. Ноги в прохладной воде, пальцы перебирают мелкие камушки... Подставляю лицо утреннему солнцу, зажмуриваю глаза.

Хотелось наслаждаться каждым мгновением, каждой клеточкой кожи ловить солнечные лучи, заряжаться этой невероятной энергией, которую так щедро дарили солнце и море. Мои и без того непослушные волосы небрежно сохнут на ветру, выгорая на солнце все сильнее и сильнее. Опустив голову ему на плечо, я вдруг поняла, что все в этом мире встало на свои места.

Рано утром мы стояли на перекресте. Через час он уезжал домой, и мне нужно было найти в себе силы его отпустить. И я отпустила...

Жизнь продолжается. И чтобы отвлечься от грустных мыслей, отправляюсь в Бахчисарай.

Ханский дворец: старинные башни в восточном стиле, расписанные узорами, погружают меня в мир Шахерезады. Время здесь словно остановилось. Уютные дворики с фонтанами, деревьями и цветами оправдывают название города, ведь Бахчисарай дословно переводится как «дворец-сад». Едем дальше, на поиски пещерного города Чуфут-Кале.

Увидеть Чуфут-Кале удалось лишь издали, с противоположной стороны ущелья Марьям-Дере, где расположен Свято-Успенский монастырь. Надо сказать, что это место обладает особой умиротворяющей атмосферой, мысли приходят в порядок. Монастырь находится в скале, что само по себе уже удивительно, это точно стоит увидеть своими глазами.

Затем был морской круиз в Коктебель, с его древним вулканом Кара-Даг. Поселок Веселое, где мы впервые попробовали себя в качестве парапланеристов. А чего стоит путешествие в город-герой Севастополь!

Еще один прекрасный город, значившийся в моем списке, — Ялта. Дорога из Судака в Ялту заняла уйму времени и лишила сил. Немного погуляв по городу, мы поехали в поселок Мисхор, чтобы оттуда попасть на вершину горы Ай-Петри. Еще два часа ожидания в очереди на фуникулер окончательно убедили меня в бессмысленности этой поездки. Однако когда в пять часов вечера мы все-таки поднялись на вершину знаменитой горы, я поняла, что потратила время и силы не зря. Представший перед глазами вид потрясал воображение. Только из этой точки можно увидеть как на ладони всю Ялту и близлежащие города. Только отсюда величественная Медведь-гора кажется крошечным медвежонком. Только отсюда можно увидеть, как небо плавно перетекает в море, стирая все границы. Бесконечно синее море. Бесконечно синее небо. Бесконечное счастье от того, что тебе удалось увидеть это чудо…

Мое путешествие по Крыму подходило к концу, и эта поездка стала достойным финалом. Теперь я могла поставить точку в путешествии.

Хотя, как выяснилось позже, на этом мои приключения и переезды не закончились. С того августа 2010 года, проведенного в Крыму, прошло уже пять лет. Вот уже четыре года, как я замужем за самым прекрасным мужчиной на земле, тем самым, встреченным волею судеб в Крыму. Мы живем в Минске, месяц назад нашему сыну исполнился годик. И когда я смотрю в его глаза, я вижу там море, бесконечно синее море.

Итог голосования: «+» 143, «-» 22