Новости партнеров

Морфин, негодяи!

Булгакова уличили в приеме наркотиков при работе над «Мастером и Маргаритой»

Фото: Михаил Фомичев / РИА Новости

На страницах рукописи романа «Мастер и Маргарита» ученые обнаружили следы морфия. По их мнению, это доказывает то, что Михаил Булгаков в последние годы вернулся к употреблению тяжелых наркотиков. Что нашли ученые, чем болел Мастер и почему эта находка важна — разбиралась «Лента.ру».

Считалось, что Михаил Булгаков завязал со смертельно опасной привычкой — употреблением морфия — в 1918 году. Однако химический анализ рукописи романа «Мастера и Маргариты», над которым писатель работал с 1936 по 1940 годы, показал, что он так и не сумел отказаться от наркотиков. К такому выводу пришла группа ученых из Израиля и Италии, по итогам своих исследований опубликовавшая статью в журнале Journal of Proteomics.

Было проанализировано десять из 127 случайным образом отобранных страниц оригинальной рукописи. В исследовании использовались материалы из Пашкова дома (РГБ) и частных коллекций. Все эти фрагменты рукописи ушли с молотка на аукционе «В Никитском» в 2014 году.

Молекулы органических веществ удалось извлечь из листов рукописи с помощью микрогранул, а затем изучить их посредством газожидкостной хроматографии и масс-спектрометрии. В результате обнаружены следы морфина, а также продукта его распада в ходе обмена веществ в организме у человека — 6-моноацетилморфина (C19H21NO4). Содержание морфина на квадратный сантиметр каждого из листов рукописи варьировалось от 2 до 100 нанограммов. Высказано две гипотезы: наркотик попал туда либо из слюны и с пальцев писателя (если он употреблял наркотик орально), либо с потом, выделявшимся через кожу рук.

То, что следы морфина сохранились спустя 75 лет после смерти писателя, по мнению ученых, может объясняться тем, что в бумаге отсутствовали отбеливающие агенты типа хлора. Меньше всего наркотика и продуктов его распада на первых страницах рукописи, а также в частях, посвященных Понтию Пилату и Иешуа Га-Ноцри. На странице с наибольшим количеством морфина (100 нанограммов) — план повествования, который писатель не раз переделывал. 50 нанограммов обнаружено на страницах восьмой главы — «Поединок между профессором и поэтом».

Ученые настаивают на том, что морфин принимал сам автор, а не сотрудники НКВД, конфисковавшие рукопись после смерти Булгакова. Чекисты принимали бы не морфин, а чистые наркотики вроде героина и кокаина. Исследователи также изучили старые образцы морфия, полученные из госпиталей, обслуживавших высшее руководство КПСС и КГБ, а также из ампул, найденных в старых московских аптеках. Однако из-за плохого качества сохранившихся образцов провести качественный анализ и сравнить их со следами в рукописи не удалось.

Также в рукописи обнаружены три белка, являющиеся маркерами нефротического синдрома — поражения почек, характеризующегося выраженной протеинурией (содержанием белков в моче), массивными отеками, повышенной свертываемостью крови и сбоями в работе белково-липидного обмена. Это тоже трактуется как свидетельство того, что и следы морфия оставлены Булгаковым, который умер из-за заболевания, связанного с почками.

Изучение рукописи выдвинуло новые вопросы. Например, предстоит выяснить, возобновил ли Булгаков употребление наркотиков в 1936 году или же сделал это раньше.

В молодости Михаил Булгаков не проявлял склонности к наркотикам: лишь в 1913 году, учась на врача, он попробовал кокаин. Все решил случай — летом 1917 года к молодому врачу, практиковавшему в селе Никольское Сычевского уезда, привезли больного дифтерией младенца. Пытаясь спасти ребенка, Булгаков разрезал ему горло и через трубку отсасывал дифтеритные пленки. А потом, чтобы обезопаситься, ввел себе противодифтерийную вакцину. Когда она подействовала, начался зуд и страшные боли, облегчить которые Булгаков попытался с помощью инъекции морфина.

Спустя несколько дней боли прошли, а смертельно опасная привычка осталась. Усугубляло состояние писателя пребывание в сельской глуши — он просил свою жену Татьяну делать инъекции просто из скуки. А в зависимость Булгаков не верил, утверждая, что врач не может стать наркоманом благодаря своим знаниям. Но спустя нескольких месяцев начались ломки и приступы безумия, когда писатель гонялся с револьвером за женой, требуя принести морфия.

Потом Булгаков пытался курить папиросы с опиумом и уменьшать дозы. Избавиться от зависимости он смог за счет того, что жена втайне разбавляла каждую дозу морфия дистиллированной водой, постепенно увеличивая ее соотношение к наркотику. Булгаков избавился от пагубной привычки. Как выяснилось, не навсегда.

Наука и техника00:03 9 сентября

Кунг-фу правда

В этот боевик от Sega играют спустя 20 лет. Он изменил мир