Кремль вне политики

Кто и как получал госнаграды от Путина

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Президент России Владимир Путин вручил в Кремле государственные награды. Предновогоднее событие опередило праздник на три недели. Но атмосфера была нерабочей — настолько, что никто в этот день ни слова не проронил о политике. Кроме Геннадия Хазанова, готовившего свой ответ насмешникам. Для большинства собравшихся ордена и звания — лишь небольшой эпизод в карьере. 80-летний Олег Табаков шутил, что в Кремле с ним «ласково обращаются». «Четвертый президент мне уже вручает награду, а я все живу», — улыбался он.

В фойе Екатерининского зала Кремля, где гости обычно собираются для того, чтобы выпить чашечку чаю или кофе и пообщаться перед торжественной церемонией, не хватало нескольких лауреатов. Во-первых, здесь не было председателя правительства Дмитрия Медведева, на имя которого был подписан указ о присвоении ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени. Документ был опубликован 14 сентября, в день 50-летнего юбилея премьера. Награда вроде бы нашла своего героя, но без особой торжественности.

Во-вторых, хотелось расспросить художественного руководителя Театра эстрады Геннадия Хазанова о том, откуда и — главное — зачем он принес в Кремль копию короны, которую подарил Путину на собственный день рождения. После той встречи Хазанов не выходил на связь с журналистами и предпочитал никак не комментировать ироничных шуток в свой адрес. Но чувствовалось, что настроение они ему портили. В фойе он тоже не появился.

И, наконец, ощутимо не хватало Никиты Михалкова, которому к ироничным нападкам давно не привыкать. Ему, как и Хазанову, в этот день вручали орден «За заслуги перед Отечеством» I степени. Михалков приехал вовремя, прошел в первый корпус Кремля. Но там и пропал. Либо предпочел проигнорировать чаепитие в фойе, либо пил чай в другом месте и в другой компании.

Звездой этого собрания стал оперный певец Дмитрий Хворостовский, недавно прошедший курс лечения от рака головного мозга. Он был бодр и весел, готовился получить орден Александра Невского. Казалось, что если кто и может вдохновить онкологических больных на борьбу с недугом, то это он. Хворостовский ослепительно улыбался и рассказывал, что не отменяет гастроли несмотря на продолжающееся лечение. Он пообщался с Иосифом Кобзоном, чья жена получила почетное звание «Заслуженный работник культуры» («За 45 лет жизни со мной Нелли это точно заслужила», — уверенно заявлял Кобзон), а затем переместился к Олегу Табакову, которого наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

«У меня нет телефона, у Олега Павловича тоже нет (их на входе забирает ФСО — прим. «Ленты.ру»). Товарищи, дайте телефон, — обратился он к журналистам. — Мы хотим сделать селфи». «Я не умею, я этими глупостями не занимаюсь», — отмахнулся было Табаков. Но перед камерой позировал. «И губки надо вытянуть, губки», — советовал ему Хворостовский.

Чуть поодаль знаменитый хирург Лео Бокерия рассказывал, что для него орден Александра Невского — это почти семейная награда. Его отец, Антон Бокерия, крестился в соборе Александра Невского. Святой считается покровителем семьи. «Я расцениваю это как Божий дар», — признался Бокерия. Он заметил, что врачей, к сожалению, редко отмечают наградами. Их подвиг — дело непубличное, не всегда заметное. Но ему, впрочем, ничуть не обидно.

Непубличных героев в фойе действительно было много. Они стеснялись внимания и терялись перед телекамерами. Полковник Серик Султангабиев, удостоившийся Золотой звезды Героя России за то, что спас на учениях младшего сержанта, закрыв его своим телом от взрыва гранаты, чувствовал себя в центре внимания неловко и был немногословен. А кто-то просто хранил запал до нужного момента и раскрывался уже у трибуны.

Как, например, отметивший недавно вековой юбилей Александр Александрович Ежевский, главный научный сотрудник «Всероссийского научно-исследовательского института ремонта и эксплуатации машинно-тракторного парка». Свой орден «За заслуги перед Отечеством» он принимал так, словно получал аванс и намерен его отработать. Выступая с пламенной речью «от всего механизаторского сердца», Ежевский пообещал, что к 2020 году выполнит все задачи, поставленные президентом перед агропромышленным комплексом.

Когда за наградой вышел Хазанов, Путин надел на него не корону, как при прошлой встрече, а широкую красную ленту, которая полагается к ордену «За заслуги перед Отечеством» I степени. «Когда ты делаешь то, что любишь, — это свобода. Когда ты любишь то, что делаешь, — это счастье. Благодаря Отечеству я сегодня свободен и счастлив», — заявил артист. Он не успел сказать все, что хотел. Поэтому уже после церемонии сам вышел к камерам — объясниться.

«Я понимаю, что могу навлечь на себя массу ироничных фраз, — начал он. — Но я никогда не находился в оппозиции Путину и до конца своих дней там не окажусь». А затем произнес фразу, которую попросил не воспринимать как агитку: «Порой оппозиции лучше вести себя как бактерии. Нет смысла разрушать организм, в котором ты живешь».

Об Отечестве с трибуны говорил и Никита Михалков. Он процитировал своего отца Сергея Владимировича, который 12 лет назад в этом же зале произносил речь на церемонии награждения. «Служил, служу и, сколько Бог даст, буду служить Отечеству», — пообещал Михалков.

Главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, награжденный орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, не стал терять времени на высокие слова и перешел к саморекламе. В этот день в Театре Сатиры должна была состояться премьера его комедии «Чемоданчик» в постановке Михаила Ширвиндта. «Приходите, — пригласил он Путина, — Но не удивляйтесь, когда на сцене появится одно из действующих лиц — президент России».

Глава Русского благотворительного фонда Александра Солженицына, вдова писателя Наталья Солженицына, награжденная орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, выразила надежду, что благодаря литературе удастся «преодолеть упадок и запустение в гуманитарной области и школе». «В нелегкие времена литература нужна больше, чем во времена беспечные», — вздохнула Солженицына. От дальнейшего общения с прессой она в этот день воздержалась.

Российские награды из рук Путина получили несколько иностранных подданных. Председатель правления Группы компаний «Лотте» Син Дон Бин из Республики Корея был единственным человеком, кто в этот день коснулся экономических вопросов. Он рассказал, что инвестиции его компании в российскую экономику уже составили 1 миллиард долларов, и в ближайшие три года фирма планирует вложить еще порядка 500 миллионов долларов.

Другой иностранец — директор Музея науки Великобритании Иан Крейг Блэтчфорд — просто отдал должное российской науке: «Слава Гагарину!» — воскликнул он.

«Сейчас быть открытой сторонницей России не так просто», — призналась французская актриса, представитель президента РЖД во Франции Консуэло де Авиланд. Без помощи переводчика она говорила о том, что с детских лет Россия ее «будто вела по судьбе». Дочь французских аристократов, она увлекалась историей декабристов и восхищалась их женами. «А через десятилетия моим любимым мужем стал русский актер — так блестяще сыгравший декабриста в фильме "Звезда пленительного счастья" Игорь Костолевский. И теперь меня зовут Дуся Костолевская», — улыбалась женщина. Когда она перешла из католичества в православие, ей дали новое имя Евдокия.

Чувствуя себя в каком-то смысле послом Франции в России, Консуэло призвала «действовать, доказывая свою правоту». Ее личная заслуга, например, — восстановленное железнодорожное сообщение между Москвой и Парижем. На этот поезд она как раз спешила после церемонии награждения. «Да, Дуся — красивое, нежное имя. И мне не обидно, что меня так зовут», — удивлялась женщина вопросу журналистов.

Хворостовский тоже спешил, но в другом направлении. Его ждала репетиция в королевском театре Ковент-Гарден. «Ну какие вопросы, девушка? Хотите, я вас просто поцелую», — увернулся он от телекамер. И отбыл в Лондон.

Россия00:10Сегодня

«Она просто перестала дышать — и все»

Россияне борются за право выбрать смерть вместо страданий