Хотите видеть только хорошие новости?

«Женщины сейчас — как мужчины в девяностые»

Гендиректор СТС о рискованных проектах, слезах и рейтингах

Фото: страница Эльмиры Махмутовой в Facebook

В этом году СТС возглавила Эльмира Махмутова. Последние несколько лет она занималась стратегическим маркетингом «СТС Медиа». В интервью «Ленте.ру» новый гендиректор рассказала, какие сомнения обуревали руководство холдинга после ее назначения, из-за чего она плачет на съемках, почему ушла из журналистики и что собирается поменять на канале.

«Лента.ру»: Вы говорили, что гендиректор «СТС Медиа» Юлиана Слащева рисковала, назначая вас руководить СТС. Почему?

Эльмира Махмутова: Это был обоюдный риск. У меня же не было опыта продюсирования сериалов. Был опыт исполнительного продюсера на программах, я сняла кучу промороликов и даже получила ТЭФИ.

Но на телевидении делать что-то рискованное в природе вещей, потому что все телевизионщики по натуре — жесткие циники. Их сложно удивить, они уже все видели и все знают, и им сложно сразу поверить во что-то новое. Поэтому даже ближайшее окружение порой с опаской относится к каким-то нововведениям. Это вполне естественная история, с которой свыкаешься и всегда действуешь с оглядкой на нее. Поэтому какие-то рисковые новации — это всегда трудный путь, устланный скорее шипами, чем розами. С кем бы из своих коллег я ни говорила на эту тему, абсолютно все со мной согласны: любой новый проект (неважно, креативное это изменение или структурное) — всегда борьба.

Например?

Из последних — ребрендинг «Домашнего» (входит в холдинг «СТС Медиа» — прим. «Ленты.ру»), которым я занималась еще в должности заместителя гендиректора холдинга по маркетингу. Это было очень сложно как технически, так и концептуально — никто до нас не делал оформление таким ярким и сочным. Но мы хотели использовать именно нынешнее решение с разнообразными тканевыми паттернами, которые бы лучше других работали на женскую аудиторию «Домашнего». Была проделана серьезная графическая работа, и я в душе понимала, что это прорыв, так как мы в принципе ломали стереотипы оформления канала.

Однако когда новая концепция только была представлена, прошел такой вал критики и по поводу наших паттернов, и по поводу логотипа, что я даже не буду все это повторять. Но теперь каждый раз, когда оформление телеканала выходит в финалы международных конкурсов, а пресса пишет о том, какой яркий, современный и запоминающийся стиль у «Домашнего», я даже не могу громко этому порадоваться, так как в голове уже тысяча других проектов. И я скорее вспоминаю переживания по поводу ребрендинга, нежели радуюсь тому, что это сработало.

Каково это — работать над созданием новых телепродуктов?

Я сама не ожидала, что меня настолько будут разрывать эмоции. И это после 20 лет работы на телевидении! Мы сейчас снимаем шоу с участием детей и родителей. Атмосферу на площадке невозможно передать словами: такая энергия, искренность, яркие эмоции и переживания! Я стою в ПТСке (передвижной телевизионной станции — прим. «Ленты.ру») на съемках и вижу прожженных циников-режиссеров, которые обалдевают, плачут, смеются, получают невероятный кайф от работы. И вдруг ловлю себя на том, что сама реву. Вот это и есть настоящее!

Но креативом вы больше не злоупотребляете?

Должность гендиректора, к счастью или к сожалению, сочетает в себе множество функций. Здесь все: от идей для сценария, кастингов и защиты проекта до вопросов бюджетирования, подписания договоров или решения вопросов экономии. И всем этим приходится заниматься ежедневно, и все эти функции настолько перемешаны между собой, что ты успеваешь только оперативно реагировать на запросы, а отделить креатив от финансов или менеджмента невозможно. Все они сцеплены друг с другом, как вагоны поезда, а ты просто находишься внутри локомотива и несешься вперед.

Какую задачу ставило вам руководство, предлагая возглавить канал?

Я вижу ее в том, чтобы канал стал единым целым. В какой-то момент СТС превратился в канал отдельных продуктов. Кто-то приходит на «Кухню», кто-то на «Ворониных», и так далее. Хотелось бы сделать так, чтобы один продукт вытекал из другого, и у зрителя выработалась привычка включать именно наш канал. Любой канал разговаривает со своим зрителем через программы и ток-шоу. Сериалы — это, конечно, замечательно, а где живой разговор? Собственно, на это я кинула главные силы. Сейчас мы запустили проект «МастерШеф. Дети». Он показывает результаты даже лучшие, чем «МастерШеф» с участием взрослых.

Какие-то каналы ориентированы на юмор, какие-то делают ставку на танцевальные шоу. Если нам повезет, мы найдем свою отдельную ноту плюс к юмору и легкости — взаимоотношения детей и родителей, которые в корне изменились за последние пять-семь лет. Проект, который хорошо это отражает, — наше новое музыкальное шоу «Два голоса».

Это клон детского «Голоса»?

Не буду скрывать — именно «Голос» навел нас на эту мысль. Но если детский голос про взаимоотношения членов жюри, то наш — все-таки больше про взаимоотношения родителей и детей. Вообще, наблюдать, как дети готовят или поют, — это невероятное наслаждение. Какие-то совершенно новые эмоции, которых раньше на нашем ТВ не было.

В начале сезона СТС запустил какое-то сумасшедшее число премьер. Зачем? За резким взлетом, как правило, следует падение.

Меня многие осуждали за то, что мы отважились в начале сезона поставить четыре премьеры в один день, говорили, что нельзя выходить сразу с таким количеством проектов. Но при этом сентябрьские рейтинги сериалов показали, что доли новых сезонов впервые в истории СТС превысили показатели предыдущих. Очень распространенная история, когда продолжения проектов смотрят чуть хуже, чем раньше. Однако и «Воронины», и «Последний из Магикян», не говоря уже о «Кухне» — все продемонстрировали рост, а значит — решение было верным. И «Лондонград» удачно стартовал. Но радовались мы недолго, буквально полдня.

Потом провал?

Потом был небольшой спад. Как про молодоженов говорят, что их лодка разбилась о быт, так мы оказались заложниками технологического процесса. Я ведь успела выпустить только какие-то новые программы, а все сериалы нашего канала запущены еще Славой Муруговым. На уровне сценария я успела повлиять только на новый сезон «Ворониных». Совсем недавно вышел еще один новый сериал, большое влияние на который оказала уже новая команда, — комедийный сериал «Мамочки», который стартовал в эфире на этой неделе и уверенно завоевывает любовь зрителей. Также много новых шоу. Одно из них, игровое шоу «Большая маленькая звезда» с Николаем Басковым в роли ведущего, даже стало лауреатом премии Brand Awards 2015.

Мы много времени потратили на очистку от некачественного контента, который был накоплен за прошлые годы. Не обошлось и без внутренней реструктуризации — мы работали и продолжаем работать над усилением команды, к нам присоединились новые продюсеры, среди них Дмитрий Нелидов и Илья Бурец. Также произошли изменения в работе канала с продакшенами: мы стали более открытыми к сотрудничеству, расширили пул партнеров, что дало нам больше гибкости.

Вы на телевидении 20 лет, но о вас мало что известно.

А вы многих гендиректоров знаете, которые «выходят в свет»? Я работала и на Первом канале, и на НТВ. Даже про Владимира Кулистикова нельзя сказать, что он был публичным человеком, — он старался минимально давать комментарии по тому или иному поводу. В той телевизионной среде, в которой я сформировалась, как-то не принято было громко заявлять о своих достижениях. Я работала с Леонидом Парфеновым, который был тогда генеральным продюсером НТВ. Он действительно давал интервью, но… скорее потому, что сам работал в кадре. А вот его зама — Антона Понизовского — никто и не знал, пока недавно он не выпустил книгу «Обращение в слух».

Вы ведь работали с Парфеновым в период расцвета НТВ. Почему вы ушли из журналистики?

Когда я вернулась из Америки (стажировалась и работала в США — прим. «Ленты.ру»), мечтала работать только в «Намедни». Через знакомых узнала телефон редакции и позвонила, что называется, с улицы. Приятный мужской голос сообщил, что в «Намедни» свободных ставок нет, но предложил встретиться. Это был Антон Понизовский, который собирался делать первую потребительскую программу «Впрок». Предложил с ним поработать.

Я ничего не понимала в продуктах, не умела готовить, не знала, что и как надо покупать. Меня это очень смущало, ведь это не мой конек. Я-то мечтала снимать что-то про культурку, а мне предлагают разбираться в йогуртах. Тем не менее я согласилась, и все три сюжета в первый выпуск сняла именно я. Тогда-то и родилась ставшая впоследствии крылатой фраза «йогурты бывают живые и мертвые». Поскольку девушкой я была насмотренной, знала прекрасно кино плюс американский опыт — я заставляла коверных операторов ползать, бегать, снимать сверху и снизу. По большому счету, эти сюжеты — длинные клипы.

А потом однажды я увидела людей в наушниках, которые смотрели кино. Выяснилось, что они пишут анонсы для рекламы. Я подумала: какая классная работа — я ведь оставалась заядлой киношницей. К тому времени я дослужилась до новостной программы, работала в бригаде Татьяны Митковой, несколько моих спецрепов коллеги признали лучшими. Однажды поехала в подростковую тюрьму делать сюжет о ювенальной юстиции. Не буду рассказывать, с чем я там столкнулась и что увидела, но когда вернулась — пришла к начальству и сказала: «Я не Лена Масюк». Тогда-то и поняла, что я все-таки женщина, и есть вещи, через которые я не могу переступить. Не могу работать на войне, на передовой, в горячей точке. А значит — я попросту не журналист. И с радостью пошла в межпрограммку — смотреть кино и писать анонсы.

И занялись продвижением?

Ну да. Тогда Парфенов стал главным продюсером НТВ, Антон Понизовский — его замом. И одновременно с Первым каналом на НТВ возникла служба промоутирования, хотя даже слова такого тогда не было. Мы снимали дикое количество самостоятельных рекламных сюжетов — то есть представляли новые программы и фильмы не монтажной нарезкой, а снимали самостоятельные игровые ролики. Мы понятия не имели, как это делается, как это должно работать, то есть мы осваивали новую область экспериментально — методом проб и ошибок. А какое было счастье, когда нам провели интернет! Я оказалась единственной, кто умел им пользоваться, потому что научилась этому в Америке.

А потом по семейным обстоятельствам я опять уехала в Америку и пробыла там вплоть до закрытия «старого» НТВ. Вернулась по тем же семейным обстоятельствам, и ни секунды об этом не жалею. Меня позвали в дирекцию «Доброго утра» на Первом канале. Тогда рейтинги утреннего эфира на «России» были значительно выше, и перед нами поставили задачу: увеличить наши. Мы все усилия бросили на это. Я там проработала около полутора лет, и это была очень мощная школа. Четыре часа эфира, зачастую прямого, с новостными выпусками. А когда были выборы — после ночного подсчета голосов мы первые объявляли о результатах. Буквально свалившись из другого мира я прошла еще одни телеуниверситеты. Бывали недели, когда у меня от выходных оставалось всего полдня на отдых.

Оно того стоило?

Я поймала себя на том, что по-другому мне просто неинтересно, даже скучно. Если ты писатель, то пишешь книгу, издатель ее выпускает — ты видишь результат. Режиссер снимает фильм, ставит спектакль — это тоже осязаемый результат его работы. А телевидение — это какая-то бесконечная история. Не успел порадоваться какому-то крошечному успеху, как что-то сбивает тебя с ног и надо снова подниматься. Потом я поняла, что на телевидение, в продюсирование, в маркетинг идут люди с определенной психофизикой. Нам нравятся эти эмоциональные американские гонки: из огня да в полымя, из плюса — в минус.

Как вы думаете, почему сегодня в руководстве на телевидении появилось много женщин?

Дело не в телевидении. Женщин стало больше на руководящих должностях во всех сферах. Они более ответственные, у них меньше претензий. Мне кажется, наши женщины менее закомплексованы, и у них более широкие взгляды на жизнь. Еще женщины более рисковые сейчас… Они как мужчины в девяностые. Либо пан — либо пропал.

Обсудить
Crips на похоронах Туки УильямсаЧерно-красные против черно-синих
Уличная война в Лос-Анджелесе и далее везде
Барак ОбамаБлагие намерения на неправильной стороне истории
Почему Барак Обама почти во всем потерпел неудачу
Торжественно клянусь
Инаугурации самых известных американских президентов
Face masks depicting Russian President Vladimir Putin and U.S. President-elect Donald Trump hang for sale at a souvenir street shop in St.Petersburg, RussiaВеликий и ужасный
Почему пресса Британии и США демонизирует образ Путина
People walk past the walls of Jerusalem's Old City lit in blue, white and red, colours of the French flag, in solidarity with Paris, in Jerusalem November 15, 2015Французский исход
Что заставляет евреев бежать из Пятой Республики в Израиль
Перевели стрелку
Украина въезжает в Европу по рельсам
Пени придержали
Уплату пеней за имущество москвичей отложили до весны
Дональд ТрампНеласковый щебет
Как Дональд Трамп взял в оборот автопроизводителей при помощи Twitter
Кому здесь не место
Насколько верны прогнозы экспертов об исчезающих профессиях
Лица не увидать
Пользовательницы Instagram посвящают аккаунты своим пятым точкам
«Этим парням не нужен от меня секс»
История феминистки из Абу-Даби, которая живет за счет мужчин
Дональд Трамп с женой Меланией и моделью Хайди Клум в 2008 годуБойкот по-голливудски
На инаугурации Трампа не будет звезд?
Хейтеры возненавидят
Обычные женщины, прославившиеся в Instagram благодаря лишнему весу
За сотку до центра?
Настоящие раритеты, заканчивающие жизнь в роли африканского такси
Тест-драйв самого красивого бюджетника
Длительный тест Renault Kaptur, симпатичнейшего из бюджетников: часть первая
Тест седана с динамикой суперкара
Тест Audi S8 Plus — представительского седана с максималкой 305 км/ч
5 уникальных суперкаров, погибших в авариях
Очень редкие автомобили, которые закончили жизнь в ДТП
«Теперь она бомж и живет в закутке под лестницей»
История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве
«Мы начали решать свои проблемы, как в 90-х»
За потребительские кредиты смогут отбирать квартиры
Развели тут бордель
Экскурсия по самому большому публичному дому Южного полушария
Война дворцам
Каких домов лишились в 2016 году звезды Голливуда