Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Перестроить историю

В Кремле хотят восстановить облик столетней давности

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

В ноябре 2015 начались масштабные работы по сносу 14-го корпуса Кремля. На самом деле разрушительный процесс предваряет созидательный. На месте безымянного здания, возможно, восстановят древние монастыри. Это значительно изменит привычный нам облик сердца родины. Зато вернет исторический. Кроме того, режимный распорядок крепости сменится городской жизнью. О том, что таится под метровым слоем бетона, и возможно ли восстановление древних монастырей, «Лента.ру» поговорила с историками и археологами.

Во всю ивановскую

Когда-то тут, на древней Ивановской площади, «кричали» государевы указы. Полтора года назад, стоя на этой площади под палящим солнцем, президент России Владимир Путин в каком-то смысле повторил давнюю традицию. Но не в форме указа, а в качестве идеи. «Не восстанавливать этот новодел. Наоборот, восстановить исторический облик места с двумя монастырями и церковью», — предложил он.

Под новоделом имелся в виду 14-й корпус Кремля, построенный на месте снесенных в 1929 году Вознесенского и Чудова монастырей. Корпус давно был спрятан за гигантским баннером-забором. И даже новогодние телеобращения президента перестали записывать на фоне Спасской башни, чтобы декорация не попадала в кадр.

Находившийся тогда рядом с Путиным ректор Московского архитектурного института Дмитрий Швидковский заметил, что здание 14-го корпуса само по себе ценности не представляет, «хотя построено неплохим архитектором Иваном Рербергом». Но для Кремля все‑таки не годится. И поэтому никакой особой утраты от его сноса не будет.

Президент все же оговорился, что ни на чем не настаивает, лишь предлагает идею, а то «деятели культуры часто жалуются на то, что мы очень много передаем церкви». И вот спустя полтора года эта идея претворяется в жизнь.

Без шума и пыли

В ноябре 2015-го в двух шагах от первого корпуса, где продолжает работать президент, началась большая ломка. Массивное здание (десятки тысяч тонн материала) распускают, словно вязаный свитер. Несколько сотен человек трудятся в три смены, поворачиваются строительные краны. Через Спасские ворота то и дело проезжают грузовики с мусором. Пыль не возносится огромным облаком по простой причине — сносимые стены поливают водой. Отсюда вытекает другая проблема — грязь. Но посетителям она не видна.

Работы ведутся сразу на нескольких площадках. Конфигурация здания непростая, стены чрезвычайно толстые. Их нарезают дисковыми пилами. Используется только ручной демонтаж — самая бесшумная технология. Но разбирают все одновременно — сроки поджимают. Работы должны завершиться до марта 2016 года.

После того как наземную часть корпуса разберут, за дело возьмутся археологи. Впрочем, они уже здесь. Приходят каждый день, смотрят. Попасть на такие раскопки — невероятная удача. Ученые в предвкушении больших находок.

Чудо и Вознесение

Если 14-й корпус простоял на этом месте менее ста лет, то древние Чудов и Вознесенский монастыри — более шести веков. Их называют самой горькой утратой Кремля советского времени.

Чудов монастырь был основан в XIV столетии митрополитом Киевским и всея Руси Алексием, духовным главой Московского княжества в годы малолетства Дмитрия Донского. Чудесным образом ему удалось с помощью молитв и святой воды вернуть зрение матери хана Джанибека Тайдуле. В благодарность прозревшая подарила церкви участок земли, где располагался ханский двор — посольство Золотой Орды.

Монастырь связан со многими драматичными эпизодами русской истории. Отсюда бежал в Речь Посполитую Григорий Отрепьев, будущий Лжедмитрий. Здесь умер в темнице заточенный поляками патриарх Гермоген. Тут насильно был пострижен в монахи «боярский царь» Василий Шуйский. Спустя пять десятилетий в монастыре судили патриарха Никона. Солдаты Наполеона разграбили древнюю обитель, а в алтаре собора во имя Чуда Архистратига Михаила устроили спальню маршалу Даву.

Чудов монастырь был образовательным и культурным центром Московского государства. Сюда отправляли учиться и воспитываться детей знатных бояр. Здесь приняли крещение Петр Первый и Александр Второй.

Вознесенский монастырь, основанный женой князя Дмитрия Донского Евдокией, — одна из первых на Руси женских обителей. Тут ждали свадьбы государевы невесты. Здесь усыпальницы цариц и великих княгинь. В училище при монастыре девиц из знатных семей обучали грамоте, этикету, церковному пению.

От наполеоновского нашествия 1812 года Вознесенский монастырь пострадал не сильно. А вот большевиков не пережил. В ноябре 1917 года в ходе боев были разрушены многие стены и купола храмов. Когда в Кремль переселилось новое большевистское правительство, монахиням было приказано покинуть обитель.

Новодел новоделу рознь

Наспех построенный в начале 1930-х корпус не получил даже собственного имени — лишь порядковый номер. Из-за сноса этого здания никто не горюет. Но возможно ли вернуть монастыри?

«Перспектива воссоздать снесенные памятники не может не радовать. Надо только понять, есть ли она», — говорит координатор общественного движения «Архнадзор», член Совета при президенте РФ по культуре и искусству Константин Михайлов. Он обращает внимание, что процесс восстановления должен проходить при строжайшем соблюдении принципов научной реставрации и с учетом рекомендаций ЮНЕСКО (Московский Кремль вместе с прилегающей к нему Красной площадью включен в список объектов всемирного наследия).

«Никаких фантазий "на тему" быть не может! Нужно провести полный комплексный анализ всех имеющихся материалов. Это задача для научной группы. Далее — по итогам масштабных археологических раскопок изучить возможности воссоздания монастырей. Эта тема заслуживает большой научной конференции с привлечением всех ведущих экспертов по истории, искусствоведению и археологии», — уверен Михайлов.

Он обращает внимание на то, что надо отличать реставрационный новодел, который строится на месте утраты с целью восполнить ее, от новодела, когда подлинное здание сносится для удобства заказчика, а потом воспроизводятся его внешние черты — весьма распространенная сейчас практика.

«Большевистские, идеологические разрушения я приравниваю к стихийным или военным бедствиям», — объясняет Михайлов. Он приводит несколько примеров реставрационных новоделов: восстановленные после войны дворцы под Петербургом, Новоиерусалимский монастырь, кампанила Сан-Марко в Венеции, разрушенная землетрясением в 1902 году.

Подлинник не вернуть. Но восстановить образ, восполнить утраты кремлевского архитектурного ансамбля — вполне возможно.

Кремлевское подземелье

Не вся территория, занимаемая монастырями, застроена 14-м корпусом. Что-то уцелело под Ивановской площадью. Хотя работы по сносу еще в самом разгаре, археологи сделали три шурфа — небольшие пробные раскопы.

«Мы пытаемся найти остатки построек и оценить, в каком они состоянии. Ведь не было нормальной топосъемки, чтобы понять, где именно стоят храмы. Планы построек есть, но нет привязки к местности», — объясняет директор Института археологии РАН, доктор исторических наук Николай Макаров. В целом археологи, конечно, знают, где стояли храмы. Но когда надо пробивать метровую бетонную плиту, десять метров туда, десять метров сюда — весьма существенно.

«Вот это — внешняя стена Малого Николаевского дворца (также уничтожен в 1921 году — прим. «Ленты.ру»), где Пушкин встречался с Николаем Первым, где родился Александр Второй», — показывает Макаров на шурф глубиной примерно метр. В нем виден нижний кирпичный слой и толстый бетонный. В бетон закатана вся площадка 14-го корпуса. Подвалы по понятным причинам еще не осматривали. Но надежд на то, что удастся найти что-то существенное, немного.

Зато в шурфе под Ивановской площадью уже удалось обнаружить калориферный канал отопления, постройки примерно конца ХIХ века. Вероятно, это часть трапезной Чудова монастыря.

С наступлением тепла здесь развернут масштабные археологические работы. Не впервые на территории Кремля. В 2007 году, например, при археологических раскопках в Тайницком саду среди прочего обнаружили московскую берестяную грамоту номер 3 (конец XIV века) — самый длинный известный в настоящее время древнерусский текст на бересте.

Обособленная крепость

Полтора года назад на Ивановской площади Кремля Путин озвучил еще одну идею, автором которой назвал мэра Москвы Сергея Собянина, — открыть Спасские ворота для туристов. И соединить общедоступное пространство в Кремле с городскими пешеходными зонами.

Выведение главных ворот Кремля из-под режима назвали беспрецедентным шагом последних 60 лет. То есть с 1955 года, когда Никита Хрущев принял решение об открытии Кремля для свободного посещения. «А Ивановская площадь уже соединена с пешеходным пространством Москвы. Вы можете зайти в Кремль через Боровицкие ворота или через Троицкие, выйдя через Спасские», — уточняет советник директора ФСО России, доктор исторических наук Сергей Девятов.

Но войти через Спасские ворота в Кремль по-прежнему сложно. Для этого перед воротами нужно поставить современные досмотровые комплексы, оборудованные по нормативам доступной среды. Такой, например, стоит у Кутафьей башни. Если же его установить на Красной площади, он неизбежно испортит вид. Тем не менее вопрос прорабатывается.

А вот гулять по Тайницкому саду точно не придется. «Жесткие требования техники безопасности, там находится действующая вертолетная площадка», — объясняет Девятов.

Нарушить режим

Сама практика открытия и закрытия Кремля существовала с царских времен. Пока крепость была главной резиденцией московских царей, сюда не допускали с оружием. Были ограничения для иностранных гостей. Никого не пускали в царские дворцы и домовые церкви. Однако в Кремле всегда было людно. Здесь располагались подворья родовитых московских бояр. Любой православный мог пройти к храмам на Соборную площадь.

После переноса столицы в Санкт-Петербург режим смягчился. Однако Большой Кремлевский дворец по-прежнему был закрыт. Доступ в Чудов монастырь ограничен — это резиденция московского митрополита. А на крупные события (коронация, празднование 300-летия Дома Романовых и 100-летия Бородинской битвы) пройти в крепость можно было лишь по пропускам. Все как в наши дни.

При большевиках ворота Кремля захлопнулись. Когда в 1918 году в Кремле в экстренном порядке разместились высшие органы советской власти, проход на эту территорию полностью закрыли. Монахов выселили, а братские и сестринские корпуса монастырей превратили в общежития для новых сотрудников Кремля. Рядом открылись социально-бытовые предприятия: кооператив «Коммунист», ясли «Красная звезда».

В 1950-х годах запустили обратный процесс — руководители партии выезжали из-за стены. В 1962-м в домовой книге Московского Кремля была сделана последняя запись о выписке одного из членов Политбюро.

В 1955 году Хрущев распорядился провести в Кремле новогоднюю елку для детей. В качестве зимней открытой площадки использовалась Соборная и Ивановская площади а также западная часть Тайницкого сада — там были устроены ледяные горки для катания. Тогда же открылась прогулочная зона с экскурсиями к Царь-пушке и Царь-колоколу.

Примеры рядом

Последние 20 лет уже дали некоторый опыт восстановления кремлевских памятников, разрушенных при советской власти. В начале 90-х по решению президента Бориса Ельцина (а предложение внес тогдашний столичный градоначальник Юрий Лужков) было воссоздано Красное крыльцо у Грановитой палаты. Построенная по указу Ивана Третьего итальянскими архитекторами, она получила название по восточному фасаду, отделанному граненым «бриллиантовым» рустом. По этому крыльцу русские цари проходили на коронование в Успенский собор. В 1930 году его разрушили, чтобы построить столовую.

Восстанавливали крыльцо «в последней редакции», то есть в том виде, который сложился к середине XVIII века. Реставраторы отчитались, что выполнили работы с соблюдением старинного технологического процесса. И даже инструменты каменотесов были выкованы в кузницах. Константин Михайлов, описавший это в книге «Москва, которую мы потеряли», называет восстановление Красного крыльца хорошим примером.

Другой пример — воссоздание Александровского и Андреевского тронного зала Большого Кремлевского дворца, уничтоженных в 1933-1934 годах. Богатый декор восстановлен методами компьютерного объемного моделирования на основе архивных документов и чертежей.

Восстановление монастырей может оказаться невозможным. Но это не отменит тех успехов, которые сделают археологи (а они их, безусловно, сделают) и того, что Кремль уже сейчас перестает быть обособленной от остального города крепостью.