Игра на уничтожение

Почему все переговоры по Украине опять зашли в тупик

Фото: Александр Клименко / Reuters

19 января официальный сайт Петра Порошенко сообщил о том, что в Киеве состоялись переговоры главы украинского государства с представителями канцлера Германии и президента Франции Кристофером Хойсгеном и Жаком Одибером. Европейские гости обсудили с Порошенко выполнение минских соглашений и, как отмечается, подчеркнули важность координации действий для полной их реализации. Неделей ранее, 11 января, Порошенко встретился в украинской столице с полномочным представителем России в минской контактной группе Борисом Грызловым, а четыре дня спустя под Калининградом украинский конфликт обсудили помощник президента России Владислав Сурков и заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд. Все три встречи, насколько можно судить по заявлениям сторон, завершились безрезультатно. Между тем уже 2 февраля истекает срок принятия украинским парламентом важного компонента минских соглашений — закона о децентрализации, после чего он будет считаться отклоненным автоматически.

Дипломатический тупик

Официальные сообщения о визите представителей Германии и Франции в Киев (после чего они вылетели на переговоры в Москву) ожидаемо носят декларативный характер. В частности, по информации пресс-службы украинского президента, «стороны выразили обеспокоенность многочисленными нарушениями режима прекращения огня со стороны боевиков» (так в Киеве называют ополченцев) и отметили прогресс, «которого достигла Украина в выполнении минских договоренностей».

Европейские чиновники привычно напомнили о необходимости устойчивого прекращения огня, а также «восстановления контроля Украиной за своей границей и освобождения заложников». Визит Хойсгена и Одибера вынужденно отсрочил новый раунд трехсторонних переговоров в Минске, который теперь уже, очевидно, не приведет к ощутимым результатам, поскольку европейцы не привезли никаких новых предложений из Берлина и Парижа, просто повторив ранее озвученные руководством своих стран пожелания.

До них в Киеве побывал полномочный представитель России в минской контактной группе Борис Грызлов. Украинские СМИ горячо обсуждали гипотетические детали его переговоров с Порошенко. А по поводу встречи помощника президента России Владислава Суркова с заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд некоторые украинские журналисты даже высказывали уверенность, что там договаривались как минимум о разделе Донбасса.

Однако все гораздо проще. Несмотря на слова о «мозговом штурме по поиску компромиссов», единственный внятный результат всех встреч — полное отсутствие точек соприкосновения в позициях сторон. Впрочем, Борис Грызлов заранее предупреждал, что ждать больших прорывов от нового раунда переговоров в Минске (состоятся 20 января) не стоит. Да, американцы действительно неожиданно вмешались в переговорный процесс, но повлиять на ситуацию уже невозможно: минские соглашения оказались в дипломатическом тупике.

А она и Рада

Очередная сессия Верховной Рады открывается 2 февраля. Согласно регламенту, до этого момента (то есть в ходе текущей сессии) украинский парламент должен успеть внести изменения в Конституцию Украины относительно общей децентрализации и официального предоставления полномочий местным властям Донбасса, в противном случае документ будет считаться отклоненным.

Внесение изменений в основной закон Украины прописано в минских соглашениях, заключенных еще в сентябре 2014 года, а позднее утвержденных «Комплексом мер по реализации минских соглашений». Согласно пункту 11 этого документа, Киев обязан провести конституционную реформу со вступлением в силу нового основного закона, включающего в себя положения о децентрализации, а также об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии со специальным законом Украины. Это один из главных пунктов соглашений, подписанных в Минске по итогам переговоров лидеров России, Германии, Франции и Украины в феврале 2015 года. Причем права регионов, в том числе Донбасса, следует формулировать при участии нынешнего руководства Луганской и Донецкой республик.

Да, на Украине все ключевые игроки (например, спикер Владимир Гройсман) уже высказались за принятие этих поправок, пообещали изыскать необходимые 300 голосов и даже предложили некий закрытый формат голосования. Но Верховную Раду в нынешнем составе трудно назвать управляемым политическим инструментом. Предыдущее голосование по данному вопросу закончилось более чем печально — 31 августа полемика вокруг поправок вылилась в серьезные политические баталии и переросла в противостояние радикально настроенных митингующих и силовиков на площади Конституции перед центральным входом в здание парламента. В результате пострадало более ста человек.

С тех пор политическая ситуация на Украине несколько изменилась — оппозиция в лице Радикальной партии заняла ощутимо более жесткую позицию, готовы к противостоянию с администрацией президента и другие парламентские игроки, причем даже входящие в коалицию. Крайне недовольны относительным затишьем на юго-востоке Украины различные добровольческие и патриотические объединения. Даже если вынести за скобки необходимость согласовывать законодательство с представителями ЛДНР, украинскому президенту сейчас предстоит найти крайне сложный компромисс, потому что в случае отказа Рады принять поправки, ее придется распустить. А это огромный риск для правящих кругов, поскольку результаты местных выборов были сильно не в их пользу. И кого при досрочном прекращении полномочий Рады выберут снова — решительно непонятно.

Жесты доброй воли

Лимит уступок со стороны Москвы давно исчерпан. Последней был перенос местных выборов в Донецкой и Луганской республиках, причем его связали как раз с затянувшимся голосованием по децентрализации. А украинская сторона не раз трактовала «Комплекс мер по соблюдению минских соглашений» в свою пользу, фактически настаивая только на одном пункте — об установлении контроля над границей с Российской Федерацией.

Да, Борис Грызлов называет обмен пленными и задержанными одной из основных практических проблем, которые можно было бы решить по ходу очередной встречи в рамках минского процесса. Но этот процесс давно не согласуется с тем, под чем подписывались год назад. Фактически обмена «всех на всех» не случилось, а у ополчения ресурс жестов доброй воли, когда украинских военнопленных отпускали по просьбам родственников или вообще под честное слово, полностью исчерпан.

Показательно, что в честь Рождества по указу главы Луганской республики Игоря Плотницкого освободили большую группу украинских военнопленных. В ответ украинская сторона заявила, что готова до 20 января передать обеим республикам только 35 пленных. Причем обмен пленными считается чуть ли не единственным вопросом, который полностью согласован для исполнения.

Параллельно Киев ведет свою игру — так, представитель Украины в политической подгруппе Юрий Бессмертный высказал общие сомнения в юридической обеспеченности любых решений, принимаемых в Минске в рамках трехсторонней контактной группы и различных подгрупп. Фактически деятельность украинской делегации сводится к попыткам расширить минский формат, введя в него некие пункты, которые изначальными договоренностями не предусматривались. В частности, тот же Бессмертный постоянно инициирует дискуссии о возможном появлении в регионе то войск ООН, то сил безопасности Европейского союза (и то, и другое никак не предусмотрено «Комплексом мер»).

Новое обострение обстановки на фронте, совпавшее с попытками Киева в очередной раз сдвинуть процесс в свою сторону (сам перенос действия минских соглашений на 2016 год — это уступка украинским властям), никого не удивило. Дипломатический и юридический тупик по украинскому вопросу очевиден. Провалы переговоров высокого уровня только оттенили усиливающуюся угрозу военной эскалации, о неизбежности которой конфликтующие стороны открыто говорят с конца прошлого года.

подписатьсяОбсудить
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
MOBILE, AL- AUGUST 21: Republican presidential candidate Donald Trump greets supporters after his rally at Ladd-Peebles Stadium on August 21, 2015 in Mobile, Alabama. The Trump campaign moved tonight's rally to a larger stadium to accommodate demand. (Photo by Mark Wallheiser/Getty Images)«Мы были уверены, что Трамп — это просто клоун»
Политконсультант-республиканец о несбывшихся прогнозах и о будущем партии
Люди, живущие над войной
Деревенская глубинка сражающегося Йемена
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США