«Идет исправление ошибок»

Эксперты о сносе самостроя в Москве

Снос торгового павильона у станции метро «Арбатская»
Снос торгового павильона у станции метро «Арбатская»
Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

В Москве в ночь на 9 февраля начался снос торговых павильонов, признанных самостроем. За сутки должны быть уничтожены 97 построек. Всего же под снос пойдут 104 объекта самостроя. Соответствующее решение было принято московским правительством в декабре 2015 года. «Лента.ру» узнала мнение экспертов.

В перечень попали торговые ряды у станций «Чистые пруды», «Кропоткинская» и «Арбатская», круглый павильон около «Сухаревской», торговый центр «Пирамида» на Пушкинской и другие постройки, возведенные в 90-е годы. Там располагались магазины, кафе и салоны связи. Павильоны были возведены без специальных разрешений, без архитектурной проработки, часто с нарушением градостроительных норм. Например, на участках, где архитектурные ансамбли предполагали наличие открытых пространств. Многие постройки возводились в недопустимой близости от проезжей части, городских коммуникаций и вестибюлей метро.

Аркадий Гершман, урбанист

Снос скажется на облике города положительно, давно пора было снести все это. Когда это возводили, вопрос архитектуры даже не поднимался — просто выстроили сараи в центре города. Без них внешний вид города станет гораздо лучше. Некоторое время будет неудобно без привычных торговых точек, но там, где есть спрос, появляется предложение, и скорее всего в ближайшее время многие точки, которые располагались в этих сараях, откроются на первых этажах зданий и в переходах метро. Правильно было бы вообще не допускать такого строительства, но и оставлять это не следует. Сейчас идет просто исправление ошибок.

Андрей Новичков, координатор «Архнадзора»

Мы оцениваем ситуацию с точки зрения сохранения облика исторической Москвы. Мы давно говорили, что самострой не способствует его сохранению и уродует город. Когда в мэрию пришла новая команда, мы неоднократно писали письма, выступали с соответствующими предложениями, предлагали разработать концепцию, какие павильоны можно ставить в Москве, какие нельзя.

Знаменитые павильоны около метро «Чистые пруды» — это как раз один из примеров строений, вредных для Москвы, и их снос мы считаем оправданным. Нам кажется, что это не те здания, которые должны находиться в исторической части города. Они искажали вестибюли, они искажали восприятие всей окружающей застройки. Правда, были строения, которые абсолютно не мешали, но также попали под снос.

Андрей Иванов, архитектор, урбанист

К каждой территории надо относиться по-своему, они совсем разные. Например, около «Чистых прудов» правильно было снести павильоны, а бульвар у «Кропоткинской» был вполне органично застроен большими зданиями. Это решение, немножко тоталитарное, такое же было и при формировании пешеходных улиц летом. К каждому месту в Москве надо относиться по-особенному.

Павел Тигер, генеральный директор и партнер компании «Институт развития территорий»

В целом, то, что власти занимаются сносом палаток и превращением ретейла в более цивилизованный вид — это правильная тенденция. Другое дело, что, например, в европейской практике есть небольшие палатки, которые продают цветы, воду — они городу нужны. Здесь же речь идет скорее о точках общепита, еда в которых не всегда качественная. Такого рода палатки имеет смысл сносить из соображений санитарно-эпидемиологических. Они точно город не украшают. В целом, инициатива разумная, но нужно разбираться с отдельными форматами, выборочно смотреть каждую точку и прорабатывать планы развития этих территорий.

Первая волна сноса началась через год после того, как пришел Собянин. Тогда сносили ларьки у метро, всякие сосисочные, чебуречные — это наверное правильно. Роспотребнадзор точно не поддерживает подобную торговлю, где качество товаров оставляет желать лучшего. Сейчас мы говорим уже не про отдельно стоящие киоски, а про павильончики. Вот здесь надо смотреть, что в них продается. Возможно, все сносить не стоит. Например, павильоны, где продают цветы, упаковка подарков — их можно оставить.

Стоит подумать о создании на месте снесенных палаток торговых павильонов, которые больше соответствуют облику города. Например, стилизованных в соответствии со станциями метро или историческим окружением. Потому что эти ларьки всегда появляются там, где есть народ и определенное количество потенциальных посетителей. Эти места, по сути, являются магнитами, туда так или иначе стекается определенный поток людей.

Анна Броновицкая, архитектурный критик, искусствовед

Моя позиция противоречивая. Я за то, чтобы пространства были расчищены, но сейчас, мне кажется, предельно неподходящий момент для этого с социальной точки зрения. С архитектурной точки зрения я рада. Хотя я бы предпочла, чтобы снесли торговые центры «Атриум» и «Европейский» — более крупные уроды.

Илья Заливухин, архитектор, учредитель градостроительной компании «Яузапроект»

На облике Москвы это скажется позитивно. Снос самостроя — это правильное решение, потому что город — это наш общий дом, и то, что построено без разрешения, должно быть снесено. Другой вопрос, что жалко коммерческую активность, которая там располагалась. Я возлагаю надежды, что она переместится в первые этажи зданий и мы не потеряем возможность что-то купить рядом с метро, там, где мы привыкли.

В то же время эти освободившиеся территории будут обустроены как общественные пространства, либо, если там возникнут какие-то постройки, эти решения будут согласованы с архитектурным окружением и городскими службами.

Однако облик города — это одна история, но потеря рабочих мест — вопрос не архитектурный, это социальная политика. Есть вероятность того, что эти люди устроятся в магазинах, которые могут появиться на первых этажах. Надо так создавать городскую среду, чтобы была возможность использовать эти пространства. Центр Москвы так устроен, что на первых этажах много места, и надо развивать торговлю именно там. Торговля должна располагаться там, где для нее есть место, а не там, где кто-то захотел, чтобы она была.

Варвара Мельникова, директор института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка»

Это были временные сооружения, внешний вид которых давно деградировал, не говоря уже о том, что была совершенно непонятна система согласований, а также налогов, которые отчислялись по всей этой торговле, которая там велась.

То, что город сейчас все приводит в цивилизованный вид, мне кажется абсолютно прекрасным и, главное, грамотным решением.

Если мне не изменяет память, все, что находится в этих мини-торговых центрах около метро — это никакой не малый и не средний бизнес. Это стандартные сетевые компании вроде «Евросети», «Связного» и так далее. Даже торговые точки, где продавали продукты, как правило, принадлежали сетям. О каком малом и среднем бизнесе мы в данном случае говорим, мне не очень понятно. Конечно, можно спекулировать на эту тему, но я не уверена, что в данном случае именно это является кейсом.

У москвичей никто не забирает эту торговую инфраструктуру. Просто эта инфраструктура вместо сделанной плохо и деградировавшей будет сделана хорошо и к тому же будет приносить городу какие-то налоги.

Обсудить
«Я панически боялся лесбиянок»
Почему транссексуалам в России лучше не высовываться
Разборки на костях
В деле «пьяного мальчика» появились неожиданные подробности, но они все усложняют
Владимир Путин на церемонии открытия памятника Александру III в ЯлтеВ память об империи
Зачем Путин открыл монумент императору в Крыму
Милые кости
В попытках похудеть девушки истязают себя и сходят с ума
Талончик в ад
В российских больницах пациентов заражают смертельными вирусами
Голодающие дети в Бузулуке (Самарская губерния), 1921-1922 гг.«Обезумевшие родители отбирали еду у детей»
Советская власть бросила миллионы умирать от голода, но их спасли американцы
Пробила дно
Планета-пришелец расколола Землю и сдвинула континенты
Сила в деньгах
Жадные джедаи прилетели в Россию за длинным рублем — Star Wars: Battlefront II
Хватит всем
Почему террористы и изгои любят советское оружие
Зверье по имени товарищи
Гарик Сукачев призвал петербуржцев к революции
Lil Peep«Я депрессивный наркоман, и я уже на грани»
Что убило кумира российских школьников, эмо-рэпера Lil Peep
«Обнаженную я находил совершенно антиэротичной»
Джулиан Барнс о прилизанной порнушности и воздушной вольности в искусстве
Понабрали по объявлению
Кино недели: от «Лиги справедливости» до «Молодого Годара»
Прости, но ты живешь в России
Крупнейшие корпорации заставили выживать в провинциальной глубинке
Арнольд ШварценеггерКислотная пауза
Шварценеггер и Емельяненко втайне зарабатывали миллионы, кривляясь для японцев
Нежный палач
Он обещал помочь самоубийцам, приходил к ним и отрубал головы
«Не надо меня спасать»
Звездный путешественник нашел тайное племя головорезов, ввязался в войну и выжил
Во всем виноват буй
Она мечтала о круизе с секс-рабынями, но потерялась в море с боевой подругой
Эмилио Эстевес в роли Билли КидаМалыш на миллион
Легендарный головорез Дикого Запада передал привет из прошлого
«Я уехал от российских дорог, рутины и темноты»
История жителя Челябинска, переехавшего в Калифорнию
Японись!
Он придумал самые безумные изобретения в мире, но отказывается их продавать
Audi Q5 против SQ5
Пять причин купить Audi SQ5 вместо обычной Q5 (и одна против)
5 причин, почему мы ненавидим кроссоверы
Объясняем в картинках, почему самые популярные машины в мире никуда не годятся
Далеко. Дорого. Офигенно
Как поехать в Исландию и обомлеть не только от природы
Кто делает самые эпатажные британские машины
«Рэйнджи», «Астоны» и «Роллс-Ройсы»: лучшие творения ателье Kahn Design
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно
Белый друг
Самые необычные туалеты мира
Это Англия, детка!
Идеальный дом можно выиграть за две тысячи рублей
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент