Новости партнеров

Полицейский предел

Как правоохранители в Киеве устроили погоню с перестрелкой и что из этого вышло

Фото: dtp.kiev.ua

На Украине разгорается масштабный скандал вокруг любимого детища властей, патрульной полиции. В Киеве при весьма странных обстоятельствах в ночь на воскресенье, 7 февраля, произошел первый случай применения силовиками оружия с летальным исходом — полицейские застрелили 17-летнего подростка. «Лента.ру» разбирается в этом инциденте и его причинах.

Украинский Голливуд

Это напоминает голливудский боевик. Некие граждане, по мнению полиции, в состоянии сильного алкогольного опьянения и с пивом в руках сели в машину BMW 5 серии, не реагируя на призывы заметивших их силовиков остановиться, и уехали. Полицейские бросились в погоню, которая растянулась на 40-45 минут и охватила четыре района столицы Украины —Соломенский, Шевченковский, Святошинский и Голосеевский (не центральные, но прилегающие к центру Киева).

Полицейские запросили помощь коллег — в погоне участвовали два десятка патрульных автомобилей. В конце концов, решили открыть огонь. Всего было произведено 77 выстрелов, 14 пуль попали в машину.

Когда полицейские все же блокировали беглецов после внепланового разворота их автомобиля на дороге, те вырвались из оцепления, наехав на одного из патрульных (тот отделался сравнительно легкими повреждениями ноги), при этом машина, изрешеченная пулями, вылетела на обочину. Двое пассажиров сдались, водитель пытался убежать, но его быстро задержали. В салоне оказался еще один пассажир, раненный огнем полицейских. Через 10 минут он скончался.

Версия силовиков

Инцидент вызвал большой резонанс. Действия полицейских, устроивших стрельбу в жилом массиве, объяснил начальник Управления патрульной полиции Киева Юрий Зозуля. По его словам, автомобиль с нарушителями не реагировал на указания патрульных, не раз создавал опасную ситуацию как для транспорта, так и для пешеходов, а на некоторых улицах вообще двигался по встречной полосе. От масштабной аварии спасло лишь то, что на ночных улицах Киева было мало транспорта.

В ответ на логичный вопрос о почти двух десятках машин с преследователями Зозуля сообщил, что постоянно догоняли нарушителей только два экипажа, остальные по пути то присоединялись, то отставали. Стрельба велась в конце погони и строго по процедуре: предупредив преследуемых, полицейские открыли огонь сначала в воздух, а затем по автомобилю, точнее по колесам, надеясь его таким образом остановить. Все действия силовиков, резюмировал начальник киевских полицейских, вполне вписываются в положения закона о Национальной полиции, в частности соответствуют статье о применении огнестрельного оружия для остановки транспортного средства путем его повреждения, если водитель своими действиями создает угрозу жизни или здоровью людей.

Впрочем, столь дипломатичных формулировок придерживались далеко не все причастные к силовому ведомству. Например, бывший советник главы МВД Украины, народный депутат Антон Геращенко заявил, что патрульным пришлось применить оружие, «чтобы остановить группу пьяных имбецилов, гонявших по ночному Киеву». По мнению Геращенко, «нарушители неслись на скорости примерно 190 километров в час», хотя ранее Зозуля говорил о скорости порядка 100 километров в час. Также силовики сообщили, что, по предварительной информации, в BMW была обнаружена марихуана.

«Я просто в шоке, мне и сейчас страшно»

Быстро выяснились подробности и о тех, кто находился в BMW. Задержанные — молодые люди 22-24 лет, жители города Боярки Киевской области, учились в одной школе. Погибший Михаил Медведев не дожил несколько дней до своего 18-летия. Он вообще был не из этой компании и в машину сел всего лишь «прокатиться». Причем, что важно, речи о «золотых» детях не идет — об этом поспешили сообщить украинские СМИ в первые часы после трагедии. Например, за рулем был 24-летний Ростислав Храпачевский, который искал вакансию помощника менеджера, а до того работал официантом, продавцом и грузчиком.

Собственно, он наиболее внятно объяснялся с журналистами, рассказав, что одолжил машину у друга, чтобы поехать в клуб, а остановился, чтобы уточнить адрес. Парень не отрицает, что выпил, и понимает, что не имел права садиться за руль, но таких действий полиции никак не ожидал.

«Я просто в шоке. Мне и сейчас страшно, если честно… Я скрывался, потому что боялся за свою жизнь. Люди ориентированы не на то, чтобы меня задержать, а на то, чтобы меня расстрелять», — говорит он.

«У них были конкретные цели (...) я понимаю, что они осознанно хотели просто нас расстрелять», — уверен нарушитель.

Полицейские — не мягкие игрушки

Понятно, что на Украине столь громкое дело — речь ведь идет о квалификации полиции в целом — было обречено сразу стать инструментом политической борьбы. Главная дискуссия ведется о правомерности применения оружия: всех интересует, имеют ли право полицейские открывать шквальный огонь в центре города.

Реакция силового ведомства вполне ожидаемая: патрульные полицейские Украины — «это не мягкие игрушки», что должны хорошо запомнить «все те наглецы, которые привыкли не подчиняться законным требованиям правоохранителей». Участников злополучной погони уже взяли под персональную защиту и министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, и руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе. Везде подчеркивается, что полицейские вели себя в рамках закона, по процедуре, как их и обучали, а на Западе в аналогичной ситуации машина «не проехала бы и километра, как ее расстреляли бы».

Конечно, прокуратура Украины формально возбудила уголовное дело о превышении служебных полномочий, приведшем к тяжелым последствиям. Ведомство информирует, что в рамках расследования изъяты и изучаются записи с камер видеонаблюдения, взяты показания у полицейских и свидетелей инцидента, проводится экспертиза оружия — из чьего именно пистолета был застрелен Медведев (к слову, во время операции использовалось табельное оружие, пистолеты «Форт-17» калибром 9 миллиметров), сами же полицейские отправлены на психологическую реабилитацию.

Узнала по ботинкам

Но ряд острых вопросов все равно остается, например со скоростью BMW. Красочный рассказ Антона Геращенко о погоне со скоростью в 190 километров в час уже прижился и обсуждается чуть ли не на официальном уровне. При этом известно, что украинская полиция располагает автомобилями Toyota Prius, максимальная скорость этой модели по паспорту — 180 километров в час. Опираясь на это, активисты уже объявили премию в пять тысяч гривен тому, кто сумеет предоставить доказательства, что преследуемый полицией автомобиль развивал именно такую скорость

Кроме того, украинские СМИ, работавшие на месте событий, свидетельствуют, что по неясным причинам версия патрульных по поводу стрельбы несколько раз менялась — сначала объясняли, что стреляли по колесам, а попали в парня из-за большой скорости. Затем возникла версия о предупреждении по громкоговорителю, а впоследствии вообще заговорили о том, что первыми огонь открыли молодые люди из BMW — но эта интерпретация быстро сошла на нет, поскольку оружия на месте происшествия не было обнаружено.

А вот известный на Украине волонтер Павел Кашчук утверждает, что маме Михаила Медведева стало известно о смерти сына, когда она утром начала его искать, и, увидев сюжет в интернете, узнала его по ботинкам. То есть полиция даже не удосужилась оповестить ее о трагедии. Он же говорит, что экспертиза не выявила в крови Медведева алкоголя и наркотиков (официальной информации на этот счет пока нет).

К настоящему моменту понятно одно: число вопросов к полицейским по мере раскрутки этого дела будет расти. И не потому, что силовики сработали по вполне западным стандартам, к которым так стремится нынешнее украинское руководство. Важно другое — полицию все чаще используют для публичного сведения политических счетов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что еще за два дня до погони с расстрелом молодых людей та же руководитель полиции Хатия Деканоидзе говорила совсем другое, нежели сейчас: например, что в ведомстве действует некий запрет на преследование автомобилей. «Это не негласное распоряжение, а стандарт цивилизованных стран. Полиция пускается в погони только в голливудских боевиках. Не только из-за риска повредить служебный автомобиль, а потому что это очень опасно для окружающих. В частности, для пешеходов. Для обезвреживания скрывающегося на автомобиле нарушителя существуют тщательно спланированные планы перехвата», — поясняла она.

Политика в погонах

Втягиванию украинской полиции в политические игры способствует как нынешний полноценный кризис в правительстве и Верховной Раде, так и обострение социально-экономической обстановки в стране. Ведь в случае любых «майданных» акций именно правоохранители будут в первой линии защиты властных институтов. От того, как они себя поведут в экстремальной ситуации, во многом зависят перспективы и масштабы грядущих протестов. С этой точки зрения имидж жестких полицейских, не боящихся при случае пустить в ход оружие при наличии формальных оснований, безусловно, на руку киевским властям. В частности, для премьер-министра Арсения Яценюка в его нынешней непростой ситуации полиция, пожалуй, последний весомый силовой козырь, и дешево он его не сдаст.

В определенной степени ситуация усугубляется тем, что «медовый месяц» общества и власти с новым силовым формированием завершился и все сильнее проявляются системные проблемы. Буквально за несколько дней до погони ряды полиции публично покинул один из активных участников «Революции Достоинства» Александр Харченко, заявив, что этому есть «тысяча причин». По его словам, в полиции работает исключительно ручное управление. Нормативная база не выдерживает функциональной нагрузки, но никто не спешит ее менять.

Неудивительно, что 9 февраля президент Порошенко посетил церемонию принятия присяги сотрудниками управления специальных операций созданного по требованию западных партнеров Киева, Национального антикоррупционного бюро Украины. Фактически речь идет еще об одном официальном силовом формировании, которое будет полноценным игроком в сложном мире украинской политики.

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе