Островок несвободы

Как демократы и республиканцы сражаются за Гуантанамо

A group of detainees observe morning prayer before sunrise inside Camp Delta at Guantanamo Bay naval base in an October 28, 2009 file photo provided by the US Department of Defense. President Barack Obama urged lawmakers on Tuesday to give his plan to close the U.S. military prison at Guantanamo Bay, Cuba, a "fair hearing" and said he did not want to pass the issue to his successor when he leaves the White House next year
Фото: DoD; Petty Officer 2nd Class Marcos T. Hernandez / Reuters

Закрытие тюрьмы на базе Гуантанамо было одним из предвыборных обещаний Барака Обамы. Однако к концу его второго президентского срока тюрьма по-прежнему действует, что не только вызывает раздражение в других странах, но и осложняет отношения между американскими демократами и республиканцами. На днях Обама вновь высказался об этом пенитенциарном заведении. «Тюрьма на базе Гуантанамо должна быть закрыта раз и навсегда», — твердо сказал президент. «Лента.ру» напоминает читателям, как возникло это исправительное учреждение, чем оно знаменито и почему его так трудно закрыть.

Лагерь беженцев, лагерь террористов

В 1995 году на Кубе, и без того пребывавшей в перманентном экономическом кризисе после распада СССР, начались массовые антиправительственные демонстрации. Фидель Кастро сделал ход конем и пообещал разрешить массовый исход недовольных в США. Спустя несколько дней пограничники получили приказ не чинить препятствий беглецам.

Огромная толпа, в которую затесались и обвиняемые в уголовных преступлениях на Острове свободы, хлынула на американский берег, вызвав там сильную головную боль. Принимать эмигрантов назад Куба отказалась. Обнаруженных в море «бальсерос» — так называли тех, кто пытался на подручных плавсредствах попасть в Штаты, — отвозили в Гуантанамо, на американскую военную базу на территории острова, где на скорую руку соорудили перевалочный лагерь. Через Гуантанамо прошли десятки тысяч человек. Вскоре, однако, кризис разрешился, и в 1996 году лагерь закрыли.

Вспомнили о нем в 2002 году — когда американские войска вторглись в Афганистан. Схваченных талибов нужно было где-то содержать, и база на отдаленном острове, откуда невозможно сбежать, подходила для этого как нельзя лучше. Лагерь подновили, и вскоре он принял первых гостей из Афганистана. Далеко не все из них были террористами: многих талибы призвали на военную службу насильно, а некоторых американцам передали их союзники из «Северного альянса» без каких-либо сопроводительных документов. По оценке военного переводчика сержанта Эрика Саара, участвовавшего в допросах, настоящих террористов там было несколько десятков.

С правовой точки зрения ситуация была настолько сложной, что узникам Гуантанамо присвоили особый статус — «боевики». Это позволило снять часть юридических проблем и не выпускать никого на свободу, пока трибунал неторопливо разбирал персональные дела. А главное, без статуса военнопленных к заключенным были неприменимы положения Женевской конвенции.

Всего в Гуантанамо побывали почти 800 человек из 50 стран, в том числе 15 несовершеннолетних. Больше всего — из Афганистана (29 процентов), Саудовской Аравии (17 процентов) и Йемена (15 процентов).

Расширенные методы допроса

Полная безнаказанность и отсутствие контроля за условиями содержания и методами допроса заключенных неминуемо порождали злоупотребления. Как признавались сотрудники лагеря, им в первые же дни объясняли: что бы они ни делали, они не нарушают Женевскую конвенцию, так как боевики военнопленными не являются.

Информация о том, что в Гуантанамо применяются пытки, просочилась в американскую прессу почти сразу. О «расширенных методах допроса» — этим эвфемизмом пытки обозначаются в официальных документах — сообщали бывшие заключенные, охранники лагеря, вольнонаемные сотрудники, правозащитники. Как правило, все допросы такого рода, по данным СМИ, проходили в так называемом «Лагере "Нет"» (Camp No), расположенном в стороне от остальных бараков.

Сотрудники ЦРУ выбивали нужную информацию посредством самых разных приемов: от знаменитой пытки водой (waterboarding) до весьма экзотических, типа пытки музыкой и сексуальных унижений. Уже упомянутый Саар рассказывал, что на допросе одного из высокопоставленных пленников — саудовца, который некогда учился в летной школе в США, — женщина-следователь сперва демонстрировала ему свою грудь, а затем, засунув руку себе в штаны, измазала его лоб красными чернилами, уверив заключенного, что это менструальная кровь. После этого саудовца оставили на ночь в камере без воды, поставив его перед дилеммой — или творить молитву, касаясь земли оскверненным лбом, или пропустить намаз. Метод, впрочем, не помог, и сотрудничать со следствием саудовец все равно не стал.

Сложно переоценить ущерб, нанесенный имиджу США в мире пытками в Гуантанамо. Этот вопрос регулярно всплывал на переговорах даже с ближайшими союзниками — британцами. Внешнеполитические оппоненты Белого дома и вовсе превратили Гуантанамо в один из главных аргументов, которым парировались любые попытки Госдепа упрекнуть другие страны в нарушениях прав человека. Пытки, однако, были не единственной проблемой.

Вербовочный центр

Судебная машина работала медленно, но верно, и ряды узников постепенно редели. Кого-то высылали в другие страны и освобождали за недоказанностью обвинения, кого-то отправляли в заграничные тюрьмы и исправительные лагеря, щедро оплачивая содержание. Многих вернули на родину — в Афганистан, Саудовскую Аравию, Пакистан.

Уже в 2004 году американские спецслужбы сообщили, что некоторые вчерашние узники возвращаются к прежнему занятию, снова вступая в террористические группировки. Точное число «рецидивистов», как они именуются в официальных докладах, неизвестно: демократы утверждают, что к боевикам примкнули не более шести процентов бывших заключенных, республиканцы считают эту цифру заниженной и говорят минимум о тридцати процентах.

Самое опасное в том, что большинство освобождено за недоказанностью обвинений. То есть применять к ним понятие «рецидивист» нельзя — они стали убежденными исламистами и сторонниками террора именно в Гуантанамо, под влиянием соседей по камере. Лагерь, задуманный как часть системы по борьбе с терроризмом, превратился в один из крупнейших его рассадников на американской территории.

Закрыть нельзя оставить

Разумеется, такое положение дел не нравилось ни демократам, ни республиканцам. Едва вступив в должность в 2009 году, Барак Обама объявил, что лагерь в Гуантанамо будет закрыт. Однако Белому дому понадобилось более семи лет для того, чтобы выработать соответствующий план, по которому заключенных предлагается раскассировать по разным странам мира, а самых опасных передать в американские тюрьмы.

За это время отношения между партиями благодаря радикальным шагам Обамы накалились настолько, что вопрос, не стоящий выеденного яйца, — в конце концов, в американских тюрьмах отбывают сроки заключенные из многих стран мира, в том числе и террористы — превратился в камень преткновения.

Республиканцы, поддерживавшие закрытие лагеря, теперь заняли непримиримую позицию: по их мнению, еще четырех десятков «неисправимых террористов» американская пенитенциарная система не выдержит. Спикер палаты представителей Пол Райан заявил: «Это нарушение закона — переводить задержанных террористов на американскую территорию. Мы не можем ставить национальную безопасность под угрозу из-за предвыборных обещаний». А мультимиллиардер Дональд Трамп, лидер предвыборной гонки среди республиканцев, и вовсе поклялся отправить обратно любого террориста-заключенного, который ступит на священную землю США. Недовольство вызывает и сумма, в которую обойдется план Обамы, — 475 миллионов долларов.

Демократы, в свою очередь, напоминают о внешнеполитическом ущербе, наносимом Вашингтону содержанием Гуантанамо, и указывают, что ни одному из крайне опасных террористов в американских тюрьмах до сих пор не удалось бежать или создать преступную ячейку. Кроме того, единовременные расходы окупятся за несколько лет: закрыв лагерь, американский бюджет сэкономит до 85 миллионов долларов в год.

Выступая во вторник, 23 февраля, в Белом доме, Барак Обама заявил: «Полагаю, мы добьемся прогресса в этом вопросе — ну или, во всяком случае, попытаемся. Я не хочу, чтобы проблема Гуантанамо перешла по наследству следующему президенту, кто бы им ни стал». Но похоже, благие намерения американского лидера так и не претворятся в жизнь: вряд ли его поддержит большинство в Конгрессе и Сенате. Более того: республиканцы уже объявили, что подадут в суд, если президент попытается закрыть лагерь своим указом. Битва за Гуантанамо продолжается.

подписатьсяОбсудить
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон