Новости партнеров

«Российские политики не покупают Rolls-Royce»

Франк Тиманн (Rolls-Royce Motor Cars) — о Ленине, женщинах и термосах

Фото: Rolls-Royce Motor Cars

Автомобили марки Rolls-Royce не нуждаются в представлениях. Но Франк Тиманн, директор по корпоративным коммуникациям Rolls-Royce Motor Cars в Восточной Европе, может рассказать об одном из самых легендарных автомобильных брендов все, что нужно знать о них уважающему себя человеку, — и даже немного больше. «Лента.ру» встретилась с Тиманном во время его недавнего визита в Москву.

О клиентах

«2015-й для нас был вторым подряд рекордным годом в России, с пятипроцентным ростом по сравнению с предыдущим. В прошлом году мы продали столько автомобилей, сколько не продавали никогда, с тех самых пор как Rolls-Royce впервые вышел на российский рынок в 1910-м. Это был очень приятный для нас год, но я хотел бы подчеркнуть, что мы не гонимся за рекордами и объемами продаж. Мы продаем восторг, индивидуальность, мечту.

Мы говорим про 105 лет присутствия в России, потому что — верьте или нет — автомобили Rolls-Royce поставлялись в вашу страну и в советское время. Rolls-Royce был в гараже Леонида Брежнева, и даже в самом начале советской власти наши автомобили поставлялись в Россию. В 1920-е компания продала более 20 машин в Советскую республику. У Ленина было несколько Rolls-Royce, и у других людей они тоже были. Rolls-Royce были известны и популярны среди властей предержащих в Советском Союзе — так же, как и в царской России до того.

Нарисовать усредненный портрет покупателя Rolls-Royce очень трудно — хоть в России, хоть в любой другой стране. Они все очень разные — так же, как и 44 тысячи оттенков краски, используемых для наших автомобилей. Общие у них всех, наверно, лишь две черты: они выбирают лучшее, что можно купить за деньги, и у них есть деньги, чтобы это себе позволить. Большинство наших клиентов — успешные предприниматели. Я бы сказал, что в России 80 процентов покупателей Rolls-Royce относятся к этой категории. Оставшиеся 20 — это знаменитости из мира шоу-бизнеса, спорта, других областей. Если посмотреть в мировом масштабе, то вы увидите, что некоторые из наших клиентов даже возглавляют государства. Впрочем, в России, насколько мне известно, политики не покупают Rolls-Royce — так же, как и во многих других странах мира. Ни российский, ни, например, британский налогоплательщик не поймет политика, разъезжающего на суперлюксовом автомобиле.

Традиционно с 1920-х самым большим рынком для нас остаются Соединенные Штаты. В Европе у нас самые хорошие продажи в Великобритании и в России. В глобальном масштабе наши продажи сбалансированы: хорошие рынки в США, в Европе, в Азии, на Ближнем Востоке. Мы не хотим быть зависимыми от одного какого-то рынка».

О роскоши

«Все зависит от вашего личного понимания роскоши. Для многих роскошь — это провести уик-энд на пляже. Для других — это возможность побыть со своим ребенком. А для кого-то это лучший автомобиль, который можно купить за деньги. Все это сугубо индивидуально. Общее в понимании роскоши — что это нечто, затрагивающее вашу душу, нечто эмоциональное, позитивное, выбивающееся из обыденности. Автомобиль Rolls-Royce являлся эталоном роскоши с самого начала существования марки, потому что Генри Ройс хотел построить лучший автомобиль в мире. А знаменитая статуэтка «Дух экстаза», украшающая капот автомобилей Rolls-Royce, стала всемирно известным символом роскоши. Поэтому Rolls-Royce многие знают: вы можете остановиться на заправке посреди арабской пустыни, и заправщик сразу узнает вашу машину».

О водителях

«Представление, что на Rolls-Royce можно ездить только в качестве пассажира, давно устарело. Это милый, но совершенно неверный стереотип. Можно даже назвать точную дату, когда он перестал быть правдой: в 1918 году фигурка «Дух экстаза» впервые была уменьшена (оригинальный размер ее составлял целых 15 сантиметров). Это произошло, когда выяснилось, что все больше клиентов сами водят свои Rolls-Royce. А такая большая «летящая леди» перекрывала обзор. Пока она мешала только шоферу, это было еще приемлемо, но чтобы владелец неэлегантно вертел головой, пытаясь разглядеть дорогу... Это, заметьте, почти столетие назад. Сегодня же, по моим прикидкам, большинство владельцев сами садятся за руль — хотя бы время от времени. Многое, впрочем, зависит от модели. Если брать двухдверные автомобили, то их водят самостоятельно сто процентов владельцев. Если брать Ghost, то в России 70-80 процентов владельцев сами садятся за руль. В случае с Phantom пропорция будет 50 на 50. Конечно, у большинства из тех, кто любит водить сам, все равно есть шофер — чтобы отвезти их утром в офис, а владелец в это время может поработать на заднем сиденье. Но вечером он вполне может отправиться домой за рулем.

С момента запуска Ghost и Wraith у нас растет и количество клиентов-женщин. Сейчас примерно 15 процентов покупателей этих моделей — дамы. Но 99 процентов покупателей Phantom — это мужчины. Большинство покупательниц — владелицы компаний, бизнесвумен. Так что обычно они заказывают автомобиль, который подходит нуждам их бизнеса, и при выборе, например, окраски они исходят из практических соображений. Если вы увидите где-то Rolls-Royce экзотического цвета, то шансы, что он принадлежит мужчине или женщине, примерно равны».

О дизайне

«Наш модельный ряд включает в себя более формальные машины, такие как Phantom — собственно, именно такие стояли у истоков бренда. Но с запуском Ghost мы сделали шаг в сторону большей непринужденности, поэтому и покупатели у них отличаются. Среди покупателей Ghost и Wraith больше женщин, и средний возраст — между 40 и 50 — на десять лет меньше, чем у тех, кто выбирает Phantom. Это значимая разница, и она отражает тот факт, что все больше молодых людей имеют достаточные средства. Они основывают компании, быстро добиваются успеха и быстро становятся богатыми. И спустя какое-то время они вдруг понимают, что настало время инвестировать в страсть, например, в красивый Rolls-Royce. Так что наши покупатели молодеют, и многие из них хотят более непринужденную, неофициозную интерпретацию Rolls-Royce.

Phantom VIII будет отражать философию Rolls-Royce. Он по-прежнему будет абсолютным выражением бренда. О деталях пока говорить слишком рано, увидеть эту машину можно будет только в 2018 году. Мы продолжим выпускать Phantom VII до конца этого года, но мы прекратим выпуск Phantom в кузовах Drophead Coupe и Coupe. Так что в этом году выпадает последний шанс инвестировать в коллекционный экземпляр, потому что мы выпустим специальную коллекцию под названием Zenith, в ознаменование прощания с купе и кабриолетом. О заказах пока говорить рано — мы только что объявили об этом и доносим информацию до наших клиентов по всему миру.

Наладить связь с клиентами — самое сложное для наших дилеров. Ведь это занятые люди, которые обычно нанимают других, чтобы разбираться с продавцами. Так что наладить связь напрямую с покупателем — это настоящий вызов. Поэтому роль дилеров крайне важна, они должны иметь выход на состоятельную публику и уметь найти к ней подход. Мы строим отношения с нашими клиентами на очень индивидуальной, персональной основе. Нельзя сделать рассылку по электронной почте тысяче человек и ждать, что кто-то из них решит купить себе Rolls-Royce, — так мы не работаем. Мы подходим к каждому клиенту индивидуально и выстраиваем особые отношения в зависимости от его вкусов и желаний.

С одной стороны, мы неторопливая компания: наши инженеры занимаются разработкой столько времени, сколько необходимо. С другой — наши клиенты бывают очень нетерпеливы и нередко хотят получить машину даже не завтра, а вчера».

O SUV

«В прошлом году мы подтвердили, что работаем над проектом Cullinan, и обнародовали фото испытательных авто, на которых проверялась система подвески будущего 4х4. Машины на фото не имеют ничего общего с дизайном будущего Cullinan — замечу, кстати, что это название концепта, а не будущего автомобиля — над ним еще работают наши конструкторы. Могу лишь сказать, что это будет автомобиль с высоким кузовом и полным приводом, способный проехать где угодно. Он будет сделан на совершенно новой алюминиевой основе, общей с новым Phantom.

Мы не называем будущую машину SUV по очевидной причине: эта аббревиатура обозначает Sports Utility Vehicle — спортивный утилитарный автомобиль. Но мы не делаем ни спортивные, ни утилитарные автомобили. Две первых буквы аббревиатуры не имеют никакого отношения к Rolls-Royce. Мы с самого начала знали, что не собираемся занимать спортивную нишу. Мы делаем очень мощные и очень скоростные автомобили, но мы не делаем спортивных машин. Наши автомобили работают в такт с вашим пульсом, а не убыстряют его. Что до «утилитарности» — любой Rolls-Royce особенный, единственный в своем роде. Это как сшитый на заказ смокинг или деловой костюм — вы же не отправитесь в нем на утреннюю пробежку. Так что будущий 4х4 будет играть в своей собственной лиге. Это наша цель, и она достаточно сложна.

Сегмент 4х4 растет уже давно, и он очень интересен для любого автопроизводителя, включая Rolls-Royce. Мы рассматриваем выход в этот сегмент, но пока не вполне определились со своей концепцией. С другой стороны, мы не гонимся за объемами — перед нами не стоит задача загрузить производством завод. И мы не можем забывать о том, что храним историю бренда, существующего с 1904 года. Так что мы предпочитаем не рисковать репутацией и не торопить события. Надо дождаться того момента, когда мы поймем, что удовлетворены тем набором идей, который позволит перевести проект на следующую стадию развития.

С точки зрения бизнеса давайте представим себе BMW X9 (я не утверждаю, что такой автомобиль когда-нибудь появится, просто использую как фигуру речи), украшенный логотипом Rolls-Royce. Такая машина будет отлично продаваться на Ближнем Востоке и во многих других регионах, но это нанесет урон бренду. На такое мы не можем пойти. Мы хотим представить миру аутентичный автомобиль, который позволит Rolls-Royce войти в новый для него сегмент. Так что мы подождем. Точно могу сказать лишь одно: у него будет четыре колеса, и все они будут твердо стоять на земле. В остальном — "разработка техники на все времена занимает много времени", как любит говорить наш главный конструктор».

О личном выборе

«Если говорить о моих личных предпочтениях, то многое зависит от ситуации. Недавно я был в Сочи, и там я выбрал бы открытый Dawn, чтобы наслаждаться морским воздухом и видами. В Москве это был бы Ghost — ездить в офис и обратно. А если бы я собрался поехать из Москвы в Санкт-Петербург, то сделал бы это на Wraith. Если же говорить о старых моделях, что я бы назвал оригинальный Silver Ghost 1907 года. Но ошеломительные модели были у Rolls-Royce всегда — можно вспомнить и Phantom 1930-х, и Silver Dawn 1950-х.

Rolls-Royce — это эталонный предмет роскоши. Мы предлагаем нашим клиентам программу персонализации Bespoke, позволяющую наделить их автомобили любыми опциями, не входящими в заводской список. В результате вы получаете Rolls-Royce столь же индивидуальный и неповторимый, как и отпечаток вашего пальца. Наши клиенты — это самые яркие личности, каких я только встречал в жизни, и они хотят выразить свою индивидуальность в своих машинах. Замечу, что 80 процентов Rolls-Royce отправляются к владельцам именно в таком — сугубо индивидуализированном — виде. Это может быть и особый цвет, и инициалы, вышитые на подголовнике, или, например, встроенный термос. Мы специально спроектировали термос для хранения в двери по желанию одного заказчика. Все ограничено лишь вашей фантазией. Rolls-Royce — это всегда очень личный выбор, но можно сделать его и еще более индивидуальным. И эта индивидуальность обычно не криклива, это нечто большее, глубокое.

Вспоминаю одного клиента, который заказал кабриолет голубого цвета с бежевой отделкой салона. Вроде бы ничего особенного, но он хотел в точности таких же оттенков, какие были в Rolls-Royce его деда, на котором когда-то его возили на пикники. Я нахожу это очень символичным: машина превратилась в часть истории этой семьи, в воспоминание о человеке».

Ценности00:0214 августа
Лиля Брик

Новые богини

Самые сексуальные, богатые и опасные женщины эпохи гангстеров и джаза
Ценности00:0816 августа
Ads campaign for kkwbeauty

Лучше меньше

Они победили Ким Кардашьян. Все деньги мира у них в кармане