«Так можно с ума сойти!»

История сирийского беженца, полгода живущего в аэропорту Шереметьево

Хасан Ясин
Хасан Ясин
Фото: Николай Морозов

Гражданин Сирии Хасан Ясин семь месяцев провел в транзитной зоне аэропорта Шереметьево. Бывший управляющий текстильной фабрики в Алеппо прибыл в Москву, чтобы получить убежище и открыть свой бизнес, однако суд не позволил ему остаться в России. Он попытался вылететь в Турцию, но на паспортном контроле у него отняли документы. С тех пор Ясин, по сути, заперт в аэропорту и ждет решения своей судьбы. В беседе с «Лентой.ру» он поведал о жизни в транзитной зоне без денег и документов.

Хасан Ясин

Я приехал в Россию чуть больше года назад. У меня была туристическая виза на три месяца, а когда она закончилась, я просил убежища как беженец. Но мне отказали. Сначала взяли деньги, а потом сказали, что я могу вернуться к себе в Сирию. В Москве я работал на текстильной фабрике у одного моего знакомого, он тоже из Алеппо. У меня достаточно высокая квалификация и опыт в этом деле. В Сирии я и начальником фабрики успел побывать.

Работать было очень тяжело: в помещении холодно, как на улице, приходилось надевать на себя максимум одежды. И так по 12 часов в день. К нам на предприятие часто приезжали инспекторы московского ФМС с проверками. Каждый раз увозили меня и говорили, что я не могу здесь работать. По документам я же турист, а им нужно, чтобы вид на жительство был и разрешение на работу. Этот сирийский знакомый говорил, что все устроит, поможет с оформлением. Время шло, но он так ничего и не сделал. Обманул меня, да еще и деньги мои украл. На той фабрике, кстати, все сирийцы работали по туристическим визам. То есть не платили никаких налогов. Просто откупались.

У меня было много проблем с полицией. Останавливали на каждом углу и требовали денег. Спрашивали: «Где регистрация? Нет регистрации? Давай деньги». Но я так не хотел. Я хотел легально, по закону. Тогда я попытался решить проблемы с документами через знакомых. Один парень взялся помочь, сказал, что документы можно оформить за тысячу долларов. Но и он меня обманул — виза оказалась фальшивой.

Выяснилось это уже в аэропорту. Я собирался выехать в Анталью, но на границе меня задержали, а затем отняли паспорт. Таможенник спрашивал, зачем мне ехать в Турцию и почему я не хочу остаться в России. Все очень просто — здесь у меня постоянно вымогали деньги и обманывали. Кроме того, я плохо говорю по-русски. В результате я оказался без паспорта в транзитной зоне. Здесь я живу уже семь месяцев. Никто мне так и не объяснил, как быть дальше.

Каждый новый день похож на предыдущий, как в фильме «День сурка». Свободного времени слишком много. Трачу его в основном на чтение книг. Живу прямо здесь, в бывшей курилке транзитной зоны. Сплю в палатке, которую принес сочувствующий мне человек. Засыпать тут очень трудно — всегда светло, и объявления громкие. От силы на пару часов удается задремать. Еда в аэропорту слишком дорогая — питаться в кафе я просто не могу себе позволить. Люди, помогающие беженцам, присылают каждую неделю еду быстрого приготовления, которую кипятком заливают, и бисквиты — на том и живу. Иногда пассажиры делятся своей едой, как-то пытаются помочь. И так уже больше полугода. Это сумасшествие какое-то! Я не хочу в аэропорту провести остаток своей жизни. Никогда не думал, что такое возможно. Хотел нормально жить, честно работать, а меня теперь преследуют как преступника, хотя я никому ничего плохого не сделал.

Я обычный человек, и меня мало волнует международная политика. Просто хочу жить своей жизнью, не думая об отношениях между странами. У меня нет семьи. До войны почти все мое время занимала работа, по выходным ходили с друзьями играть в гандбол. Мне нравилась такая жизнь. Но сейчас в Сирии просто кошмар и хаос. Кругом кровь и бомбежки. Я не принимаю ничью сторону в этой войне. Политика меня вообще не интересует — там все ложь. Для меня главное, чтобы был мир и уважались права человека. Если через десять лет в Сирии что-то изменится, я, возможно, вернусь. Но сейчас без визы я могу поехать только в Ливан и Турцию. Когда началась война, я год прожил в Ливане. Но там маленькая страна, толпы сирийских беженцев, места не хватает. Хотя без паспорта и это проблематично.

Я неоднократно спрашивал у сотрудников аэропорта: «Что мне делать?» И каждый раз мне отвечают, что я должен ждать. Чего ждать — никто не объясняет. И так полгода. Мне тут никто ничем не может помочь. Спустя пять месяцев, после очередной моей просьбы сотрудник аэропорта сказала, что может отправить меня в Иран или Сирию. Но зачем мне ехать в Иран? Я там не знаю ни души, куда мне деваться. Я совершенно не хочу туда лететь. Обратно в Сирию возвращаться тоже не хочу — там война, там стреляют, в жизни все это выглядит гораздо страшнее, чем в новостях. Конечно, тут немногим лучше, здесь я заперт в клетке. Но хотя бы бомбы не падают.

Сейчас мне пытается помочь комиссар ООН. В Женеве пытаются помочь. Но в Москве мне помощи ждать не от кого. Про меня не пишут, и я не понимаю почему. Была тут семья с детьми. Они тоже от террористов скрывались. Про них написали, и они уехали. Хотя я даже раньше приехал. И никто не помогает из властей. Помогают только отдельные люди. Люди везде есть нормальные, есть плохие. А чиновники, похоже, все одинаковые.

Почему я оказался в терминале без документов и денег? Никто не готов ответить мне на этот вопрос. Я просто хочу уехать отсюда в Турцию, чтобы потом перебраться в Европу, в Германию. Там хорошо, и таких проблем не возникнет, там друзья, которые помогут. Я хочу туда не потому, что там есть какие-то пособия, я хочу работать, я люблю делать свое дело. Был бы рад заниматься этим и в России, но когда на каждом шагу у тебя вымогают деньги и постоянно обманывают, так жить нельзя. В Европе тоже есть проблемы, но там, по крайней мере, уважают права человека и законы. Я готов уехать в любую страну, где не будет такого беспредела, как здесь. Если бы мне сейчас дали статус беженца, я бы после всего этого тут уже не остался. Здесь я настрадался. Я просто бы не смог тут. Так можно с ума сойти!

Обсудить
Россия
 — 
00:06 7 марта 2017

«До сих пор слышу его крик…»

Почему врачи не выписывают пациентам наркотические обезболивающие, а советуют терпеть
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Фарту масти
Как простые русские парни становятся легендами киберспорта
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
«Меня не напугать сильной, умной женщиной»
Режиссер «Большой маленькой лжи» Жан-Марк Валле о работе с Кидман и Уизерспун
Глубины глубинки
Редкие картины русского авангарда на выставке «До востребования. Часть II»
«Клетка»Приятного аппетита
Как балерины Большого театра убили и съели всех мужчин труппы
Первый тест премиального «корейца» Genesis
Смог ли обновленный Genesis G80 догнать «немецкую тройку»? Спойлер: нет
Все конкуренты новому SsangYong Rexton
С кем будет бороться за покупателей новый корейский внедорожник
«Мерседес», который предсказал будущее
Забытые концепт-кары: Mercedes-Benz Auto 2000
50 оттенков Блока
Вспоминаем раскраски всех автомобилей Кена Блока
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше