Золотые батоны

Как деньги Януковича ударят по Украине

Фото: Сергей Пивоваров / РИА Новости

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк после долгих усилий все-таки продавил в Верховной Раде законопроект о конфискации активов свергнутого президента Украины Виктора Януковича и его соратников. Активы оцениваются примерно в 1,5 миллиарда долларов. Законопроект пока принят в первом чтении. Яценюк, оказавшийся в крайне непростом политическом положении, накануне даже обвинил несговорчивых коллег по «демократическому лагерю» в предательстве, поскольку эту огромную по меркам нынешней кризисной Украины сумму правительство уже внесло в госбюджет на 2016 год. По иронии судьбы, война за «наследство Януковича», только вступающая в острую фазу, может нанести решающий удар по украинской экономике и армии. В ситуации разбиралась «Лента.ру».

Все меньше и меньше

Вопрос конфискации активов семьи Януковича, которые можно было бы пустить на построение «европейской и экономически сильной Украины», нынешние власти страны поднимали с первых дней своей деятельности. Мотивация особой оригинальностью не отличалась, а вот сумма «наследства» таяла буквально на глазах. В апреле 2014 года в Лондоне даже организовали специальный форум, где занимающий в тот момент пост генпрокурора Украины Олег Махницкий зафиксировал исходную точку — борьба пойдет за 100 миллиардов долларов. Он сообщил, что по меньшей мере треть означенной суммы наличными перевезли в грузовиках в Россию, однако оставшееся находится в европейских банках, и это будто бы дает надежду на возврат этих средств в многострадальный украинский госбюджет.

Интересно, что Яценюк примерно в то же время оценивал сумму потерь примерно в 70 миллиардов долларов, которые якобы выводились из страны в течение последних трех лет. «Указанные средства осели в оффшорах… Теперь понятно, что выводили средства, которые брались как кредиты под государственные гарантии и грабились представителями предыдущего правительства», — заявил он. На неизбежные вопросы о столь значительных расхождениях в оценках высокопоставленные украинские чиновники отвечать не спешили. Посыл от них был такой: дескать, все равно конфискованного хватит всем.

Еще ничего не вернув и толком не запустив процесс, Киев уже оказался в плюсе, освоив 2,5 миллиона долларов американской помощи на создание в Минюсте Украины отдельного департамента для возвращения похищенных коррупционерами средств. Казалось бы, теперь дело пойдет, но достигнутые почти за два года результаты более чем скромны. В Швейцарии сумма замороженных активов экс-президента Украины Виктора Януковича и его окружения — порядка 190 миллионов долларов, в других странах и того меньше: Великобритания — 17 миллионов евро, Лихтенштейн — 22 миллиона евро, Кипр — пять миллионов евро.

На Кипре ситуация и вовсе анекдотическая. Как заявили в MOKAS, независимой государственной организации Кипра, уполномоченной противодействовать международной преступности в финансовой сфере, Украина даже не направляла запрос о международной правовой помощи, на основании которого можно было бы совместно расследовать дело об отмывании денег. Соответственно, нет никаких уголовных дел и говорить о возврате даже столь мизерной суммы в Киев не приходится. Об этом сообщили в августе 2014 года, и, похоже, с той поры Киев так ничего и не предпринял.

В 2015 году разговоры о «наследстве Януковича» из-за границы вообще сошли на нет. Генпрокуратура Украины обнародовала сенсацию: найти активы Януковича за рубежом не удалось. После тщательного расследования выяснилось, что свергнутый президент «не имел привычки сберегать средства в безналичной форме, это человек старой формации и, судя по всему, отдавал предпочтение наличным средствам».

Всего в прошлом году в украинский бюджет было возвращено около 300 000 гривен (чуть больше 10 тысяч долларов) «коррупционных средств». Причем денег Януковича там не было ни копейки. И вот теперь власти сосредоточились на новой задаче — «зацепить» хотя бы те 1,5 миллиарда долларов, что арестованы именно подконтрольными правительству Яценюка органами.

Ва-банк Яценюка

Правительство Яценюка через свой уполномоченный орган, формально отвечающий за борьбу с отмыванием средств, арестовал пресловутые 1,5 миллиарда долларов активов, которыми владели Янукович и приближенные к нему лица, еще на пике борьбы «за 100 миллиардов» — в 2014 году. Это 42 компании, зарегистрированные на Кипре, Сейшелах, Панаме, в Великобритании, Белизе. Их владельцы якобы напрямую связаны с Виктором Януковичем и его ближайшим окружением. Однако возникла проблема — узаконить конфискацию должен парламент Украины, а там по разным соображениям с этим не торопились. Больше года премьер сначала просил, а затем требовал соответствующего решения законодательного органа власти. Не получил ничего и пошел ва-банк, включив эту сумму в госбюджет Украины на 2016 год. Причем в основном по самой «чувствительной» статье — военные расходы.

Главный финансовый документ Украины выделяет в 2016 году на оборону и безопасность 100 миллиардов гривен или пять процентов ВВП Украины. Из этой суммы Минобороны Украины получит рекордные с 1991 года 55,5 миллиардов. «Наследство Януковича» по нынешнему курсу потянет на 40 миллиардов гривен, и понятно, какими проблемами для Украины чреват провал хитрого конфискационного плана Яценюка.

15 марта правительство в очередной раз пыталось провести нужный законопроект о спецконфискации через Раду и вновь фиаско — депутаты даже не согласились включить этот вопрос в повестку дня, не говоря уже о рассмотрении по существу. Дискуссия была вполне в украинском духе: с блокированием трибуны, потасовками, взаимными оскорблениями и досрочным закрытием заседания. На помощь Яценюку неожиданно пришла Радикальная партия Олега Ляшко, однако главная парламентская сила — «Блок Петра Порошенко» — осталась неумолима: «Предлагается изымать активы людей, вина которых не доказана судом, а это абсурд».

16 марта на заседании правительства Яценюк не сдерживал эмоций, обвиняя Раду в «покрывании преступлений прежнего режима» и пафосно возмущаясь тем, что «демократические партии» защищают окружение Януковича, «не дают возможности конфисковать украденные у народа Украины деньги». Заодно премьер надавил на самую больную мозоль, пообещав Раде, что Запад теперь окончательно прекратит финансовую помощь, раз уж украинские чиновники сами не могут завершить расследование и конфисковать средства, арестованные еще в 2014 году. В завершение своего зажигательного спича Яценюк предоставил парламенту очередной шанс «одуматься» и безотлагательно вернуться к голосованию за соответствующий закон, чтобы «дать процессуальную возможность украинской правоохранительной системе провести процедуру конфискации и взыскать в доход украинского государства украденные у народа деньги».

Первое чтение

То ли речь премьера подействовала, то ли были достигнуты некие негласные договоренности, но 17 марта Рада все же вернулась к рассмотрению конфискационного законопроекта и приняла его в первом чтении. Хотя поначалу развитие событий не давало поводов для оптимизма — депутаты вновь отстаивали свою позицию кулаками и даже пытались выцарапать глаза несогласным.

В результате дискуссий из закона были исключены спорные моменты о конфискации имущества во внесудебном порядке, правда, с оговоркой — если полгода подозреваемый скрывается от следствия, тогда его деньги все же идут в госбюджет Украины без судебного решения. В таком виде парламент и проголосовал за законопроект с запасом всего в два голоса: 228 поддержавших при 226 необходимых. Теперь законопроект отправят на доработку (к которой привлекут «европейских экспертов») и потом снова поставят на голосование. В лагере Яценюка не скрывают удовлетворения промежуточными итогами этой битвы. У соратников Порошенко настроения более сдержанные — мол, праздновать будем, когда деньги действительно попадут в бюджет, а пока есть риск, что «эти деньги были награблены Януковичем и награблены еще раз сегодня».

С имиджевой точки зрения конфискационное решение Рады, безусловно, можно занести в актив Яценюку, хотя гонимому со всех сторон премьеру это никак не поможет. Но принятие закона в первом чтении — только формальный шаг, фиксация намерений, а правительству есть что терять. Свое слово еще не сказали сам Янукович (он может обратиться в Европейский суд) и западные институты, достаточно трепетно относящиеся к защищенности активов. Очень вероятная дыра почти в 40 миллиардов гривен способна окончательно обрушить украинскую экономику и чревата непредсказуемыми проблемами в украинской армии. Такой для Украины будет цена «наследства Януковича», которое политики в Киеве используют как оружие в войне друг против друга.

подписатьсяОбсудить
Казни сирийские
Участники войны в Сирии соревнуются друг с другом в изощренности пыток
Триумф старости
Что общего у Brexit и выборов президента США
A man prays beside flowers laid in front of the Olympia shopping mall, where yesterday's shooting rampage started, in Munich, Germany July 23, 2016. REUTERS/Arnd Wiegmann     TPX IMAGES OF THE DAY      - RTSJCX2Рассыпающаяся реальность
Теракт в Мюнхене как признак прощания со старой Европой
Police at the scene of a security operation in the Brussels suburb of Molenbeek in Brussels, Belgium, March 18, 2016. Единое пространство недоверия
Почему европейские спецслужбы не могут вместе бороться с терроризмом
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей