Новости партнеров

Цена крови

Как террористы разрушают национальные экономики

Фото: AP

Серия взрывов в аэропорту и метрополитене Брюсселя унесла жизни более 30 человек, остановила работу общественного транспорта и заставила усилить меры безопасности. Во что очередная атака террористов обойдется транспортному комплексу бельгийской столицы, авиакомпаниям и страховщикам, еще предстоит подсчитать. «Лента.ру» вспомнила, к каким последствиям для национальных экономик приводили другие резонансные теракты.

Скрытая угроза

Очередная террористическая атака, совершенная 22 марта в столице Бельгии, на некоторое время парализовала работу общественного транспорта, посеяла панику и заставила власти объявить наивысший уровень террористической угрозы. Несколько взрывов смертники совершили в аэропорту Брюсселя. Затем террористы атаковали метро, где также сработали самодельные взрывные устройства. По последней информации погибли 34 человека, почти полторы сотни получили ранения. Из-за атаки на бельгийскую столицу заволновались в соседней Франции: президент Франсуа Олланд созвал срочное совещание, глава МВД страны заявил, что направит 1600 полицейских на границы и объекты транспортной инфраструктуры.

Такая форма борьбы террористических группировок с европейскими институтами, по словам гендиректора Центра политической информации Алексея Мухина, обусловлена проникновением на территорию Евросоюза «нескольких тысяч потенциальных смертников либо специалистов по взрывному делу и ведению диверсионной борьбы». Они соединились с уже проживающими на территории ЕС координаторами, составив целую террористическую армию. И теперь попытаются влиять на решения европейских политиков, создавая панику и хаос, полагает политолог.

Европейские страны, по мнению Мухина, отреагируют традиционно: ограничат перемещения граждан, закроют границы, введут режим ЧС, но существенно изменить ситуацию уже не смогут. «Европейские спецслужбы дезориентированы большим количеством беженцев, на которых они не имеют никакого влияния. Если в старых диаспорах у них была хоть какая-то агентура, позволяющая выявлять потенциальные угрозы, то теперь в новых анклавах придется отлаживать эту систему вновь, что потребует времени, а времени уже нет», — поясняет эксперт.

Брюссельский ответ

В последнее десятилетие терроризм стал глобальным экономическим фактором, влияющим на компании, отрасли, страны и даже целые регионы (вспомним запрещенную в России группировку «Исламское государство»). Поворотной точкой послужило 11 сентября 2001 года, когда террористы предприняли беспрецедентную в новейшей истории атаку в крупнейшей экономике мира. Отряд смертников угнал четыре самолета, два воздушных судна протаранили в Нью-Йорке башни Всемирного торгового центра (ВТЦ), которые загорелись и рухнули. Один лайнер направили в здание Пентагона, расположенное вблизи Вашингтона, четвертый разбился в штате Пенсильвания. Смертники погубили почти три тысячи человек. Международный валютный фонд в 2001 году оценивал прямые убытки от терактов 11 сентября в 21 миллиард долларов (позднее звучала оценка в 55 миллиардов). С тех пор активность террористов и масштаб их деятельности только росли.

Согласно исследованию Global Terrorism Index 2015 (GTI), подготовленному Институтом экономики и мира, в 2014 году от рук террористов погибли 32,7 тысячи человек, что явилось самым высоким показателем за всю историю. С 2000 года он вырос в десять раз. Больше всего радикальные группировки убивают в Ираке, Нигерии, Афганистане, Пакистане и Сирии. Россия находится на 23-м месте между Китаем и Израилем, а пострадавшая от взрывов в метро и аэропорту Бельгия — на 82-м. В Бельгии уровень террористической угрозы оценивался как один из самых низких в мире. Всего в 2014 году, по данным GTI, теракты совершены в 93 странах. Их число растет ежегодно, хотя самыми опасными с точки зрения террористической угрозы по-прежнему остаются страны Ближнего Востока и Африки с нестабильной политической ситуацией.

Не все теракты приводят к человеческим жертвам, но терроризм расползается по миру и скоро не будет места, где можно чувствовать себя в безопасности. В столице Бельгии в конце прошлой недели задержали предполагаемого организатора терактов в Париже, совершенных в ноябре прошлого года. Спецслужбы ликвидировали ячейку джихадистов из пяти человек. Но как оказалось, не все бандподполье: спустя считаные дни Брюссель, считавшейся тихой гаванью, превратился в очередную горячую точку на карте террористической войны.

Взорвали миллиарды

После взрывов в аэропорту Брюсселя, работа авиаузла была приостановлена, людей эвакуировали, авиакомпании отменили рейсы. Очевидно, что финансовые потери грозят разрушенному аэропорту и метро, а также авиаперевозчикам и страховым компаниям (последним еще предстоит подсчитать размер выплат жертвам терактов 22 марта).

Но косвенный экономический ущерб от таких происшествий всегда на порядок выше. Так, потери страховых компаний в США после нью-йоркских терактов 11 сентября оценивались в 40-50 миллиардов долларов, а совокупные убытки бизнеса, в том числе от приостановки полетов, — в сумму более 120 миллиардов. Еще примерно семь миллиардов долларов выплатили родственникам погибших.

Официальная оценка ущерба американской экономике, сделанная Министерством торговли США, — 80 миллиардов долларов. По данным ведомства, после подрыва башен-близнецов ВТЦ и пикирования самолета на Пентагон авиакомпании почти на треть снизили число рейсов, пассажиропоток резко упал, розничные продажи уменьшились на два процента, рекордно выросло число заявлений на пособия по безработице — на 50 тысяч за месяц. Совокупный объем потерь, таким образом, превысил прямые убытки как минимум в четыре-шесть раз, и это не считая допрасходов США на национальную безопасность, которые исчислялись сотнями миллиардов долларов. Первый удар после таких масштабных ЧП, как правило, принимают на себя транспортный сектор, ретейл и сфера досуга. После терактов в Париже в ноябре прошлого года — взрывов смертников, стрельбы в городе и захвата заложников в театре «Батаклан» (129 человек погибли, более 350 ранены) — были отменены все массовые мероприятия в городе, включая рождественскую ярмарку на Елисейских Полях. Торговые сети, бары и рестораны, кинотеатры закрылись на несколько дней. Причем не только по требованию властей, но и по собственной инициативе. Так поступили универмаги Galeries Lafayette, Le Printemps, BHV Marais, торговые сети Uniqlo, H&M и другие.

Террористическая атака на несколько недель отпугнула туристов, лишив потенциальных доходов не только Францию (которая в 2014 году, по данным Всемирной туристской организации, стала самой посещаемой страной мира с турпотоком в 84 миллиона человек), но и Западную Европу в целом. Крупнейшая в мире по объему выручки авиакомпания Air France-KLM объявила о снижении доходов за месяц на 70 миллионов евро из-за уменьшения числа бронируемых билетов. Вслед за этим поползли вниз котировки акций туристических фирм. Как сообщал Reuters, инвесторы вывели около 2,5 миллиарда евро из акций крупнейших туркомпаний, входящих в индекс STOXX 60 Travel & Leisure index. Немного подешевели и ценные бумаги производителей товаров класса люкс, существенная часть которых продавалась путешественникам именно в Париже. Аналогичный эффект наблюдался в США в 2001 году.

Потерпевший крушение в результате теракта в октябре прошлого года российский аэробус создал проблемы целой отрасли. Летевший из египетского Шарм-эль-Шейха в Петербург лайнер рухнул на Синайский полуостров, погибли 224 человека. После этого российские власти запретили полеты в Египет, а это было одно из двух наиболее популярных направлений для пляжного отдыха наряду с Турцией. В российской Ассоциации эксплуатантов воздушного транспорта оценивали потери российских авиакомпаний в девять миллиардов рублей (около 128 миллионов долларов) только в 2015 году. Еще как минимум 1,5 миллиарда рублей (20 миллионов долларов) лишились туроператоры. Не выдержал террористической атаки террористов и владелец погибшего самолета — авиакомпания «Когалымавиа», оказавшаяся на грани банкротства.

Такой привычный террор

Наиболее чувствительны террористические атаки для небольших развивающихся стран со слабой экономикой. Аналитик «Финам» Богдан Зварич вспоминает, что после парижских терактов важнейший финансовый индекс Франции CAC40 «ограничился двумя днями несильного падения, после чего начался рост котировок». Но наибольший резонанс вызывают убийства джихадистами именно в европейских странах и США, даже если число жертв от этих кровавых вылазок относительно невелико.

В докладе GTI отмечается, что больше половины погибших от рук террористов в 2014 году были убиты в Ираке и Нигерии (значительная часть из них — боевиками запрещенного в России «Исламского государства» и группировки «Боко Харам»). Однако к убийствам в регионах нестабильности Ближнего Востока и Африки СМИ и общественное мнение уже привыкли. Поэтому главная цель ИГ — запугать европейцев, посеять панику в Старом Свете.

Европейские финансовые институты приспосабливаются к терроризму как к неизбежной данности. Главный экономист БКС Владимир Тихомиров отмечает, что реакция рынков на террористические атаки становится «достаточно циничной», а брокеры «гонятся за прибылью». «Мир живет не первый год в условиях роста террористических угроз, поэтому финансовые рынки и институты с этим уже смирились. Когда происходит какой-то террористический акт, реагируют в первую очередь национальные валюты и акции крупных компаний», — говорит он. Но это влияние краткосрочное: несколько дней, а то и часов. Затем снижение котировок открывает возможности для спекулянтов и краткосрочных инвесторов, и спрос восстанавливается. Брюссельские события, по его словам, опосредованно негативно скажутся на курсе евро, а также финансах авиаперевозчиков и туркомпаний.