Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Кавказский Крым

Зачем Южной Осетии референдум о присоединении к России

Фото: Казбек Басаев / Reuters

Президент Южной Осетии Леонид Тибилов объявил о том, что в республике до августа этого года пройдет референдум о присоединении к России. В результатах голосования он не сомневается: «Я на сто процентов уверен, что народ скажет "да"». Владимир Путин, в свою очередь, сказал, что противиться референдуму не собирается. «Лента.ру» выяснила, почему республика хочет присоединиться к России и что об этом говорят в Москве.

Если сойдутся звезды

Леонид Тибилов планирует вынести на голосование вопрос об изменении статьи 10 Конституции республики, которая гласит, что Южная Осетия вправе вступать в союз с другими государствами и передавать органам союза осуществление части своих полномочий. «На референдуме будет поднят вопрос о дополнении этой статьи словами о том, что Южная Осетия вправе передавать часть своих полномочий РФ — здесь мы конкретно указываем Россию — в случае заключения с ней соответствующего договора, — рассказал глава республики. — Мы так хотим подойти к вопросу референдума, чтобы российскую сторону в политическом плане не нагружать».

Впервые об идее провести новый референдум о присоединении к России в Цхинвале заявили в октябре прошлого года. «Мы должны сделать свой исторический выбор, должны воссоединиться с братской Россией и на долгие века обеспечить безопасность и процветание нашей республики, нашего народа», — сказал Тибилов в ходе встречи с помощником президента России Владиславом Сурковым, состоявшейся в столице республики.

В недавнем интервью глава Южной Осетии сравнил республику с Крымом: «Никто не думал несколько лет назад, что проведение референдума в Крыму будет возможно. Однако когда сошлись, как говорится, звезды для народов Крыма и России, такое решение было принято. Не исключено, что для Южной Осетии тоже звезды сойдутся».

Население Южной Осетии составляет около 50 тысяч человек, подавляющее большинство жителей республики имеют российское гражданство, а официальной валютой является российский рубль. Экономика Южной Осетии на 99 процентов ориентирована на Россию.

Саакашвили на горизонте

Почему референдум решено проводить именно сейчас, в Южной Осетии объясняют несколькими причинами. Во-первых, в октябре состоятся парламентские выборы в Грузии. Аналитики отмечают высокую вероятность реванша сторонников бывшего президента Михаила Саакашвили. Правящая коалиция «Грузинская мечта» Бидзины Иванишвили до дня голосования в полном составе, видимо, не дойдет. Уже сейчас одна из самых крупных составляющих объединения — Республиканская партия — объявила, что пойдет на выборы самостоятельно. О выходе из коалиции заявило и движение «Национальный форум». В таких условиях шансы на успех появляются у «Единого национального движения», основанного Саакашвили: партия готовится перед выборами обновить состав на 40 процентов и всерьез рассчитывает на успех. Понятно, что в Южной Осетии ничего хорошего при таких результатах не ждут.

Во-вторых, в апреле 2017 года выборы президента пройдут в самой Южной Осетии. Подавляющее большинство избирателей настроены пророссийски — соответственно, шансы на победу получает тот, кто громче других заявит о своих интеграционных устремлениях. Например, в июне 2014 года на парламентских выборах в республике победила партия «Единая Осетия» во главе с Анатолием Бибиловым. В ходе предвыборной кампании партия выдвинула лозунг немедленного вхождения в состав России на правах обычного субъекта. В начале прошлого года между Бибиловым и Тибиловым в ходе обсуждения межгосударственного договора с Россией разгорелся конфликт. Первый настаивал на максимальной интеграции с Россией — вплоть до отказа от самостоятельной армии, таможни, правоохранительной и судебно-правовой систем. Тибилов предлагал брать пример с договора, который заключили между собой Россия и Абхазия: силовые структуры и вопросы госбезопасности контролируются властями республики, однако расширяются торгово-экономические и гуманитарные связи.

Договор о союзничестве в итоге был подписан 18 марта. Согласно документу, Россия берет на себя охрану границ республики, вводится единый таможенный контроль, в Южной Осетии повышаются пенсии и средняя заработная плата до уровня северокавказских регионов России. Государственный суверенитет Южной Осетии при этом сохраняется.

В Грузии анонсированный референдум считают попыткой воздействовать на политику Тбилиси. «Это абсолютно несообразно и подчеркивает, что за этим стоит политическая задача, осуществить в определенном отношении шантаж Грузии. Период является интересным для нашей страны. Мы ожидаем осязаемой пользы от соглашения об ассоциации, в том числе визовой либерализации, впереди также саммит НАТО», — говорит первый заместитель госминистра страны по вопросам примирения и гражданского равенства Кетеван Цихелашвили.

Профессор политологии Тбилисского государственного университета Корнелий Какачия отмечает, что Южная Осетия относится к России точно так же, как Грузия — к НАТО: «Грузинские политики часто повторяют, что делают все необходимые военные и политические реформы для того, чтобы быть готовыми для немедленного вступления в НАТО, как только будет для этого благоприятная геополитическая ситуация. Ровно в таких же формулировках о вхождении в состав России говорят лидеры Южной Осетии».

Красная тряпка для Запада

Владимир Путин, общаясь с журналистами после прямой линии 14 апреля, подтвердил, что разговаривал о предстоящем референдуме с Тибиловым. «Мы не можем, я думаю, этому противиться. Нас ничто не сдерживает, кроме интересов самого югоосетинского народа, — сказал президент России. — Но мы пока не знаем, что будет положено в основу этого референдума, как будут сформулированы вопросы в окончательном виде, в зависимости от этого будем дальше думать».

Дипломатичный ответ российского лидера дает основания предположить, что вопрос о проведении референдума в Цхинвале подняли без согласования с Москвой. Политолог, кавказовед Андрей Епифанцев отмечает, что сейчас крайне неблагоприятный момент для принятия каких бы то ни было территориальных решений: «Мы уязвимы для критики международного сообщества из-за присоединения Крыма, из-за ситуации в Донбассе. Против России выставлены санкции, упала цена на нефть. Главный аргумент отечественной дипломатии сейчас: мы не разрушаем общую систему международных отношений. Крым, согласно нашим аргументам, является исключением. Точно так же страны Запада объясняли признание независимости Косова, так что аргумент имеет право на существование. Но принятие в состав еще и Южной Осетии будет просто маханием красной тряпкой перед быком».

По его словам, в случае присоединения Южной Осетии обострится ситуация во всем кавказском регионе, в частности в Нагорном Карабахе, в Грузии к власти придут радикальные силы. «Считаю, что хуже всего будет, если референдум в Южной Осетии все-таки пройдет, а Россия в свой состав республику не примет. Это может разочаровать людей. Я бы посоветовал Цхинвалу сосредоточиться сейчас на решении внутренних проблем», — резюмирует Епифанцев. С ним согласен эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко: «Это приведет к какой-то дополнительной конфронтации, что, в общем, России на сегодняшний день совершенно не нужно».

Южноосетинская журналистка Ирина Гаглоева говорит, что смысл референдума в самой Южной Осетии понимают не все: «В Москве ясно дали понять, что какой-то немедленной реакции на его результаты ждать не стоит. Отношение наше к России известно и без референдума. Других настроений, кроме пророссийских, у нас, в общем, и не существует. Другое дело, что формы развития отношений могут быть разными. В республике многие выступают за развитие своего суверенного государства в тесном союзе с Россией».

Бывший СССР00:0322 августа
Петр Порошенко

Труба зовет

Против Порошенко заводят новые уголовные дела. Найдет ли он спасение в США
Бывший СССР00:0219 августа

Мова против русского

Как русский язык на Украине стал главной угрозой правлению Зеленского