В поисках компромисса

О демонстративном нейтралитете Лаврова в ходе визита в армянскую столицу

Сергей Лавров
Фото: МИД России

После обострения нагорно-карабахского конфликта в Армении все чаще стали звучать голоса тех, кто считает, что Россия в трудную минуту не оказала должной поддержки своему союзнику. И даже визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Баку, состоявшийся в первых числах апреля, хоть и был согласован задолго до начала боевых действий на карабахской границе, в Ереване восприняли как знак поддержки Москвой Азербайджана. Развеять сомнения в приверженности России союзническим обязательствам попытался лично Лавров, побывавший в столице Армении 21-22 апреля. Корреспондент «Ленты.ру» наблюдала за тем, как шли переговоры главы российской дипломатии, и выслушала претензии, которые накопились у армян к Москве.

Официальный визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Ереван начался с традиционного посещения мемориала памяти жертв геноцида армян в 1915 году «Цицернакаберд», что в переводе с армянского означает «Гнездо ласточки». Глава МИД РФ возложил цветы к Вечному огню, после чего полил посаженную им в 2007 году ель на Аллее памяти. Специально для министра директор музея провел экскурсию по мемориальному комплексу.

«Спасибо всем, кто хранит эту память и делает все, чтобы трагедия армянского народа никогда не была забыта. А мы должны сделать так, чтобы подобное нигде не повторилось», — оставил Лавров запись в книге почетных гостей.

«Не с пустыми руками»

Еще до вылета главы внешнеполитического ведомства в армянскую столицу официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что Лавров едет в Ереван «не с пустыми руками». «Неправильно говорить о том, что это план, программа, проект, документ. Речь идет об определенных наработках для обсуждения различных идей в русле урегулирования. В этом и заключается наша посредническая роль — разговаривать со сторонами, обсуждать возможности, слышать их озабоченности, предлагать варианты развязок», — сообщила она на брифинге 21 апреля.

Правда, какие именно наработки привез российский министр, для прессы так и осталось тайной. По итогам переговоров с армянским коллегой Эдвардом Налбандяном Лавров заявил лишь, что нужно придерживаться соглашения о перемирии, заключенного в 1994 и 1995 годах, «которое является бессрочным и должно всеми уважаться».

«Россия в своем национальном качестве и как член "тройки" сопредседателей Минской группы ОБСЕ (вместе с США и Францией — прим. «Ленты.ру») будет делать все, чтобы оказывать сторонам всемерное содействие», — сообщил глава российского МИД.

Министр напомнил, что в 2011 году в Казани лидеры Армении и Азербайджана при посредничестве России рассматривали согласованную ОБСЕ «дорожную карту» по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе. В ней, в частности, говорилось «о практической реализации мер доверия, обеспечения безопасности, мер по расследованию инцидентов, согласованных Ереваном и Баку».

«Как непосредственный участник тех событий могу сказать, что Армения казанский документ не отвергала», — сообщил министр, после чего призвал Германию, как нынешнего председателя ОБСЕ, «сконцентрировать свои усилия на урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе».

Как пояснил впоследствии «Ленте.ру» источник в российской делегации, ответственность за то, что договор об урегулировании карабахского конфликта, практически согласованный благодаря дипломатическим усилиям тогдашнего президента России Дмитрия Медведева, так и не был подписан, полностью лежит на азербайджанской стороне. В последний момент президент Ильхам Алиев неожиданно потребовал внести десяток поправок, неприемлемых для Еревана.

Источник, близкий к переговорам, рассказал «Ленте.ру», что один из вариантов мирного плана выглядит так: армянская сторона возвращает Азербайджану контроль над большей частью оккупированных ею территорий вокруг Карабаха, сохраняя за собой коридор, обеспечивающий связь с Арменией. Баку, в свою очередь, не признает официально отделение Карабаха, но предоставляет самоуправление и обязуется не решать проблемы военным путем. Гарантией могло бы послужить размещение в конфликтной зоне международных миротворцев и демилитаризация районов, возвращенных Азербайджану.

При этом на официальном уровне ни в Баку, ни в Ереване о таких серьезных уступках предпочитают не говорить, оставаясь на прежних непримиримых позициях. «Всякая договоренность предусматривает наличие хотя бы базового доверия к стороне противника. В случае Армении и Азербайджана этого нет и в помине. Более того, попытка пойти на какую-то сделку чревата настоящими катаклизмами в каждой из стран. (...) Любое армянское правительство, которое решит пойти навстречу Баку, рискует спровоцировать в стране политический кризис колоссального масштаба и едва ли устоит. В общем, и в том, и в другом случае неизбежное обвинение в национальном предательстве сводит на нет всякую надежду на примирение», — прокомментировал в своей статье перспективы урегулирования карабахского конфликта научный директор клуба «Валдай», профессор-исследователь НИУ ВШЭ Федор Лукьянов.

В настоящее время переговорный процесс еще больше затрудняется слишком эмоциональным подходом обеих сторон. Так, на пресс-конференции министр иностранных дел Армении Эдвард Налабандян сказал, что «большой удар по процессу урегулирования нанесла азербайджанская сторона». По словам собеседников «Ленты.ру» в Ереване, тела многих жертв конфликта в Карабахе были специально обезображены.

Ты мой друг, и я твой друг

Несмотря на резкие заявления в адрес Баку со стороны главы армянского МИД, российский министр от выпадов в адрес азербайджанской стороны воздержался. Зато Лавров не упустил возможности покритиковать недавние высказывания турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана, назвавшего Россию «стороной конфликта» в Нагорном Карабахе и выразившего надежду, что «однажды территория непризнанной республики непременно вновь станет азербайджанской».

«Это были призывы не к миру, а к войне, призывы к решению конфликта военным, силовым путем. Это в корне противоречит позиции сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Но мы уже, к сожалению, привыкли к такого рода выкрутасам нынешнего турецкого руководства», — констатировал Лавров.

Как рассказал «Ленте.ру» источник в армянской делегации, в последнее время в Ереване уверены, что Москва отказалась от своей прежней линии — явной поддержки армянской стороны в карабахском конфликте, что сильно обижает армян. В день приезда Лаврова на центральную площадь города вышли несколько сотен человек, выступающих против визита министра в Ереван. Демонстранты скандировали: «Лавров привез антиармянский мирный план урегулирования конфликта» — и требовали прекратить продажу оружия Азербайджану.

Особое недовольство в Ереване вызвало заявление российского вице-премьера Дмитрия Рогозина в эфире радиостанции «Эхо Москвы». «Армения — это наш союзник по ОДКБ, с которым мы осуществляем военно-техническое сотрудничество. Азербайджан — тоже наш стратегический партнер в регионе, с которым у нас экономические отношения», — сообщил чиновник и добавил, что «война как раз требует хладнокровия, а не соплей каких-то размазанных пропагандистских, ведь стреляет не оружие, а люди». После этого он добавил, что в Ереване «началась страшная демагогия» после визита премьер-министра России Дмитрия Медведева в Армению и Азербайджан.

Главная цель поездки Сергея Лаврова в армянскую столицу — сгладить негативные впечатления от подобных высказываний и убедить Ереван в том, что он по-прежнему важный союзник Москвы. «Армения — наш ключевой партнер на пространстве СНГ», — заявил Лавров. По его словам, приоритетным для России остается сотрудничество с армянскими коллегами в рамках проекта Евразийского экономического сообщества. «Мы будем и дальше прилагать усилия, чтобы скорее обеспечить адаптацию армянской экономики к членству в этой организации», — подытожил министр.

«Итоги визита Лаврова в Ереван следующие: он продемонстрировал свою дипломатическую активность в урегулировании карабахского кризиса. Помимо этого глава МИД пытается заморозить конфликт, но реальных результатов мы пока не видим. Никаких так называемых новых предложений, о которых много писалось и говорилось, не последовало, — уверен эксперт по проблемам стран Ближнего Востока и Кавказа Станислав Тарасов. — Пока трудно себе представить, что Алиев и Саргсян в ближайшее время начнут лично контактировать. Раньше говорили, что возможна еще одна встреча с участием двух этих лидеров и президента России Владимира Путина. В настоящее время непонятно, когда это может произойти и на каких условиях может состояться подобный саммит».