Повлияй на меня. Если сможешь

Как женщины меняли политику Франции

Жак Ширак с дочерью Лоранс
Фото: Georges Bendrihem / AFP / East News

Недавно во Франции в возрасте 58 лет скончалась одна из двух дочерей бывшего президента страны Жака Ширака — Лоранс. Она с подросткового возраста страдала анорексией — психическим заболеванием, которое вызывает у людей отвращение к еде и, как следствие, истощение. Ее болезнь тщательно скрывалась от общественности и средств массовой информации. Еще в 1988 году, когда появились первые слухи о кончине Лоранс, об этом прямо спросили ее отца, но Жак Ширак отказался публично обсуждать семейные секреты. В некоторых тайнах хозяев Елисейского дворца (официальная парижская резиденция президента) и их влиянии на жизнь Франции разбиралась «Лента.ру».

Короля делает дама: Валери Жискар д'Эстен, президент Франции с 1974 по 1981 год

Его часто зовут сокращенно «ЖискарУ», или даже VGE — по первым буквам имени и фамилии. 17 декабря 1952 года Жискар женился на своей дальней родственнице, Анн-Эймон Соваж де Брант, дочери графа. Носительница знатной фамилии была к тому же внучатой племянницей могущественного магната Эжена Шнейдера, главы концерна «Шнейдер-Крезо», крупнейшего французского производителя вооружений, металлопроката, машин и оборудования.

Несмотря на принадлежность к известному и влиятельному роду, Анн-Эймон политикой практически не интересовалась и старалась лишний раз «не светиться» на публике, оставаясь в тени мужа. А будущий президент, вдохновленный примером Джона Кеннеди, выбрал именно его стиль ведения дел в политике, что означало активное участие семьи в его публичной деятельности. Застенчивая и скромная по натуре Анн-Эймон приняла правила большой политической игры, понимая, что она может оказать влияние на карьеру мужа. После кончины в 1974-м президента Франции Жоржа Помпиду в стране были объявлены досрочные выборы. Главными кандидатами на пост главы государства были Валери Жискар д’Эстен и Франсуа Миттеран. Опросы общественного мнения демонстрировали абсолютное равенство кандидатов. Все решилось в ходе прямых радиодебатов. Когда Франсуа Миттеран долго и сложно объяснял, какие именно социально незащищенные группы населения необходимо поддерживать, Жискар д’Эстен прервал своего оппонента репликой: «Но, господин Миттеран, мне кажется, на сердца французов не может быть монополии!» Эта фраза, как утверждал, впоследствии сам VGE, принесла ему 500 тысяч голосов. (Победил он, по официальным данным, с отрывом в 400 тысяч.) Впрочем, д’Эстен обязан своей победой не столько своевременной реплике, сколько верной супруге.

Когда предвыборная кампания достигла пика, скромная Анн-Эймон вовсю работала на популярность мужа. Она красовалась на предвыборных плакатах, ее лицо не сходило с обложек светских и общественно-политических журналов. Для тогдашней Франции участие супруги в избирательной кампании мужа было в новинку. Французская пресса уже после победы д’Эстена писала, что Анн-Эймон стала первой женой французского лидера, которая имеет реальное влияние на соотечественников. Еще больше это влияние ощутили, когда в 1975 году в прямом телевизионном эфире впервые в истории Пятой республики президентская чета появилась вместе. Кстати, эта своеобразная «мягкая сила» первой мадам Франции — обаяние, скромность и снисходительность —проявилась и в самые сложные моменты ее супружеской жизни: когда ее муж открыто благоволил фавориткам, а бульварная пресса вовсю смаковала подробности его похождений, Анн-Эймон просто не обращала на это внимания.

Жизнь на два дома: Франсуа Миттеран, президент Франции с 1981 по 1995 год

Его называли Флорентийцем за коварство и двуличие, сравнивая с Макиавелли, и Византийцем — за скрытность и хитрость. Участник движения Сопротивления, министр в составе многих кабинетов, опытный политик и примерный семьянин. Официально — в первый и последний раз за всю жизнь — Миттеран женился еще во время войны, в 1944 году. Он рассказывал, что в свою будущую супругу Даниэль влюбился заочно. Один из товарищей по Сопротивлению показал ему фото сестры: «Правда, милашка?» Миттеран ответил просьбой: «Познакомь». Встретились они в уже освобожденном Париже. Даниэль всегда была рядом — и в периоды взлетов, и в моменты падений. Впрочем, и то и другое весьма условно применимо к Миттерану: даже когда президент де Голль уволил его из правительства, Миттеран отправился в «почетную ссылку» — на должность сенатора. Даниэль успокаивала мужа и радовалась, что теперь он больше времени уделяет семье. В общем, она была идеальной женой политика, обеспечивая ему надежный тыл: не лезла в дела мужа, не устраивала ему сцен ревности и скандалов (хотя поводов для этого было множество). Когда же ее супруг признался всей нации в том, что у него есть вторая семья (в 1994 году Миттеран сам вызвал репортеров из журнала «Пари Матч», дал им интервью и снялся в фотосессии для издания со своей незаконной семьей), мадам Миттеран сказала, что «уважает свободу своего супруга» и «сохраняет с ним теплые отношения».

История параллельной жизни Франсуа Миттерана подробно описана в книге «Тайная семья», вышедшей в 2005 году. Со своей «второй» супругой Анн Пенжо Миттеран познакомился в 1961-м, на одном из курортов Атлантического побережья. Анне на тот момент было всего 18 лет. В 1974 году она родила политику дочь — Мазарин, названную так в честь знаменитого кардинала-интригана Мазарини, утверждавшего величие Франции на европейском континенте. Впрочем, отцовство Миттеран не афишировал, в свидетельстве о рождении девочки стоял прочерк.

Тайна их отношений в период президентства Миттерана охранялась как один из главных государственных секретов. Все, кто знал о второй семье президента и вызывал малейшее подозрение в нелояльности или излишней болтливости, были включены в список лиц, телефоны которых прослушивались в нарушение всех французских законов. А для обеспечения этой задачи при Елисейском дворце было создано специальное подразделение. Умер бывший президент в 1996 году. Официальная вдова Даниэль Миттеран сама пригласила Анну Пенжо на похороны, и всю траурную церемонию две первые мадам просидели бок о бок.

«Обещания обязывают только тех, кому они даны»: Жак Ширак, президент Франции с 1995 по 2007 год

Эту фразу французские журналисты приписывают самому Шираку, который якобы произносил ее в узком кругу в бытность президентом. А свое прозвище Бульдозер он получил еще в начале карьеры как раз за обратное — верность принципам и способность горячо их отстаивать. Вероятно, именно неуемный темперамент Ширака определил выбор спутницы жизни. Бернадетт Ширак в одном из интервью сказала: «Жены президентов вообще должны обладать упорством и очень крепким здоровьем. Кроме того, у меня немного замедленный темперамент. Меня даже называют черепахой. Как-то раз мой муж в прямом эфире французского телевидения сказал, что я настолько замедленная, что даже черепахи меня обгоняют. Но, как в известной басне, черепаха и зайца может обогнать. Я — как та черепаха». В общем, противоположности сходятся.

Несмотря на то что Бернадетт очень активно занималась общественной и политической деятельностью, она до определенного момента практически никак не касалась дел мужа. На помощь супругу она пришла лишь тогда, когда в 1990-2000-е годы правые, во главе которых стоял Жак Ширак, начали терять популярность и проигрывать региональные выборы. Включившись в политическую борьбу, Бернадетт употребила все свое влияние и популярность на то, чтобы исправить ситуацию. И это ей удалось. При этом Бернадетт, происходившая из древнего дворянского рода, не опустилась до банальной мести мужу, уличенному во множестве измен, а просто помогла супругу.

Жак Ширак, уже сойдя с политической сцены, сделал весьма символичное заявление: «Я не ненавидел женщин, но и не уделял им чрезмерного внимания». По его словам, он позволял себе заводить романы с журналистками, когда был премьер-министром в 70-е годы, но эти интрижки и вообще любовные переживания «не имели на меня большого влияния и не сыграли определяющей роли в моей жизни». Политик заявил, что «были женщины, которых я очень любил, но очень сдержанно», но никогда не помышлял о том, чтобы оставить супругу. Сама Бернадетт прокомментировала заявления мужа с присущей аристократке изысканностью, сказав, что не ожидала такого трепетного отношения к себе. «Я всегда напоминала ему, — сказала Бернадетт однажды, — что в тот день, когда Наполеон бросил Жозефину, он потерял все».

Непрощенная обида и брак ради президентства: Николя Саркози, президент Франции с 2007 по 2012 год

Началом политической карьеры Николя Саркози многие эксперты называют 1983 год, когда он (как считается, не без помощи бывшего тогда мэром Парижа и влиятельного правого политика Жака Ширака) стал мэром Нейи-сюр-Сен, города-спутника французской столицы, где живут состоятельные и респектабельные парижане. Будучи женатым, 28-летний Саркози тем не менее оказывал знаки внимания дочери Ширака — Клод. Ухаживания, как утверждают исследователи этой стороны жизни французского истеблишмента, принимались весьма благосклонно. Но роман был скоротечным, пара рассталась вроде бы по обоюдному согласию, сохранив добрые отношения. Зато дали трещину отношения Саркози и Ширака, и эта обида за дочь долго не отпускала Ширака. Поэтому много лет спустя, накануне президентских выборов 2007 года, никто и не верил, что Ширак поддержит кандидатуру бывшего «друга» своей дочери.

Второй брак Николя Саркози чуть было не стоил ему поста президента. Сразу после развода с первой супругой в 1996 году Саркози женился повторно на телеведущей Сесилии Сиганер, чьей благосклонности долго добивался. В 2005-м, когда Саркози возглавлял Министерство внутренних дел Франции, у Сесилии случился роман на стороне, и пара распалась. Однако в 2006-м, на старте президентской гонки, они вновь сошлись — видимо, из соображений политической целесообразности. Опросы показывали, что семейные дрязги отрицательно влияют на рейтинги кандидата в президенты. Впрочем, примирение было недолгим — спустя пять месяцев пара рассталась окончательно. Так что в роли первой мадам Франции Сесилия пробыла недолго.

Уже будучи главой государства, Саркози недолго оставался холостяком. Его внимание привлекла певица и модель итальянского происхождения Карла Бруни, ставшая третьей женой политика. Влияние Бруни на главу государства оценивалось по-разному. Некоторые политики утверждали, что первая мадам напрямую диктует свою волю президенту. Сама Бруни в одном интервью отвергла эти упреки, но в весьма интересной форме: «Я высказываю мужу свое мнение, если он об этом просит, но он никогда не консультируется со мной по конкретным политическим вопросам, потому что я в этом не разбираюсь. Разве мой муж похож на подкаблучника, который позволяет собой командовать?»

Завидный холостяк с багажом адюльтеров: Франсуа Олланд, президент Франции с 2012 года по настоящее время

Главной соперницей Николя Саркози на президентских выборах 2007 года была кандидат от социалистической партии Сеголен Руаяль, которая с конца 1970-х была гражданской женой нынешнего главы Пятой республики Франсуа Олланда. Несмотря на четверых общих детей, их союз нельзя называть семьей в привычном для россиян смысле слова. Для обозначения такого рода отношений между мужчиной и женщиной во Франции существует специальная юридическая форма — «гражданское партнерство». Таким образом, формально президент Франции Франсуа Олланд женат не был никогда. Его союз с Руаяль распался в 2007-м.

Тут надо сказать, что, хотя поводом для демонстративного разрыва стало увлечение Олланда журналисткой журнала «Пари Матч» Валери Триервейлер, настоящие причины, судя по всему, лежат глубже. Политическая карьера Руаяль развивалась до определенного момента куда успешнее, чем у ее спутника жизни. В частности, при выдвижении кандидатов в президенты страны на выборах 2007 года Руаяль значительно опередила Олланда, и острые на язык журналисты уже стали называть Олланда «месье Руаяль». Оскорбление усугублялось тем, что с подачи Жака Ширака его уже дразнили «лабрадором Миттерана». Поэтому разрыв, скорее всего, был вызван желанием Олланда вырваться из тени более успешной спутницы.

Валери Триервейлер сыграла не последнюю роль в приходе Олланда к власти: она целый год посвятила руководству его предвыборной кампанией. Но то, что место подле президента занимает не его супруга, а любовница, сразу же стало вызывать у французов раздражение. Триервейлер не только поселилась в апартаментах Елисейского дворца, не имея на то законных оснований, но и набрала штат из 20 помощников и секретарей, которые получали зарплату из госказны. Поэтому, когда Франсуа Олланда уличили в неверности, общественность если и не злорадствовала, то не особенно сочувствовала страданиям Валери. А она, между прочим, после известий о похождениях президента слегла в больницу с нервным срывом.

Впрочем, придя в себя, Триервейлер молниеносно нанесла главе государства ответный удар, выпустив книгу под названием «Спасибо за этот момент», в которой, в частности, упоминала о том, что Франсуа не любит бедных, зато неравнодушен к дорогим гостиницам и ресторанам. Месть была рассчитана точно: книга вышла в тот момент, когда рейтинг Олланада едва достигал 13 процентов, а подобные сведения о «народном президенте» только усугубили положение и без того самого непопулярного в истории Франции главы государства.

Впрочем, Олланд попытался, что называется, отыграть назад, и снова использовал женщину — свою бывшую гражданскую супругу Сеголен Руаяль. В апреле 2014 года Руаяль вступила в должность министра экологии, устойчивого развития и энергетики в новом социалистическом правительстве Мануэля Вальса. На эту должность ее пригласил лично Олланд.

Мир00:0511 декабря
Петр Порошенко

«Запад не контролирует Украину»

Американский эксперт о Порошенко, Донбассе и истинном отношении США к Киеву
Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился