Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Все упирается в религию»

Советник Кадырова рассказал о противостоянии суфиев и салафитов на Кавказе

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

В День Победы столицу Чеченской Республики попытались атаковать террористы-смертники, один из которых Шамиль Джанаралиев известен как приверженец радикального ислама. Ранее он пытался уехать воевать в Сирию, но это ему не удалось. «Лента.ру» уже писала об обострившемся противостоянии на Северном Кавказе между суфиями и салафитами — представителями традиционного и нетрадиционного ислама. Об особенностях северокавказского инакомыслия «Ленте.ру» рассказал Адам Шахидов — советник Рамзана Кадырова по вопросам религии, имам-хатыб (настоятель) мечети «Сердце матери» им. Аймани Кадыровой в Аргуне.

«Лента.ру»: Не создается ли у вас впечатления, что в Чечне не все благополучно в плане свободы совести?

Шахидов: У нас полная свобода вероисповедания, которой не было, пока республикой не начала управлять семья Кадыровых. Мы живем в демократическом обществе, и, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, каждый гражданин свободно исповедует религию, которую хочет. Чеченцы (более 95 процентов населения региона по переписи 2010 года — прим. «Ленты.ру») — 100-процентные мусульмане, и глава республики — из мусульманской, богословски образованной семьи, сам глубоко верующий и соблюдающий все религиозные обряды. При этом важно, чтобы исповедание кем-то религии не приносило вреда другим людям и государству.

Почему же не получается? В октябре-ноябре 2015 года местные жители подожгли два мавзолея почитаемых в Чечне суфийских шейхов. С чего бы?

Мы знаем, что среди мусульман есть секты, стоящие на ложном пути. Их члены, не имеющие достаточного религиозного образования, читают сомнительные переводы Корана и слов пророка Мухаммеда (Сунны — прим. «Ленты.ру»). Они принимают неверную трактовку некоторых цитат из этих священных книг и впадают в радикализм.

Что же на самом деле пророк говорил о могилах?

Испокон веков мы всегда уважали старших — как живых, так и мертвых. И особенно мы уважаем святых людей, которых Всевышний избрал среди своих рабов, чтобы они донесли до всех истину его религии. Достоверные, переданные от пророка Мухаммеда слова такие: «Любой умерший человек слышит, чувствует тех, кто его посещает». И мы посещаем могилы этих святых, надеясь, что Аллах помилует нас благодаря этим его рабам, потому что они и в загробной жизни могут молиться ему за нас, стать нашими заступниками. Пророк Мухаммед сказал: «За гробом — рай или ад». И мы верим, что места их захоронений стали райским местом. Мы приходим туда также подумать о смерти, о том, как будем отвечать перед Всевышним за свои поступки, и верующий в таких случаях обязывает себя творить только добро.

Видимо, не все считают эти места райскими

Радикалы, которые сожгли эти мавзолеи, эти святые места, говорят: «Вы посещаете эти могилы, молитесь им, и поэтому вы являетесь могилопоклонниками. Вы просите, вы молитесь (у захоронений святых — прим. «Ленты.ру»), и тем самым вы впадаете в язычество, в неверие, вы перестаете быть мусульманами. Вы придаете Аллаху сотоварищей!» Последнее — самый большой грех в исламе. И с таким вот представлением они идут к местам захоронений святых (которых верующие вовсе не считают равными Аллаху) и поджигают их, считая местами греха.

Весь народ в республике воспринял содеянное крайне негативно, проклинал этих молодых экстремистов. Мнение было единодушно: они напали на нашу религию, они покусились на нашу честь. Народ увидел в этих поджогах одну из форм войны, объявленной против нашей религии. Потому что именно эти святые люди передали нам истину ислама. И слава Богу, с тех пор такого у нас уже не происходило.

Откуда взялись эти люди с нетрадиционными взглядами? Это салафиты?

Когда в Сирии и Ираке появилась террористическая организация «Исламское государство» (запрещена в России — прим. «Ленты.ру»), они тоже там взрывали мавзолеи мусульманских святых. Вот откуда это к нам пришло.

Течение в исламе, известное как салафизм (араб. саляфийя), возникло около 250 лет назад и было первоначально известно как ваххабизм. Ваххабиты — последователи Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, по чьей книге «Китаб аль-Таухид» («Книга единобожия») сейчас преподают в школах так называемого «Исламского государства».

То есть это такие же ваххабиты?

Позже они решили сменить свое название на более привлекательное салафиты, то есть следующие пути праведных предшественников (араб. саляф), живших в течение первых трех столетий исламского летоисчисления (начинается с 622 года новой эры — прим. «Ленты.ру»). Мой учитель, исламский богослов Мухаммад Саид Рамадан аль-Бути в свое время написал книгу о современном салафизме «Саляфийя — благодатная эпоха, а не одно из течений ислама». Никто не имеет права заявлять сегодня «я — салафит». Эта благородная эпоха уже в прошлом.

В исламском праве есть четыре основные школы — ханафиты, шафииты, маликиты и ханбалиты. И вдруг возникает еще одна, которой никогда не было! Аль-Бути показал, что это религиозное течение (салафизм) не более чем бидъа (араб. нововведение, один из наиболее тяжких грехов в исламе, равнозначно христианскому «ересь» — прим. «Ленты.ру»). Поэтому иначе как псевдосалафиты этих людей называть нельзя.

Такие настроения присутствуют в других республиках Северного Кавказа?

В Дагестане и в Ингушетии немало носителей подобных взглядов. И там, и там открыто существует псевдосалафитский радикальный призыв (пропаганда вероучения — прим. «Ленты.ру»). Единственный же субъект Российской Федерации, где нет такого призыва в мечетях, — это Чеченская Республика. Благодаря мудрой политике Рамзана Ахматовича, взаимодействию МВД и официального духовенства, по воле Аллаха, мы смогли одолеть религиозный радикализм.

Соседям помогаете одолеть?

Конечно, у нас есть сотрудничество с духовенством соседних муфтиятов. Они к нам приезжают на лекции.

В Чеченской Республике действует трехгодичный план по повышению квалификации духовенства наших мечетей. Из арабских стран мы приглашаем докторов исламских наук, специалистов в области вероубеждения, чтобы они читали лекции нашему духовенству. Имамы из Дагестана и Ингушетии, конечно, которые находятся на правильном пути в религии, приезжают слушать эти лекции и потом распространяют полученные знания у себя.

Что заставило более тысячи суфийских богословов и представителей духовенства собраться 2 февраля в грозненской мечети «Сердце Чечни» им. Ахмада Кадырова?

Мы должны защитить нашу молодежь. Ислам утвердился у нас благодаря призыву к вере суфийских шейхов. В республике существует 24 вирда (вирд — группа последователей определенных шейхов, например, Кунта-хаджи Кишиева или Дени Арсанова — прим. «Ленты.ру»). Так вот, чтобы преступлений не повторялось, из всех 24 вирдов республики внуки этих шейхов, их родня, мюриды (последователи), собрались в мечети и приняли декларацию.

В ней сказано, что мы, мусульмане Чеченской Республики, последователи тарикатов (религиозные ордена) накшбандийя и кадырийя — единогласно приняли следующее решение. Если кто-то из нас в Дагестане, Ингушетии, Москве, в любой точке земного шара примет участие в совещании или мероприятиях с псевдосалафитами, то он уже не может называться членом одного из наших тарикатов. Мы отвернемся от него, потому что он сел за стол с людьми, призывающими молодежь к радикализму, учение которых приводит к терактам и убийствам, войнам, обвинению мусульман в неверии. Это был жесткий, но необходимый шаг с нашей стороны, чтобы разрешить ситуацию, сложившуюся сейчас в Ингушетии и Дагестане. Мы уже пережили подобное в Чечне и отдали тысячи жизней.

Что вы имеете в виду?

Все знают, что во второй военной кампании в Чечне виноваты приверженцы ложного учения ваххабитов. В их рядах были чеченцы, дагестанцы, жители Средней Азии, арабы, это был целый террористический интернационал. Они вошли с войной в Дагестан и вернулись с ней в Чечню. Псевдосалафиты всегда сначала красиво говорят. Потом, приобретя большую силу, они берут оружие и идут убивать.

Известно, что на том собрании говорили про ингушского имама Хамзата Чумакова.

Не только про Чумакова, но и про Ису Цечоева и всех псевдосалафитов, действующих в Ингушетии, Дагестане, Москве, Татарстане и называющих себя салафитами. Когда эти проповедники в Ингушетии начали призывать людей к своим вероубеждениям, точнее заблуждениям, их проповеди очень повлияли на нашу молодежь. Поэтому мы решили заявить, что Хамзат Чумаков и Иса Цечоев не на пути суннизма (одно из двух основных направление в исламе наряду с шиизмом, суфизм существует только внутри суннизма — прим. «Ленты.ру») и распространяют в Ингушетии враждебное нам религиозное учение. Эти люди заблудились сами и вводят в заблуждение других.

А пытались ли вы как-то решить этот конфликт иным путем?

В 2014 году мы послушали одну из видеозаписей Чумакова, в которой он насмешливо и даже издевательски отозвался о шейхе Кунта-хаджи Кишиеве. Рамзан Ахматович тогда пригласил Чумакова объясниться — не как глава республики, а как мусульманин, чеченец и мюрид шейха Кунта-хаджи.

Я был на той встрече в резиденции главы республики. Чумаков поклялся при свидетелях, что уважает мусульманских святых, что он мюрид шейха Кунта-хаджи, что он, наоборот, призывал слушателей не наговаривать на святых. «Я знал твоего отца, Ахмада-хаджи, мы встречались в Египте», — говорил он Рамзану Ахматовичу и показывал фотографии. Рамзан Ахматович попросил Чумакова впредь не высказывать мнение о святых людях в форме, которая может показаться другим оскорбительной. Мы дружески выпили чая, и с тех пор отношения с Чумаковым у нас были вполне хорошие.

Что же их испортило?

В январе 2016 года поклонники Цечоева выложили в Instagram видеоролик, где он издевательски говорил о людях, которые на праздновании Мавлида (дня рождения пророка Мухаммеда — прим. «Ленты.ру») хвалят пророка нашидами, то есть красивыми песнопениями. У нас в Чечне Мавлид празднуют с большим размахом. Псевдосалафиты же считают восхваление пророка Мухаммеда недопустимым нововведением.

Глава республики тогда сказал в телеэфире, что мы никому не позволим издеваться над теми, кто хвалит пророка Мухаммеда. Об этом же заявил и муфтий Чечни Салах Межиев. Он позвонил Цечоеву, и тот согласился участвовать в диспуте по поводу его заявлений. О Чумакове мы лишь упомянули, что он ранее назвал себя мюридом шейха Кунта-хаджи. Чумаков же, увидев этот сюжет в теленовостях, все принял на свой счет и заявил: на Кавказе нет равного Цечоеву богослова, что сказал он — сказал и я. Тем самым он автоматически причислил себя к единомышленикам Цечоева. Более того, Чумаков стал публично критиковать нашего муфтия прямо во время пятничных проповедей в мечети, что не принято в исламе.

Вы пытались как-то объяснить Чумакову, что это всего лишь недопонимание?

Наш муфтий Салах Межиев звонит на мобильный телефон Чумакова, тот не берет трубку. Тогда муфтий звонит начальнику охраны Чумакова, тот говорит: Хамзат Чумаков сейчас на процедурах, перезвонит. Не перезванивает. Снова звоним — снова он на процедурах. И другим близким к Чумакову людям звонили, прося передать трубку. Не передали, он так до сих пор нам и не перезвонил. Смелости ему не хватило, потому что смелость у них есть только охаивать других перед публикой.

И как же вы поступили?

19 февраля мы сделали двухчасовое ток-шоу на чеченском телевидении, я был ведущим. Показали видеозапись проповеди Чумакова, где он говорит: «Если я скажу, что каждый второй ингуш совершает ширк (придает Аллаху сотоварищей), впадает в неверие, я совру. Почему? Потому что я занизил!» Это обвинение в неверии практически всех мусульман-ингушей. Также показали и другие выразительные отрывки из проповедей Чумакова.

Мы вместе обсудили эти проповеди. Пригласили в телестудию тех, кто учился вместе с Чумаковым в Египте, и они говорят: раньше он этих взглядов не исповедовал. Он стал таким после того, как вернулся домой.

То есть все остались при своем, и противостояние продолжается?

Да. Но в этом противостоянии нет ничего национального или политического, все упирается в религию. Мы готовы в эфире республиканского телевидения доказать людям нашу правоту в ходе богословской дискуссии. Готовы приехать для этого в Ингушетию. И муфтий Салах Межиев, и я неоднократно заявляли об этом.

Последователи суфийских шейхов, потомки курейшитов (древнего арабского племени, из которого происходил основатель ислама — прим. «Ленты.ру») и пророка Мухаммеда, проживающие в нашей республике, даже отправили письмо главе Ингушетии Юнус-беку Евкурову, прося собрать официальное духовенство и псевдосалафитских проповедников, чтобы представители муфтията могли доказать свою правоту. Но пока мы никакого ответа не получили.

Россия00:0112 октября

«Тем, кто послабее, приходится туго»

От этих россиян отказываются при рождении и держат взаперти. Но есть те, кто хочет помочь