Увидеть и победить

Представляем города Евро-2016. Рассказ о Париже, где 10 июля пройдет финал

Фото: Charles Platiau / Reuters

В Париже два стадиона, принимающих Евро-2016, — «Парк де Пренс» и «Стад де Франс». Пусть формально последний находится в пригороде под названием Сен-Дени, это все равно Париж. Большой, великолепный Париж.

Для того чтобы сыграть в столице на старом добром «Парк де Пренс», россиянам достаточно… занять первое место в своей группе. Это автоматически приведет нас на стадион клуба ПСЖ и сведет с «лучшей из худших» команд групп А, С или D. В смысле лучшей из третьих. И это единственный шанс, поскольку других матчей плей-офф на этой арене не предусмотрено.

А вот на «Стад де Франс» попасть россиянам можно двумя путями. Быстрый — транзитом через матч 1/8 финала в Ницце, куда команда Леонида Слуцкого попадет, если станет второй в отборочной группе. И если в Ницце нам улыбнется удача, то четвертьфинальный матч наша сборная проведет именно в Сен-Дени. Второй путь более длинный, но это тот случай, когда протяженность пути не в тягость. Речь, как вы, наверное, догадались, о финале, который тоже пройдет на главном стадионе турнира — «Стад де Франс». Будем надеяться и верить…

С разницей в 100 лет

Стадион «Стад де Франс» изначально строился как главная арена большого турнира — чемпионата мира 1998 года. Это огромный, помпезный, можно сказать, классический стадион, вмещающий более 80 тысяч зрителей. Когда Франция получила право провести ЧМ-1998, возникла дилемма: реконструировать почти до основания старый «Парк де Пренс» или строить новый стадион. Решили строить. Место в черте города найти было нереально, посему выбрали ближайший пригород со сложной репутацией, но удобной транспортной инфраструктурой. В итоге добраться до новой арены даже проще, чем до «Парк де Пренс» — станция скоростного поезда RER (он входит в структуру парижского метро), которая называется La Plaine — Stade de France расположена в трех минутах ходьбы от входа на территорию арены. От центра города ехать минут 10-15.

«Парк де Пренс» ровно на сто лет старше своего собрата и история его, естественно, куда богаче. Он был свидетелем триумфа советской сборной на чемпионате Европы 1960 года и принимал финал континентального первенства в 1984 году. Видел три финала Кубка европейских чемпионов (1956-го, 1975-го и 1981-го) и два финала Кубка обладателей кубков (в 1978 и 1995 годах). Это не считая побед ПСЖ и многочисленных регбийных баталий. Стадион не раз реконструировался и отвечает современным требованиям, хотя имеет три звезды, а не четыре, как «Стад де Франс». Вмещает он около 50 тысяч зрителей. Этого достаточно для клуба ПСЖ, но не для финала чемпионата мира или Европы.

«Парк де Пренс» расположен на самой границе Старого города, над окружной дорогой, именуемой периферик. Одной стороной он как бы смотрит на Париж, другой на пригородный район Булонь-Бийанкур. Но это условность, поскольку граница по периферик неофициальная и никакого принципиального различия ее сторон вы не увидите. Так же как, скажем, на Бульварном или Садовом кольце в Москве.

Добраться до стадиона можно разными способами, точнее, через разные станции и ветки метро. Это особенность парижской подземки — сеть очень густая и станции так близко друг к другу, что порой между ними пешком пройти быстрее, чем спускаться под землю. Особенно в центре. Так вот, доехать до арены можно по девятой или десятой линии (они пересекаются рядом со стадионом), а потом пройти минут десять. В общем, конкретный маршрут зависит от точки отправления, но в любом случае ехать не далеко и достаточно удобно. А можно и пешком от центра дойти — сильно не устанете.

Кир и атмосфера

Париж — великий, грандиозный город, и рассказать в коротком материале о перипетиях его многовековой судьбы нереально. Да и не нужно, поскольку Париж у каждого свой. Для кого-то это всемирный центр моды, можно сказать, Мекка гламура, и идеальное место для шопинга. Для других Париж — это Монмартр и Монпарнас, Моне и Ренуар. А кто-то вспоминает «Мулен Руж» или пляс Пигаль. Кому-то милее королевские Лувр и Версаль, другим наполеоновская Триумфальная арка и Пантеон, а третьим — уютные парижские кафе и тенистые бульвары. Париж так многолик и разнообразен, что любой найдет здесь что-то свое личное и родное.

Он очень старый и вечно молодой. Суетливый и расслабленно вальяжный. Серьезный и легкомысленный. Он соткан из совершенно не сочетаемых вещей, и в нем они удивительно гармоничны. В Париже столько есть того, что обязательно нужно посмотреть, что нет никакого смысла устраивать забег по достопримечательностям. Они здесь повсюду — выплывают из-за очередного угла или проглядывают в перспективе поперечной улицы. Достопримечательности сами находят тебя, нужно только попасть в правильную атмосферу, раствориться в городе, слиться с ним.

Рецепт (не единственный, но проверенный) прост. Для начала зайдите в любое парижское кафе и закажите стаканчик какого-нибудь бодрящего напитка. Местные жители предпочитают кир (белое вино с черносмородиновым ликером), но можно заменить его на что-то другое. Только не торопитесь сразу употреблять напиток, лучше выйдите на улицу и сядьте за столик. Посмотрите на людей за соседним столиком, на прохожих, на улицу, как говорится, поймайте волну. Вы почувствуете, когда будете готовы к прогулке, и ноги сами понесут вас по парижским улицам.

Барон Осман и Авгиевы конюшни

Современный Париж структурно создан бароном Османом. Этот человек не очень известен у нас, но во Франции знаком каждому и не только из-за того, что его именем назван парижский бульвар. Дело в том, что к середине XIX века город стал совершенно не пригоден для жизни. Бурный рост промышленности привел к почти пятикратному увеличению населения столицы, средневековая же инфраструктура совершенно не справлялась. Город уже в предшествующие века утопал в собственных нечистотах (из-за чего знать предпочитала жить в предместьях), а теперь стало совсем невмоготу. Эпидемии стали нормой. При этом почти весь центр был плотно застроен, и изменить что-либо казалось очень сложно и дорого. Но жизненно необходимо.

Перемены как раз и связаны с именем барона Жоржа Эжена Османа, который в 1853 году был назначен префектом Парижа. Есть даже такой термин «османизация», современный синоним расчистки Авгиевых конюшен. За два десятилетия под управлением Османа город изменился до неузнаваемости: были проложены проспекты и бульвары, разбиты парки и площади, появилась нормальная канализация и транспортная инфраструктура. Берега Сены были очищены и облачены в камень, устроены набережные и мосты. При Османе было снесено или перестроено 60 процентов городской застройки, при этом самые интересные и ценные исторические здания были сохранены и стали архитектурными доминантами нового Парижа. Город был застроен в едином неоклассическом стиле, что придало ему неповторимый шарм. Естественно, это было бы невозможно без жесткой воли, продуманной стратегии и покровительства высшей власти. Отдадим должное твердости барона Османа (кстати, немца по происхождению, его фамилия в оригинале звучит как Хаусманн) и его покровителя императора Наполеона III.

Своим административным делением город тоже обязан Осману. Хотя в этом случае барон не перекраивал исторически сложившиеся коммуны, а лишь систематизировал их. Париж был поделен на 20 округов (арондисманов), каждый из которых разбит на четыре квартала. Итого, восемьдесят кварталов. Все они имеют исторические названия и цифровой код — римскими цифрами обозначают арондисманы, арабскими кварталы. В итоге все удобно и четко, если конечно, разобраться, где какой округ. В принципе для этого есть карта, но если хочется самому «врубиться» в систематику, то это несложно: округа расположены по спирали, закрученной в три витка по часовой стрелке.

Передвигаться по Парижу удобнее всего пешком или на общественном транспорте. Наверное, это единственный город на Евро, где использование автомобиля не имеет смысла из-за сложной организации движения, пробок и очень развитой системы метро.

Удобство общественного транспорта становится очевидно сразу, по прилете в столицу Франции. Большинство самолетов из России прилетают в аэропорт Шарль-де-Голль, расположенный в столичном пригороде Руасси. Обычно в терминал В. Так вот, прямо оттуда идет пригородный поезд RER, который за полчаса доставит вас до центра Парижа. По комфорту он сравним с нашим аэроэкспрессом, но не автономен (как у нас), а инкорпорирован в единую систему парижской подземки. То есть с него легко перейти на метро не выходя на улицу и без дополнительной платы. Билеты тоже купить не проблема — автоматы в Шарль-де-Голле стоят везде и в них есть английское меню. Стоимость поездки от аэропорта до любой точки города — 9,25 евро. Это самый дорогой билет, поскольку аэропорт расположен в самой дальней, пятой зоне вне границ города. В пределах Парижа (первая и вторая зона) единый билет на любой вид подземного и наземного транспорта стоит 1,8 евро, но есть масса вариантов удешевления поездки. Например, если покупать 10 билетов, каждый станет на треть дешевле, а если вам предстоит много ездить в конкретный день, то можно прибрести безлимитный суточный билет в пределах города за семь евро. Есть и другие предложения, в том числе специальные по поводу Диснейленда или Версаля. При желании разберетесь без труда.

А вот для чего автомобиль нужен, так это для поездок по окрестностям Парижа, которые весьма интересны и привлекательны. От всемирно известных, таких как Фонтенбло и уже упомянутый Версаль, до уютного провинциального Шартра, средневекового Провена или Сен-Дэни, который, кстати, знаменит не только стадионом.

Человек с головой под мышкой

Сен-Дени в переводе — святой Дионисий. Просто французы сократили греческое имя первого парижского епископа, ставшего первым же местным мучеником за веру христову. Тогда Парижа не было, а на его месте располагался римский город Лютеция, куда около 250 года и был послан проповедовать некий христианский подвижник Дионисий. Веками веровавшее в языческих богов местное население встретило его, мягко говоря, настороженно и быстренько обезглавило проповедника вместе с его сподвижниками на соседнем холме. Кстати, с тех пор именуется он Монмартр, то есть, гора мучеников. Согласно христианской легенде, после этого случилось чудо: умерщвленный Дионисий взял свою голову, прошествовал с ней примерно шесть километров и только потом пал мертвым. Благочестивая женщина Катулла погребла останки мученика, а позже на этом месте возникло аббатство Сен-Дени. Так что, если на стене какого-либо католического храма вам попадется человек, держащий в руках собственную голову, не удивляйтесь — это святой Дионисий, он же Сен-Дени.

Но это, так сказать, легендарный период, а реальная жизнь храма Сен-Дени начинается в XIII веке при короле Людовике IX Святом, который приказал перенести в построенную им здесь готическую базилику прах своих предшественников и создать для них надгробия. С этого момента сия величественная церковь стала усыпальницей французских монархов. Здесь покоятся король Хлодвиг и королева Арнегунда, Карл Мартелл и Пипин Короткий, Карл Лысый и его супруга Ирментруда Орлеанская, огромное количество венценосных Филиппов, Генрихов и Людовиков, а также многочисленные монаршие родственники, дофины, герцогини и принцессы.

В годы революции разгневанный народ разграбил могилы, а кости выкинул в ров, но потом все кое-как собрали и восстановили. С божьей помощью, как говорится.

Кроме футбольного стадиона, базилика Сен-Дени — единственное место одноименного пригорода, достойное посещения. Оно, бесспорно, того стоит, но осматривать усыпальницу лучше в светлое время суток, после чего быстренько ретироваться обратно в Париж. Дело в том, что район Сен-Дени считается не очень благополучным, точнее, совсем не благополучным. Более половины его жителей составляют выходцы из стран Магриба и Африки. Согласно статистике, у 70 с лишним процентов молодых людей (до 20 лет) этого района хотя бы один из родителей иммигрант или приехал из заморского департамента, и всего лишь 64 с половиной процента жителей Сен-Дени являются гражданами Франции. Это гораздо меньше, чем в среднем по стране и по другим коммунам в окрестностях Парижа. К сожалению, такова нынешняя французская реальность.

Откуда лучше смотреть на Париж

Но вернемся в Париж. Перечислять достопримечательности Великого города бессмысленно, так что не будем тратить на это время. Эйфелеву башню, Нотр-Дам-де-Пари или Лувр знают все — пройти мимо них вам все равно не удастся. Равно как и миновать Елисейские Поля с Триумфальной аркой. А вот, например, Сакри-Кер нужно поискать, хотя сделать это стоит. Во-первых, потому что сам собор Сердца Христова (это дословный перевод Сакри-Кер) чудо как красив, а во-вторых — с него открывается фантастический вид на Париж, поскольку стоит он на вершине Монмартра — уже упоминавшегося высочайшего городского холма. В хорошую погоду открывается обзор на полсотни километров и, заметьте, совершенно бесплатно. Не нужно никакой Эйфелевой башни, куда вход, кстати, стоит 15 евро.

Парижане любят говорить, что лучший вид на город открывается именно с Эйфелевой башни по одной причине — это единственное место, откуда ее не видно.

История создания собора Сакре-Кер тоже вряд ли кого оставит равнодушным. Парижане решили построить его в память о жертвах войны 1871 года и жителях города, погибших при его безнадежной защите от прусской армии. У нас эти события именуются Парижская коммуна. Денег у правительства разоренной страны, естественно, не было, и горожане построили его на свои пожертвования. В основание заложен бронзовый медальон «Франция преподносит Христу монмартрскую базилику» и ящичек с французскими боевыми медалями.

Спустясь вниз с Монмартра вы попадете в знаменитый одноименный богемный квартал. Он по сей день любим уличными художниками и артистами, в нем полно кафе, забегаловок и харчевен, сохранивших дух свободного творчества и одухотворенного легкомыслия. Впрочем, все в рамках относительного приличия, как и в находящемся здесь же знаменитом кабаре «Мулен Руж». Пожалуй, Монмартр в наибольшей степени проникнут вольным духом старого Парижа, хотя некоторый оттенок туристического шоу иногда все же появляется. Как только (не дай бог) почувствуете его, сразу меняйте дислокацию, благо приятных местечек сколько угодно.

Кстати, при всем богатстве выбора парижской еды — от дешевых арабских забегаловок до фешенебельных ресторанов — рискнем предложить один, сугубо Парижский вариант дневного перекуса. Зайдите в любой попавшийся по дороге продовольственный магазин, купите там традиционный багет (всегда свежий), сыр (всегда вкусный), бутылку легкого вина, еще что-либо по своему усмотрению и отправляйтесь в… парк.

Марсово поле, сад порта «Арсенал», Бют-Шомон, Монсури, Венсенский лес, Бельвиль, парк Жоржа Брассанса или сад Анны Франк — не важно. Парижские парки (сады, скверы) — это совершенно особое место, славное не только своей красотой, но и удивительной атмосферой. Садитесь на траву, снимайте обувь и наслаждайтесь. И можете совершенно не скрываться от полиции — если они и обратят на вас внимание, то лишь для того, чтобы улыбнуться и пожелать вам приятного аппетита. Пикники в центре города — старая парижская традиция.

Париж хорош, что и говорить. Остается надеяться, что наши футболисты не подкачают и предоставят своим поклонникам возможность посетить столицу Франции не только как туристам, но как болельщикам и полноценным участникам Евро.

Спорт00:0221 июля

Алиссон в стране чудес

Этот бразилец стал самым дорогим вратарем мира. За что?