Друг детей

Как знаменитый врач Нил Филатов основал отечественную педиатрию

Фото: Лев Федосеев / ТАСС

В Москве все знают детскую городскую клиническую больницу № 13 имени Филатова, знаменитую своими врачами и уровнем их подготовки. Но о самом Ниле Федоровиче Филатове, враче, основателе русской педиатрической школы, человеке, «над которым бессильна смерть» (как сказал один из его учеников, стоя над могилой своего учителя), нам известно крайне мало. В день его рождения, 2 июня, «Лента.ру» публикует интервью с доктором медицинских наук Галиной Микиртичан, в котором она рассказала о жизненном пути Нила Филатова и его вкладе в отечественную медицину.

«Лента.ру»: Как началась медицинская карьера Нила Филатова?

Галина Микиртичан: Из семи сыновей в его семье пятеро стали врачами, и медицина превратилась в семейное дело. Самым выдающимся из них был Нил Федорович Филатов.

В 1864 году он окончил институт (что-то типа гимназии) в Пензе и поступил на медицинский факультет Московского университета. Здесь он встретился со знаменитыми врачами того времени, оказавшими на него большое влияние. Прежде всего это профессор Григорий Захарьин — в его терапевтической клинике было выделено несколько кроватей для детей — и один из первых отечественных педиатров Николай Тольский. Именно благодаря Тольскому Нил Федорович выбрал своей профессией педиатрию.

Практический опыт Филатов получил, работая земским врачом в провинции, а затем с 1872 по 1874 год — за границей в клиниках Вены, Праги и Гейдельберга. Он произвел очень хорошее впечатление на многих профессоров, которые там работали. Примечательно, что именно Филатов стал одним из нескольких отечественных педиатров, упоминающихся в зарубежных руководствах по истории медицины.

В каком состоянии находилась российская медицина в то время?

Тогда еще не было отдельных кафедр и клиник детских болезней. Филатов пришел на кафедру акушерства, женских и детских болезней. Педиатрия еще не выделилась в самостоятельную науку, это произошло именно в 70-х годах XIX века благодаря плеяде первых отечественных педиатров, таких как Нил Филатов, Николай Гундобин, Карл Раухфус и ряда других.

В то время учение об анатомо-физиологических особенностях детского организма только формировалось. Клинические проблемы педиатрии рассматривались, но систематика, классификация детских болезней не были еще научно обоснованы. В детской практике уже использовались такие методы, как осмотр, перкуссия и аускультация, но методики изучения детской патологии, связанные с успехами биохимии, физики, микробиологии и другими достижениями медицины, способными изучить причины и механизмы развития заболеваний у детей, только разрабатывались. Следует отметить, что лишь во второй половине XIX века были открыты микроорганизмы, то есть стала понятна природа ряда инфекционных заболеваний.

Все это пришлось на период деятельности Нила Филатова, который способствовал актуализации и изучению насущных проблем детской медицины, поэтому он и считается одним из основоположников отечественной педиатрии.

Насколько отличалась российская педиатрия от западной в те годы?

Во Франции первая детская больница была открыта в 1802 году, в России — только в 1834 году, в Петербурге. Но нельзя сказать, что какая-то страна по уровню медицины была слабее, а другая сильно ушла вперед — везде были свои сильные и слабые стороны. Возможно, тому способствовало то, что начиная с XVIII века, все врачи, которые начинали заниматься научной и преподавательской деятельностью, должны были побывать в клиниках европейских стран — это было правилом того времени.

Уровень развития медицины везде был приблизительно одинаковый. Принципиально важным было изучение фундаментальной проблемы педиатрии — особенностей детского возраста, того, что ребенок — это не взрослый в миниатюре, что ему присущи анатомические и физиологические особенности, определяющие характер вскармливания, гигиенические рекомендации, диагностики и лечения разнообразной патологии детского возраста.

Все педиатры занимались проблемой детской смертности, потому что они, как ни один врач другой специальности, видели, как влияют на это условия, в которых жило большинство населения: бедность, плохое здоровье и тяжелый труд родителей, скудное питание, неблагоприятные жилищные условия и прочее.

Нил Филатов интересовался детской смертностью как клиницист. Известно, что наибольший вклад в детскую смертность тогда вносили детские инфекционные заболевания, такие как корь, скарлатина, дифтерия. Именно их Нил Федорович изучал, описывал, разрабатывал диагностику и лечение. Он стремился выявить ранние симптомы инфекционных заболеваний. Одним из первых он, вместе с Георгием Габричевским, стал применять противодифтерийную сыворотку. Это способствовало снижению детской смертности от такой коварной болезни, как дифтерия.

Пытался ли Филатов просвещать родителей, население в вопросах санитарии, улучшения жизни детей?

Конечно, как и все педиатры. Это неотъемлемая часть не только тех времен, но и наших дней. Педиатры выступали с лекциями, вели просветительные беседы, участвовали в работе благотворительных обществ, различных съездов. Филатов, как и другие врачи, старался пропагандировать среди населения правила рационального питания, воспитания, ухода за детьми.

В те времена, особенно в сельской местности, родители, уходя на работы в поле, могли оставить маленького ребенка на попечение стариков или старших братьев и сестер. Младенцев неправильно кормили, давали нажеванный хлеб или овощи, неразведенное и некипяченое молоко животных. С этим, конечно, боролся Нил Федорович, пытался всячески просвещать родителей.

Это могло дать какие-то позитивные результаты?

Только в случае принятия действенных мер по улучшению условий труда и быта. Педиатры понимали, что научно обоснованные рекомендации по гигиеническому воспитанию и профилактике заболеваний сами по себе не помогут, если уровень жизни подавляющего большинства населения останется низким. Недаром самые известные педиатры в начале XX века выступали за то, чтобы государство взяло на себя ответственность за здоровье детей.

Благотворительность хоть и была довольно широко распространена, но не могла охватить всех нуждающихся. Сохранились описания, в каких ужасающих условиях жили дети, и, конечно, это зависело в большинстве случаев не от педиатров, не от самих родителей, а только от властей.

В своем труде «Семиотика и диагностика детских болезней» он составлял инструкции для врачей о том, как проводить обследование детей, искать к ним подход. Получается, медики не владели такими знаниями?

Правильнее сказать, он описал схему подробного обследования больного ребенка.

Его учитель Захарьин ранее разработал схему обследования взрослого больного, что Филатова как клинициста очень привлекало, и он стал разрабатывать такую подробную схему уже для детей. До этого подобной систематичной, последовательной системы обследования ребенка не было.

Этот труд очень значим, он служил настольным руководством для многих поколений педиатров. Внимание к детальному обследованию, индивидуальным особенностям ребенка были очень важны, ведь болезнь можно установить только тогда, когда врачу известны все детали: в каких условиях живет ребенок, как у него возникло заболевание, чем он питается и так далее.

Филатов описал последовательность опроса матери. Причем он указывал, что надо учитывать характер матери, ее доверие к врачу, правдивость рассказа, и для этого следует задавать точные вопросы. В своей практической деятельности и на лекциях Нил Федорович уделял большое значение также и последовательному методу обследования: «Приступая к осмотру... ребенка, врач должен прежде всего подумать о том, чтобы сразу не напугать своего пациента... Всегда лучше, войдя в комнату больного, до поры до времени не обращать на него никакого внимания и, занявшись пока анамнезом, дать ему возможность присмотреться к новому человеку...» Все неприятные и тем более болезненные манипуляции Н.Ф. Филатов советовал производить в конце обследования.

Эта схема последовательного, детального обследования больного повсеместно принята всеми педиатрами, и студенты до сих пор изучают ее.

Филатов занимался инфекционными болезнями. Каких успехов он в этом достиг?

Он описал такие инфекционные болезни, как скарлатинозная краснуха, железистая лихорадка (которая сейчас называется инфекционный мононуклеоз), а также ранние признаки кори — отрубевидное шелушение на внутренней поверхности слизистой рта, которое наблюдается еще до возникновения сыпи. Сегодня этот клинический признак называется «пятна Бельского-Филатова-Коплика».

Также Нил Федорович описал осложнение при скарлатине — скарлатинозное сердце, которое нередко приводило к смерти. Кроме того, он обосновал формы проявления таких заболеваний, как затяжные и протекающие без лихорадки формы гриппа, скрытую малярию грудных детей, желудочно-кишечные заболевания, и как отдельную болезнь — ветряную оспу.

Он был одним из основоположников нового направления в педиатрии — невропатологии детского возраста. Нил Федорович описал синдромы при различных заболеваниях, связанных с нервной системой.

Кроме того, Филатов создал крупнейшую научную школу в педиатрии, которая пришла в советский период, — это знаменитые педиатры Василий Молчанов, Юлия Домбровская, Георгий Сперанский. Последний однажды сказал, что «все мы, педиатры, вышли из филатовского белого халата». Нил Федорович, безусловно, заслуживает признания как клиницист, тонкий диагност, уникальный специалист в области педиатрии.

Известно, что Нил Федорович, работая в больнице, очень сближался с детьми, много времени проводил с ними.

Он был заведующим кафедрой детских болезней в Московском университете и возглавлял клинику детских болезней. Одно то, что он написал уже упомянутый труд «Семиотика и диагностика детских болезней», говорит о его большой любви к детям. Он их очень хорошо понимал и даже сам слыл большим ребенком — увлекался спортом, шахматами.

Однажды он ждал приезда в клинику императора Александра III, и, чтобы скоротать время, решил прокатиться на велосипеде. В итоге он налетел на березу, проехав своим, как говорили, «великолепным орлиным носом» по коре дерева. В суматохе пришлось вызывать из Малого театра гримера, ему заштукатурили ободранный нос. Прибывшие вскоре император с супругой были в восторге от его клиники, но все время посматривали на его нос.

А самое важное в личности Филатова — его бескорыстие. Когда он приходил в семьи и видел бедность родителей, то приносил детям лекарства, игрушки, еду. Он понимал, что для ребенка очень важно психологическое здоровье. Сам он никогда этого не афишировал, но его ассистенты знали, что он помогает своим больным. В том числе и поэтому его очень любили и называли «другом детей».

Филатов умел расположить к себе и ребенка, и студента, его популярность в студенческих кругах была неимоверная. Во-первых, он был очень импозантен: яркие черные глаза, курчавая голова, высокий рост. На первых порах его лекции были необязательны для студентов. Но он так стремился делиться знаниями, что начал читать их на квартире, в воскресенье, в вечернее время, и они всегда очень хорошо посещались. Позже, когда он уже стал заведующим кафедрой и вел большую педагогическую работу, его лекции всегда проходили с аншлагом, потому что он очень четко, ясно, доходчиво и в то же время глубоко раскрывал каждую тему.

Можно наговорить много красивых слов об этике врача, а можно просто делать то, что считаешь нужным, использовать свои знания для облегчения страданий и выздоровления маленьких пациентов.

Филатов умер в возрасте 55 лет. Активная медицинская работа подкосила его здоровье?

Он работал очень много. Помимо уже вышеперечисленного, он организовал Московское научное общество детских врачей. Это тоже требовало времени и сил: надо было проводить заседания, привлекать врачей, показывать больных, обсуждать проблемы, вырабатывать меры оздоровления детей, бороться с детской смертностью.

Помимо того он много работал и в клинике, Филатов не отказывал в консультациях и многих больных детей посещал на дому. Конечно, написание научных трудов, учебников и руководств тоже занимало время. Вся эта большая, интенсивная работа, конечно, могла сказаться на его здоровье.

В заключение подчеркну, что Нил Федорович Филатов был тонким диагностом и талантливым клиницистом. Его труды переиздавались десятки раз, были переведены на европейские языки. Своей деятельностью он поднял уровень российской клинической педиатрии, поэтому мы называем его одним из ее основоположников.