Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Мытарства бизнеса

Почему в России не меняется бизнес-климат

Работа частного предприятия
Фото: Егор Еремов / РИА Новости

О необходимости защиты предпринимательства от административного и силового давления не раз заявлялось с самых высоких трибун. Однако несмотря на внимание к проблеме первого лица государства ситуация в лучшую сторону не меняется.

В послании Федеральному собранию в конце прошлого года президент Владимир Путин привел статистику: за 2014 год следственные органы возбудили около 200 тысяч уголовных дел по экономическим составам, из них до суда дошли 46 тысяч, еще 15 тысяч дел развалились в суде. «Получается, если посчитать, что приговором закончились лишь 15 процентов дел», — пояснил Путин и отметил, что подавляющее большинство предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. «То есть их попрессовали, обобрали и отпустили», — резюмировал президент.

На встречах с представителями бизнеса и прокурорами президент Владимир Путин не раз указывал: слишком много необоснованных проверок, и это несмотря на то, что в последние годы предпринято немало усилий для того, чтобы избавить бизнесменов от навязчивого внимания контролирующих органов.

Весной этого года начались процессы, подарившие предпринимателям надежду на улучшение ситуации. Так, в марте состоялось первое заседание рабочей группы по анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. Были разработаны поправки в уголовное законодательство, призванные изменить ответственность бизнеса за экономические преступления.

Однако несмотря на то, что конфликт между предпринимателями, Генпрокуратурой, Следственным комитетом, Министерством внутренних дел и спецслужбами дошел до Кремля, ситуация пока не меняется — к такому выводу пришли участники круглого стола «Реализация положения послания президента России о защите прав предпринимателей», который состоялся 2 июня в Госдуме.

«Предприниматели из регионов обращаются в Госдуму с жалобами, что, несмотря на принимаемые решения, административное бремя увеличивается, в том числе из-за действий силовых структур», — сообщил модератор круглого стола, председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Анатолий Аксаков. А ведь именно этому вопросу президент уделил особое внимание: вмешиваются в деятельность бизнеса, приостанавливают его действие, и все это губительным образом сказывается на инвестиционном климате страны.

Рейдерство чиновников

По мнению президента Центра политических технологий Игоря Бунина, выступившего со специально подготовленным докладом, проблема административного давления на предпринимателей принимает угрожающие масштабы: «Криминальное давление на бизнес растет, существуют так называемый коррупционный налог со стороны власти».

По его словам, все большее распространение получает чистое рейдерство — с использованием несовершенства законов и при поддержке чиновников. «Самый распространенный вид рейдера — это сам чиновник, пришедший на смену бандитам из 90-х», — считает Бунин. И от этого давления не застрахованы ни крупнейшие компании, вписанные в мировую экономику, ни небольшие предприятия в маленьких городах.

Бунин привел самую распространенную схему отъема бизнеса: возбуждается уголовное дело в отношении собственника предприятия, он помещается под арест и на определенное время ограничен в возможностях управления активами. Тем временем растет число исков от потерпевших и размер инкриминируемого предпринимателю ущерба. Затем активы арестовываются, и собственник теряет контроль над предприятием.

В качестве примера эксперт привел ситуацию с Домодедово: «Сейчас владельцу аэропорта Дмитрию Каменщику в худшем случае грозит десять лет тюрьмы, это существенный аргумент, чтобы пойти на уступки и отказаться от своей доли в бизнесе. Хотя он все эти годы он даже не пытался скрыться от следствия и на протяжении пяти лет активно с ним сотрудничал».

Он напомнил историю этого дела. В 2011 году произошел теракт с участием смертника. Следствие и многочисленные суды установили очевидное: вины аэропорта в этом нет, соучастники террориста осуждены, организатор не найден. Уголовное дело в отношении руководства аэропорта было закрыто.

Однако спустя четыре года следователь, закрывший дело, основываясь на тех же самых обстоятельствах, открывает новое дело, но уже по другой статье УК — об оказании «услуг ненадлежащего качества». «При этом абсолютно игнорируется тот факт, что досмотр на входах не является услугой, а контрольные мероприятия на входах выполнялись в рамках Федеральных авиационных правил для содействия органам МВД. Более того — на момент теракта законодательство России не требовало досмотра посетителей на входах в аэровокзал, а сотрудники аэропорта не имели права досматривать посетителей», — объясняет глава Центра политических технологий. Тем не менее в ход сразу же идут материальные претензии — представители СКР называют цифру чуть ли не в 1 миллиард долларов, а следствие составляет реестр объектов аэропорта, подлежащих аресту. «Каменщик был отпущен под домашний арест только благодаря вмешательству первого лица государства. "Дело Домодедово" — показатель использования классических методов давления. Возобновление закрытого уголовного дела, иски от потерпевших на суммы, в десятки раз превышающие прецедентные решения судов, угрозы», — перечисляет эксперт.

Изменение законодательства

Присутствовавший на встрече замдиректора по внешним связям аэропорта Домодедово Денис Нуждин поблагодарил Генпрокуратуру, которая «стоит на защите прав предпринимателей и четырежды направила требование о прекращении уголовного преследования». Несмотря на это, по его словам, результата никакого нет. Нуждин предложил поддержать инициативу адвоката Михаила Барщевского ограничить право следственных органов на выбор меры пресечения в том случае, если прокуратура не поддерживает арест или домашний арест. Поскольку прокуратуре предоставлено право поддерживать обвинение или отказаться от обвинения (в последнем случае человека освобождают от ответственности), такое же полномочие адвокат предлагает дать прокуратуре на стадии следствия. «Если прокуратура поддерживает — тогда суд рассматривает и принимает, если прокуратура не поддерживает — тогда пусть следователь пользуется другими мерами пресечения», — пояснил Нуждин.

Замначальника ГУ по надзору за исполнением Федерального законодательства, начальник управления по надзору за соблюдением прав предпринимателей Генпрокуратуры РФ Алексей Пухов сообщил, что такое правило раньше действовало и «его надо обязательно вернуть». Таким образом представитель Генпрокуратуры признал существование проблемы.

В своем выступлении на круглом столе Пухов подтвердил, что рейдерство является большой проблемой: «У нас до сих пор нет уголовной статьи за рейдерство, а проблема длительная и требует разрешения, мы знаем, что предприниматели часто боятся обращаться в правоохранительные органы, опасаясь мести со стороны контролирующих инстанций». Он сказал, что прокуратура ждет информации и предложений от бизнесменов, а пока проводит мониторинг судебных решений на предмет выявления признаков рейдерства и коррупции.

По словам депутата Анатолия Аксакова, рассмотрение изменений в законодательство, направленных на защиту бизнеса, состоится осенью: «Важно, чтобы они были скоординированы с законом о контрольно-надзорной деятельности, и мы рассчитываем, что при рассмотрении поправок в КоАП интересы законопослушных предпринимателей будут максимально учтены». Возможно, эти законодательные меры усилят защиту прав собственности и улучшат правоприменительную практику. А значит — изменится к лучшему и бизнес-климат во всем государстве.